Дмитрий Черный об «Эшелоне», Арашуковых и объединении компартий

Беседу вела Елена Искрова

Товарищи, сегодня мы беседуем с основателем движения “Рок-коммуна”, лидером группы “Эшелон” и активистом Объединенной коммунистической партии (ОКП) Дмитрием Чёрным.


-Дима, приветствую! Расскажи сначала, как идут дела у Рок-коммуны? Какие ближайшие планы?

-Салют! Вот только что прошло выступление в Рузе, в городской библиотеке. Но это была акустика и даже некая текстовая лирика, выступление нехарактерное для группы – впрочем, так, в один голос под шесть струн, приходится выступать в последнее время часто. Выдвинулись туда всею коммуною – то есть «Утром в тебе», «Строками и звуками», «Аркадием Коцем» (товарищ Махоркин в этот раз не сможет), представленными минимально, то есть акустически и полуакустически (это когда к акустической гитаре сологитара или бас прибавляются, этот формат мы освоили ещё в девяностых, кстати – был у «Отхода» целый квартирниковый альбом «Полуотключенные»)… Отрадно, что рок-коммуна с новыми силами и составами стала весьма легка на подъём и на спуск – недавно выступали в Сьянах, на глубине 25 метров под землёй, в каменоломнях, где добывали стройматериал для Москвы Белокаменной во времена Ивана Грозного. Так что сейчас мы бодры и готовимся к ещё одному выступлению, в Ленинграде, уже клубному – в рамках того же вектора «Не пряча лица», что стартовал из осенней Москвы.

-Я еще в октябре слышала о бегстве вокалиста и, тем не менее, о подготовке нового альбома “Эшелона”. Каким он будет? Расскажи об этом немного, пожалуйста.

Да, Слава бесславно исчез в то же рОковое небытие, из которого и явился. Если с Иваном Барановым, его медленным отходом из наших рядов, это была трагедия, ставшая темой для роман-эшелона «Времявспять» (ведь это был не просто уход из группы, это было идеологическое перерождение, переход на «темную сторону», в самую дикую реакцию – монархизм, антикоммунизм, он даже Пиночета полюбил), то здесь было банальное предательство, без какой-либо идейной подоплеки. Разве что «быт заел»: человек получил от группы средства на дорогу в Москву из Мордовии, чтобы выступить на Столетии комсомола, и после этого за три дня до концерта «соскочил». Но, как и Иван, оставивший недописанным альбом «Песни пьющих солнце» (и оттого вторая часть стала гораздо жестче, нежели мы замышляли), – Слава оставил название альбома, его направление. Это будет уже без акустических отступлений – альбом-воитель, так бы я его назвал в черновике. Самое забавное, что тут почти повторилась история ухода Ивана: он бросил добрую половину альбома, не допев, так и возник тогда Слава. Альбом вышел не просто двойным, он вышел двухголосым (если не брать в расчет мои иногда навязчивые подпевки и «Бродвей» в электрической версии).

Новый и весьма напористый гитарист, Раджим потребовал новых боевиков в духе первого альбома, в духе драйва 2004-го, и сейчас мне предстоит их написать за весьма сжатые сроки, и уже рифы звучат в голове, и уже прикидываются к ним строки, точнее, некие рефрены… Помимо этого, новейшего, в альбом пойдут обалденные хиты, написанные и заброшенные Барановым в архив нашего второго гитариста (откуда родом, кстати, и «Левиафан»). Пробуем сейчас, прикидываем к материалу нового вокалиста — на самом деле, знакомы-то давно, и на Антикапах он стоял возле нас, у сцены часто, — но не буду пока ничего о нем говорить. Рановато просто, работа идет предальбомная, ответственная.

-Надеюсь, мы скоро услышим напевный и грозный “Эшелон”. Я бы хотела с тобой поговорить о насущных делах: твое мнение о ситуации с пенсионной реформой. В частности, почему на такой, казалось бы, очевидный выпад властей, люди отреагировали так слабо и неорганизованно?

