Герой дня

Василий Зайцев

Рассказ

Часть первая

Витя Терещенко спас ребенка. Кнопку-девочку шести лет, Люду, как потом выяснилось. Произошло все это совершенно случайно, никогда в жизни Витя к таким поступкам специально не готовился, и в этот день никакого особого, героического, настроения у него не было. Наоборот: все было как всегда. Суббота выдалась солнечной, и друзья позвали Витю на пляж, поесть шашлыков, попить чего-нибудь прохладного, помогающего отогнать назойливую жару (мужики пили пиво, а Витя, принципиально — сок. После армии решил, что спиртное — не для него), в карты перекинуться, поговорить о жизни. Редко им в последнее время удавалось вот так посидеть компанией, одолевали заботы, да и вкалывать приходилось часов по 10-12 в сутки, а то и мотаться в город на «вахту»: в родном поселке остались только продавщицы да пьяницы, которым работа не нужна, была бы бутылка.

Самому Вите, как он считал, еще повезло — удалось устроиться водителем на маршрутную «Газель», возить людей из поселка в город. Полтора часа туда — полтора обратно, чем больше рейсов за день сделаешь, тем больше заработаешь. Тяжело, спору нет, а куда деваться: дома жена и годовалый ребенок, родился с аллергией, постоянно приходится мотаться в город к врачам, а нынче все это ой как недешево. В общем-то, в таком духе и шел разговор у мужиков на пляже в тот памятный день. Усталый от многолетнего использования мангал медленно прогревал нутро, переваривая угли и выдавливая из себя приятно пахнущий дым, солнце жарило с небосвода, словно пощипывая горячими пальцами людскую кожу, миллионами льдинок остужала пересохшее горло жидкость. Песчаный пляж был полон отдыхающих, люди гомонили, играли в волейбол, компания молодежи играла на гитаре, а девушка, обхватив колени загорелыми руками, пела какую-то песню. Витя полулежал, опираясь спиной на свой рюкзак, и лениво слушал песню: голос поющей, негромкий и не такой уж выразительный, чем-то цеплял его, будил теплое чувство, какое бывает в предвкушении дальней поездки, которую очень ждешь, надежду на скорые перемены, на то, что случится что-то важное. И вдруг, как это обычно и бывает, в плавный ритм и мелодию, с чувством выводимую хрипловатым голосом девушки, вторгся панический женский крик:

— Помогите! Кто-нибудь, помогите!

Крик показался очень громким, несмотря на шум пляжа, и каким-то неуместным на фоне всеобщего радостного настроения: люди же отдыхают, какое там «помогите». От крика Витя и его друзья дружно дернулись, причем Антон, аккуратно устанавливающий шампур над углями, вздрогнул и обжег ладонь, уронив и шампур, и нанизанное мясо. Пока он матерился и тряс рукой, Витя увидел молодую женщину в купальнике, по грудь зашедшую в воду, симпатичную, но с настолько искаженным от страха лицом, что сейчас она походила на растрепанную ведьму. Женщина кричала, обращаясь к берегу, а руками загребала по воде, словно пытаясь поплыть, но, очевидно, не умела, и беспомощно била ладонями по поверхности карьера, барахталась и кричала:

— Господи, помогите, ребенок тонет!

