Спорт и буржуазия

Константин ТК

Фото: ТАСС

Распространением массового спорта мы обязаны утверждению буржуазии в качестве господствующего класса.

Как бы кому ни хотелось представить дело, но нужно признать, что массовое физическое воспитание первоначально служило (и до сих пор служит) интересам укрепления буржуазной гегемонии в обществе.

Впервые массовый спорт появился в Англии, где, как известно, впервые же буржуазия взяла политическую власть в свои руки, дав толчок развитию капитализма. Молодой английский капитализм, среди прочего, черпал свои жизненные силы в захвате и грабеже колоний, для чего была необходима подвижная, мобильная и физически отлично подготовленная армия. Именно эта необходимость и послужила началом развитию массового физического воспитания, которое поначалу было введено исключительно в английских колледжах и университетах, где обучались дети из мелкобуржуазных семей, которым сама судьба (а также отсутствие иных способов обогащения) уготовила участь стать наиболее активными участниками колониальных захватов. На протяжении ещё долгого времени массовый спорт в Великобритании (да и не только в ней) являлся уделом исключительно мелкой буржуазии и «джентльменов», то есть носил откровенно классовый характер.

Соединённые Штаты Америки также демонстрируют — и гораздо ярче — этот классовый характер массового спорта. Физическое воспитание, к развитию которого молодая американская буржуазия прикладывала все силы, было необходимым по двум причинам:

— во-первых, как и в случае с Великобританией, для повышения боеспособности армии и ополчения этого нового капиталистического государства;

— во-вторых, для воспитания и укрепления буржуазной морали.

Что имеется в виду? Хотя буржуазия с удовольствием обосновывала необходимость физического воспитания ссылками на гуманистов вроде Жан-Жака Руссо или Генриха Песталоцци, надеявшихся с помощью физических упражнений искоренить в человеке зло, якобы проистекающее из физической слабости, подлинными её целями было укрепление в человеке качества, на котором зиждется мир капиталистической конкуренции и войны всех против всех — индивидуализма.

Буржуазными идеологами этот воинственный индивидуализм драпируется с помощью словесной мишуры о целеустремлённости и воле к победе, о силе духа и настойчивости, которые воспитывает спорт. Абстрактные термины, ничего не обозначающие в отрыве от капиталистической системы производственно-экономических отношений, в синтезе с нею приобретают конкретные формы. Ибо только эти морально-физические качества обеспечивают успех в капиталистической всеобщей войне на уничтожение, которую буржуазные теоретики склонны сравнивать с межвидовой конкурентной борьбой в природе, идущей по принципу «кто сильнее – тот и прав».

Единственной чертой, которую с натяжкой можно назвать неким подобием коллективизма, воспитываемого массовым спортом, является национализм. Само собой, буржуазный национализм, который сами господствующие классы кокетливо именуют «патриотизмом».

Тут, товарищи, даже не нужно прослеживать внутреннюю логику и напрягать мозги — буржуазный национализм лезет со всех щелей исторического спортивного движения.

Появившееся в начале XIX века в Германии «турнерское» гимнастическое движение прекрасно иллюстрирует идеологический посыл развития массового физического воспитания. Прежде всего, возникшее изначально как буржуазная реакция на захват раздробленной Германии войсками Наполеона Бонапарта, «турнерское» движение активно проповедовало среди своих последователей — в основном, студентов и городского мещанства, — немецкий национализм вкупе с преданностью прусскому королю. Столь забавный идеологический синтез можно объяснить лишь слабостью буржуазии, страдающей от иноземной оккупации, но пока ещё не имеющей сил, чтобы взять политическую власть в свои руки, и поэтому передающей дело собственного спасения в руки другого класса. Однако же после разгрома Наполеона идеологи «турнерского» движения, ещё более усилив градус национализма, выступили уже против самого короля и вообще феодальной раздробленности, за объединение Германии на буржуазных началах — то есть, «турнерское» движение в открытую провозгласило собственные классовые цели. В дальнейшем, с усилением влияния буржуазии, усиливалось влияние и гимнастического движения, достигшее апогея в 60-х годах XIX века.

Аналогичную картину мы могли бы видеть во Франции, где после разгрома наполеоновских войск, ошалевшая от страха потерять свои состояния буржуазия задумала повысить обороноспособность государства от возможных вражеских поползновений с помощью постепенного введения массового физического воспитания, т. н. «французской гимнастики», — сначала в военных училищах, а затем и в гражданских университетах.

Родоначальниками массового спорта в славянских странах, без сомнения, можно назвать членов «Чешского Сокола» — организации физической подготовки, возникшей в середине XIX века, идейным базисом которой являлся чешский национализм – то есть, по тем временам прогрессивное стремление чешской буржуазии к освобождению из-под «опеки» австро-венгерской монархии. Именно чешские националисты дали старт триумфальному шествию по славянскому миру т. н. «сокольского движения» — возникновению аналогичных буржуазно-националистических спортивных ассоциаций в Польше, Украине, Лужице и России, где они со временем превратились в боевое крыло буржуазной реакции, выступавшей (с позиций «патриотизма», конечно же) против нарождающегося интернационального рабочего движения.

Точно таким же путём следовало и общество спортивных еврейских ассоциаций (будущее всемирное спортивное общество «Маккаби»), возникшее вслед за рождением сионизма – буржуазной националистической идеологии возвращения евреям «земли обетованной». Столь тесная взаимосвязь привела к закономерным результатам – несмотря на то, что внутри спортивного общества в начале XX века имелись прогрессивные левосионистские тенденции (как и во всём сионистском движении), к 30-м годам «Маккаби» стал оплотом правой реакции и ревизионизма.

XX век, сделав спорт действительно массовым и доступным явлением, не изменил его буржуазную составляющую — по-прежнему централизованное физическое воспитание молодёжи (вспомним движения скаутов и различные национальные формирования этого движения, вроде украинских пластунов, еврейских цофим, русских разведчиков или польских харцеров), мелкой буржуазии и даже рабочих (например, с помощью организации «Kraft durch Freude» в нацистской Германии или «Opera Nazionale del Dopolavoro» в фашистской Италии) преследовало и преследует только две цели: подготовку новых солдат для защиты буржуазных интересов и поддержание буржуазной гегемонии в обществе с помощью насаждения буржуазной же морали, благодаря которой солдат добровольно сражается и идёт на смерть за чуждые своему классу цели.

Кто-то может заметить — а разве в Советском Союзе массовое развитие спорта не преследовало тех же самых целей? Во-первых, в СССР господствующим классом являлась не буржуазия, а пролетариат и он же, посредством централизованной организации спортивных обществ, готовил представителей пролетариата же к защите социализма, к деятельности на трудовом фронте, занимался классовым воспитанием масс. То есть, спорт служил пролетарским классовым интересам.

Во-вторых, «коммунистическое» спортивное воспитание противопоставляло буржуазной гегемонии гегемонию пролетарскую. Стоит вспомнить, что Красный спортивный интернационал, созданный под эгидой советских революционных спортсменов и напрямую связанный с Коминтерном, в соответствии со своей классовой линией, боролся против милитаризации и фашизации спорта, против привнесения в спорт «патриотических» элементов, против превращения спорта в самоцель, в борьбу за индивидуальные рекорды, против смертельной конкуренции между спортсменами…

Короче говоря, какой вывод из всего вышеописанного можно сделать? Вывод простой: сам по себе массовый спорт — явление превосходное и полезное. Беда в том, что рассматривать спорт (так же, как культуру или науку) в отрыве от классовой составляющей неправильно. В буржуазном обществе спорт однозначно служит интересам буржуазии. Поэтому восхищаться и аплодировать открытию государевыми мужами очередного спортзала не стоит – не об абстрактном «нравственном здоровье» молодёжи пекутся они, а о конкретных интересах своего класса. И не в «воспитании патриотического духа» они заинтересованы, а в насаждении буржуазной морали, которая не только содействует укреплению власти господствующего класса, но и позволяет заполучить людские ресурсы, необходимые для реализации специфических задач этого класса.

Комментарии

  • nuclearass:

    А как же олимпийские игры в древней Греции?

Comments are closed.