-Апатия, конечно, сильна, и годный к борьбе народ озабочен хлебом насущным, а не будущим. Но, думаю, в сливе пенсионного протеста все же была схема, заранее составленная в Администрации Путина. Кто же готовит реформу, не продумывая, как выпустить пар? То, что КПРФ, проверенный костыль сил олигархии, и в этот раз вылезла вперед всех на проспект Сахарова – было лишь действием по старым номенклатурным лекалам «не можешь победить – возглавь». Они подсунули восходящую волну возмущения реформой под свои московские выборные нужды, порадовали своего очередного «томатного спонсора», и Путина не обидели сильно, и подгадали под его «осенние послабления», под эту издевательскую гуманизацию его же изуверства – ну, и проголосовали в Госдуме, хоть и не всей фракцией, но было дело. Это не значит, что все участники протеста были изначально куплены «апэшечкой» — большинство-то было искренними борцами, и как раз их возглавить меньшинством из продажного ЦК и отвести в сторонку, к каким-то издевательским и буржуазным по сути искам «о моральном вреде» к Путину с Медведевым и т.д. – была задача, с которой «старый конь» КПРФ вполне справился. Борозда пошла куда надо правящим миллиардерам, паразитарному классу. Это, однако, не значит, что такое народ России готов простить – и тем, кто посредничал в «сливе», и тем, кто реформу обосновывал. Реформа обрушила рейтинг Путина, смыла патриотический грим «сильного президента» — а выползать ему не с чем с этого дна, каминг-аут правящего класса вышел вполне достойный для первого года нового срока: едва электорат кивнул, его начали грабить, и сейчас этот процесс пошел просто вразнос, тут важно сохранять любую оппозиционную оргструктуру, способную проводить последовательную классовую линию, реагировать на каждый шаг реформаторов, потому что они ни берегов, ни дна уже не чуют.

А что конституцию ельцинскую они сами растоптали пенсионной реформой – так это прекрасно. Теперь они не конституционная власть и не смогут прикрываться этим фетишем в случае организованных выступлений. «Покушение на конституционную, законно избранную власть» — уже не работающее, не звучащее устрашающе словосочетание. Законно избранная власть первой попрала конституцию.

-А вот история с выдающимися коррупционерами Арашуковыми. Скажи, почему, на твой взгляд, общественность молчит?

-Не молчит! Просто там, где работает следствие, вроде не принято говорить под руку – у нашего народа удивительное уважение к «органам», чьи бы классовые интересы они не обслуживали. Вот, к примеру, был целый охраняемый на той же Старой площади этаж в экс-ЦК КПСС, где в период ваучерной приватизации работали американские консультанты. Там тоже стояла охрана. Интересы, какой страны она охраняла? А ведь силовики, наши!.. Охраняли они то будущее, что там версталось – будущую деиндустриализацию, обнищание масс, пролетаризацию, роспуск колхозов и дробление полей на паи – в общем, силовики страны «РФ» защищали ее экономическую многолетнюю будущую деградацию. Так стоит ли всегда с таким благоговением относиться к силовикам? Может, надо все же глядеть дальше формы и погон? Какому классу служат они – вот что надо всякий раз, в любую секунду проверять! С «делом Арашуковых» у масс появился повод для недоверия всему Газпрому, а не просто «плохим боярам» — народ, как собственник газа по конституции, оказался ограблен. Почему же ему не дают отчет? Почему собственнику газа монополисты-силовигархи этот газ продают все дороже, и целые газопроводы, как в Приозерске, при этом пропадают? Да потому что система вельможная – миллиардеры и миллионеры, назначенные таковыми лично Путиным, — не обязаны ни перед кем отчитываться, и Арашуковы среди них – мелкие карманники. Грабят системно, грабят народ – который один и есть законный владелец газа, нефти: сколько понастроено трубопроводов, в Турцию, в Китай, а в Подмосковье газ все еще в баллонах на зиму закупают!..

Суть режима не изменилась – патриотическая фраза прикрывает распродажу невозобновляемых, всенародных ресурсов узкой группой «питерских» лиц. Потому ярость не на самих Арашуковых, а на систему, на мафиозные группировки, заимевшие «крышу» аж в Совфеде – вот куда негодование направлено. И вряд ли миллионеры из «охранки» тут могут понять тех, кому тот же Газпром предлагает в Калининградской области тянуть газ за 200-300 тысяч с участка в частном секторе. Они понимают, что Газпром – узурпатор не чьих-то, а их богатств, которые были социалистической собственностью. И прав Лукашенко, когда напоминает этим зажравшимся паразитам в Газпроме, что газ вообще-то родом из СССР и не является собственностью одной из республик. Открывали месторождения, строили газопроводы аж до ГДР всей страной, всеми республиками, а теперь почему-то ими завладела одна РФ. Да еще и дерет с белорусов больше, чем с немцев. Посему решившие «тырить газ» по месту жительства Арашуковы – лишь направили лупу на весь Газпром, эту государственную систему разбазаривания социалистической по сути, по происхождению собственности.

-Сейчас стало, что ли, модным уходить в ностальгию по Советскому Союзу. Есть группы граждан, которые отказываются платить по счетам, именуя себя гражданами СССР, а власти РФ — оккупантами. Как ты к этому веянию относишься?

-Называть это ностальгией неверно. Ностальгия – это эмоции, это каприз души, так сказать, воспоминания при наличии излишка времени. А вот когда просто нечем платить по новым буржуйским счетам, это не ностальгия, это сегодняшний суровый день – и тут, вспоминая СССР и его тарифы на ЖКУ, люди ничего эмоционально от себя не добавляют. Тот самый капитализм, в который силком волокли страну с ее миллионами трудоспособного, хорошо обученного населения – выставляет свои счета. Та же Москва, медленно перестраиваясь, вместо НИИ и москвичей вселяя в дома ЦАО гостиницы и ресторации, становится из пролетарской столицы одним из дорогущих городов мира, и чтобы жить в ней – надо быть буржуем. Глупо полагать, что находясь на том же месте, можно удержать при себе и социально-экономическую формацию, и тарифы – но что еще делать в глубинке, где работы нет? Десятки тысяч заводов уничтожено, колхозы убиты, а потогонную работу на фермера выдержит не каждый… Конечно это не оккупация в чистом виде – это изнутри проросший реванш частного собственника, которого обслуживает теперь государство – оно самоустраняется во имя его всевластия, вот что мало кто пока понял. Государство-оборотень «РФ» так и устроено, что вчерашняя госсобственность уходит в лапы вчерашних управляющих ею. Все эти Михельсоны да Новаки откуда взялись? Это разворовывание соцсобственности (которую обязан был охранять КГБ, а не только ОБХСС), но меленное, которое под анестезией стабилизации, заботы о государстве, «вставания с колен» уже два десятка лет почти проводят успешно те, кого мы потом видим в списках «Форбс», и эта тенденция пока не склонна меняться.


-У меня есть вопрос к тебе как члену ОКП: я знаю, что существует тенденция объединения двух организаций, Объединенной компартии и Российской коммунистической рабочей партии (РКРП). Как ты к этому относишься? Что сулит подобный союз нам?

-Уверен, нам, и не только нам, но всем обмелевшим компартиям это сулит главное – выживание и взаимопонимание. Период раздробленности нашего фланга оппозиции пора уже отринуть в прошлое, как и амбиции отдельных «генералов без армий». Минувшие после Болотной, после 2011-12 годы показали, что даже мирное поражение в выступлениях против буржуазии обходится идеологически мотивированным, классово боевым партиям очень дорого. Если вспомнить, как широко раскидало тех же активистов СКМ нулевых годов – страшно станет. Кто-то побежал в замайданцы, пленился националистической символикой соседей, кто-то – из «консерваторов», некогда издававший листок «Красный опричник», оказался в штабе Навального. Неисповедимы пути маргиналов, когда партия или комсомол позволяет себе многолетнюю маргинальность в общении с соратниками – так можно потерять не только молодую, но и всякую кровь. Малокровие оппозиции – вот как можно охарактеризовать минувшее десятилетие. Так что – объединяться, как уже сделала немноголюдная (а когда-то была многочисленнее КПРФ! Но все решила политика вождей-фразеров) «Трудовая Россия», «Красный рассвет» и другие нынешние наши однопартийцы. И вот тогда пойдем на штурм Минюста уже не мелкими отрядами, а единым фронтом.