И тогда Витя увидел ребенка, точнее, какое-то шевеление в нескольких метрах от вопящей женщины, как будто крупная рыбина попалась на крючок и билась теперь в воде, поднимая фонтан брызг в надежде вырваться на волю. Вот только не может быть у рыбы белокурой головки, и не дано ей вскрикивать тоненьким, почти не слышным, голоском. Витя не раздумывал: если честно, он и сам не мог потом сказать, как все произошло. Просто еще минуту назад он сидел возле рюкзака и слушал песню, а теперь уже с разбега влетал в воду и бешено начал работать руками и ногами, направляясь к тонущему ребенку. Он даже сразу не понял, девочка перед ним или мальчик, а только схватил крошечную ручонку, потянул на себя, обхватил невесомое, дрожащее тельце и поплыл на отмель, загребая одной рукой, хлебая воду и пытаясь держать ребенка повыше. Как доплыл — не помнил, в памяти отложилось только, как рыдающая женщина выхватила у него из рук спасенную девочку, бросилась на берег, где ее обступили отдыхающие. Кто-то подбежал к Вите, ему трясли руку, хлопали по плечу и спине, подоспевшие друзья кинулись с расспросами. А он, сплевывая пахнущую тиной воду, протолкался сквозь толпу, чтобы убедиться, что с ребенком все в порядке. Мать уже успела закутать девочку в огромное полотенце, из-за чего видна была только крошечная мордашка, залитая слезами: испуганный ребенок плакал еще больше, реагируя на мамины слезы. Женщина обнимала получившийся из полотенца сверток, целовала лицо девочки и трогала ее волосы, глаза, словно старалась убедиться, что это на самом деле ее ребенок, живой, а не мираж. А потом руководство взял на себя солидный мужчина с мобильником:

— Чего стоим? В «скорую» звонить надо, у женщины и ребенка шок, да и воды девчонка нахлебалась!

И он стал звонить. Витя подумал, что все, слава богу, закончилось благополучно. Но, как оказалось, это было только начало.

***

Через несколько дней, когда Витя вернулся из рейса, дома вместе с женой Оксаной его встретил суетливый человек, оказавшийся корреспондентом городской газеты. Пожав Вите руку, он сразу перешел к делу:

— Меня зовут Геннадий Тираспольский, я журналист газеты «Новый день», знакомы с такой?

— Да, — ответил немного ошарашенный внезапным визитом Витя. — На лотках видел, продается. И мама с отцом покупают: объявления смотрят, программу телевидения…

Тираспольский улыбнулся и кивнул почему-то Оксане, сидевшей в кресле с ребенком на руках:

— Верно, верно, «День» — самая популярная и продаваемая газета в области. Собственно, мы хотели бы рассказать о вашем поступке нашим читателям. Случай со спасенной девочкой — это отличная история, все хотят знать подробности.

— Так их и так все знают, поселок-то маленький, слухи быстро расходятся, — сказал Витя. — Да и какие там подробности? Все заняло минут пять. Ребенок, слава богу, жив остался, не пострадал. Что тут рассказывать?

Тираспольский заволновался, поерзал на диване:

— Ну как же? Посудите сами: на пляже было вон сколько народу, а спасли ребенка — вы. Получается, вы у нас герой, а люди любят такие истории. Со счастливым концом, понимаете? Не каждый день такое происходит. Расскажите, как все было, что вы чувствовали, чем руководствовались в том момент… Что вас подтолкнуло совершить такой поступок? Я напишу статью, опубликуем ее в газете, о вас узнает много людей, у нас больше тридцати тысяч читателей по всей области.

Витя беспомощно посмотрел на жену: он растерялся. Вопросы журналиста поставили его в тупик, ведь ему казалось, что все просто и очевидно: ребенок тонул, ему нужно было помочь. Какая разница, сколько было людей на пляже? Что, нужно было ждать, пока каждый обдумает ситуацию, взвесит все «за» и «против» и примет решение, спасать или не спасать? И что его толкнуло кинуться в тот момент на помощь — тоже какой-то дурацкий вопрос. Человеку плохо, нужно помочь — зачем же тут еще дополнительный «толчок»?

Оксана пожала плечами и сказала немного извиняющимся тоном:

— Вить, да поговорите вы уже, что тебе, трудно, что ли? Человек вон из города ехал, тебя ждал почти два часа.

Витя посмотрел на круглое лицо Тираспольского, застывшего на краю дивана в позе охотничьей собаки, учуявшей дичь, и согласился дать первое в своей жизни интервью.

