Хиросима — преступление империализма США

75 лет назад, 6 августа 1945 года, было совершено чудовищное злодеяние, неслыханное по своей бесчеловечности. На японский город Хиросима без всяких оснований была сброшена ядерная бомба. Ещё через три дня подобная бомба отправилась в город Нагасаки. Сотни тысяч жертв, многие из которых не просто погибли — испарились, оставив после себя тёмные пятна на тротуарах, брусчатке, ступеньках, где их настигла смертельная вспышка. Вспоминая эту кошмарную трагедию, буржуазные СМИ робко увиливают от рассуждения о её природе, мало того, они нечасто решаются говорить о том, кто и с какой целью сбросил те бомбы на японские города.

А мы напомним. Мы вновь напомним, что бомбы, упавшие на Хиросиму и Нагасаки — это преступление против человечества, совершённое империализмом США!

Мы напомним, что для победы над загнанной в угол армией Японской империи не нужно было сбрасывать никаких ядерных бомб — стратегической необходимости в этом чудовищном акте истребления сотен тысяч рабочих, крестьян, мужчин, женщин, детей и стариков не было. Бомбы были сброшены, чтобы продемонстрировать советскому народу силу ядерного оружия, заготовленного для него. Это был новый вызов, брошенный империализмом социализму. Именно со смертоносного взрыва в Хиросиме начались гонка вооружений и холодная война.

Империализм не может существовать без проявления агрессии к народам. Всегда, когда перед финансовым капиталом встаёт выбор: усмирить свои аппетиты или истреблять невинных людей, капитал истребляет людей. Потому что, кроме прибыли, для капитала нет иных ценностей, нет ничего священного, кроме барыша. И сегодня, когда новые бомбы и ракеты сгружаются с производственных цехов, каждому из нас — русскому, американцу, китайцу, турку, японцу, сирийцу, иранцу, венесуэльцу, — всем нужно задуматься, а не за нашими ли жизнями эти ракеты и бомбы отправятся завтра. А чтобы не падали бомбы, чтобы не врезались в населённые районы ракеты, нам следует избавиться от системы, которая так остервенело жаждет войн — от капитализма, вместе с его последней, империалистической, стадией.