-Давай немного о международных делах. Многострадальная Венесуэла. Как ты оцениваешь ситуацию в стране? И что ждет ее, на твой взгляд?

-Ситуация тревожная, они открыли валютные обменники, что сулит приток долларов и активизацию частного сектора, но я не думаю, что обстановка там удобна для продолжения либерального мятежа. Конечно, продолжателям дела Чавеса теперь некогда разглагольствовать о боге и гуманизме – настала пора, зачастую с оружием в руках, действовать, наверстывать упущенное, достраивать коммуны (строят там дома белорусские, китайские специалисты, российские сбежали), и консолидировать массы вокруг завоеваний Боливарианской революции. Да, она и страдает-то из-за своего излишнего демократизма, из-за неявности, половинчатости в вопросах кассовой политики. И опора только на армию – не то, чем надо хвастаться. В России вон, специально «содрана» с постмайданной нацгвардии структура, которую готовят подавлять внутренние выступления против правящего класса – а что в Венесуэле? Там наоборот – команданте Чавес армию из «бело-элитарной» сделал гораздо ближе к народу, построил много военных вузов, в общем, провел демократизацию армии, и это должно по идее дать плоды, однако и там были предатели…

Мы постоянно проводим и акции в поддержку продолжения Боливарианской (раз уж они так чтят своего объединителя и не хотят просто социализма) революции, наши товарищи из ЦК ОКП что ни месяц – в Каракасе, но не думаю, что эта поддержка что-то решит. Решит трудовой народ. Там есть и ультра-левое вооруженное подполье, пока воюющее с забрасываемыми из Колумбии контрреволюционерами, но что там впереди – сложно предсказывать. Это не будет Карибским кризисом, но может стать для международной деидеологизированной политики и чем-то посерьезнее, хоть и без атомного оружия.

-Дима, я завела небольшую традицию: в завершение интервью спрашивать о книгах. Какое ценное для тебя произведение ты посоветуешь нашим читателям, и почему?

-Посоветую очень актуальный роман Дмитрия Ерёмина «Перед прыжком». Действие там разворачивается сразу после Гражданской. Это с самой большой буквы Исторический роман, в котором даже диалекты, речь героев проработаны так точно, что диву даешься – словарь, повадки… Он выходил в «Роман-газете» 1980-го года, но в сети его легко найти. Вы не только услышите речь Ленина, но увидите, как на охоте он пожалел лису – как не жалел классового врага в грядущих «окопных» битвах, как предстояло перейти к НЭПу, но сохранить гибкость для того самого прыжка в индустриализацию, который и завершил создание социалистического базиса. Рядом с этим романом эстетская поделка «Доктор Живаго» о тех же годах смотрится крайне неубедительно и кажется чем-то надуманным.

-Дима, спасибо тебе за ответы! Я от имени РКСМ(б) искренне желаю старому-доброму “Эшелону” творческих успехов!

-Спасибо, товарищ! По замыслу альбома мы будем, наоборот, молодыми и беспощадными, кстати. А тебя и всех наших товарищей женщин – с Международным днём женской борьбы за равноправие, который ведь давно наш общий, пролетарский праздник, ведь ваши победы – наши победы!

Комментарии

  • Князев:

    А как относитесь к группе «Стахановцы»?

    • Эмболотерик:

      Я знаю две группы под таким названием. Одна играет попсовый метал и поёт про шахтёров, вторая перепевает советские песни в современной аранжировке.

  • Виктор Плотников:

    А я бы задал активисту ОКП такой вопрос: Как же всё-таки относится к людям, для которых революционная деятельность является профессией? Имеется в виду ленинское «Что делать?».

Comments are closed.