***

Интервью это было первым, но далеко не последним. Как-то так получилось, что мать спасенной девочки тоже пообщалась с журналистами, чего-то им там наговорила, но закончилось все тем, что история вдруг из вполне бытовой приобрела характер сенсации. Закончилось все тем, что Вите стали названивать люди с московских телеканалов. Сначала позвонила обходительная девушка с приятным голосом. Она долго извинялась за то, что беспокоит в столь поздний час (а позвонила она уже около полуночи), а потом представилась продюсером популярного ток-шоу на Первом канале и предложила Вите принять участие в передаче, посвященной его поступку.

— Мама спасенной девочки, Люды Цветковой, и вы будете главными героями программы, — девушку буквально распирало от идей. — Видите ли, у Жанны — это мама Люды, — оказалась очень тяжелая ситуация в семье, их с дочерью бросил муж и отец. Понимаете? Жанна долгое время находится в депрессии, выпивает от постигшего ее горя, а тут еще едва не потеряла дочь. А вы ее спасли, понимаете?

У Вити за несколько минут разговора уже успело сложиться впечатление, что «понимаете» — это любимое слово позвонившей ему на ночь глядя продюссерши. А та между тем продолжала тараторить:

— На программе будет и бывший муж Жанны, и ее родственники. Через призму истории спасения Люды мы покажем целую человеческую драму, понимаете? Это то, ради чего зрители и смотрят нас каждый вечер.

В какой-то момент Вите удалось прервать монолог девушки и сказать, что уже ночь на дворе, такие вопросы сейчас он обсуждать не готов, к тому же сын в последнее время плохо засыпает и не хотелось бы усугублять ситуацию разговорами по телефону. Позвоните, мол, как-нибудь потом. Девушка рассыпалась в извинениях и сказала, что обязательно перезвонит. И она перезвонила, правда перед этим на связь вышел еще один продюсер — на сей раз напористый молодой человек, который предложил Вите отказаться от появления на Первом канале и вместе с Жанной рассказать свою историю на канале Втором. Оглушенный таким вниманием к собственной персоне, Витя заявил, что с Жанной лично толком не знаком, после спасения ее дочери они даже не общались, и ни в каких программах он принимать участия не намерен. Молодой человек не сдавался:

— Виктор, это же рейтинговая история! Народ такое любит. Вы просто представьте: обычный парень из глубинки, работяга, выпивает на пляже…

— Я не пью вообще-то, — попробовал было вклиниться Витя, но собеседника не так просто было сбить с мысли.

— Выпивают на пляже, — уверенно и бойко продолжал он. — Совершенно типичная ситуация, узнаваемая зрителем, он это понимает и сочувствует. И вдруг этот персонаж — ну, обычный парень, спасает человеческую жизнь! Круто, а?! А вдобавок оказывается, что мать спасенной девочки — пьющая женщина, которую избивал и бросил муж, из-за чего она не уделяла ребенку должного внимания. Тут еще соседки Жанны говорят, что ее муж приставал к Люде… но это мы еще выясняем… В общем, Виктор, это ваш шанс появиться на ТВ, тема очень горячая, России нужны герои из народа, что называется. Вы согласны?

Витя не был согласен. Честно говоря, ему хотелось послать продюсера подальше, вместе с его «героями из народа» и «персонажами», но вмешалась семья: мать и отец стали уговаривать сына принять предложение одного из каналов.

— Витюш, ну что тебе, трудно что ли? Выйдешь, расскажешь все, как было, а мы с отцом гордиться будем, — увещевала мама, гладя мрачного сына по руке, как в детстве.

— Так вы и гордитесь, без всякого телевизора, разве так нельзя? — устало отбивался Витя. Но, в конце концов, вмешалась Оксана:

— Заодно в Москву съездим, а? Когда еще такая возможность будет? А тут сами зовут, предлагают, дорогу оплачивают. Поехали, Витя. Хоть погуляем, сами-то точно никуда не выберемся.

Витя тяжело вздохнул, покачал головой и согласился. Женщины, что с них взять. Не переспоришь.

Часть вторая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *