Валентин Урусов о своем опыте профсоюзной борьбы. Часть 1

С профсоюзным лидером, имеющим опыт экономической борьбы на предприятии «АЛРОСА», беседовал Антон Никитин

А.Н.: 10 лет прошло с тех событий и многое изменилось. Сейчас новое поколение, школьники пошли в политику, в том числе и в левую и профсоюзную тематику, поэтому то, что произошло нужно активно распространять и  показать, что можно и нужно так делать. Валентин, расскажи, как ты вообще пришел к мысли, что нужно создавать профсоюз?

В.У.: Эта мысль не сразу появилась. На предприятии, на котором я работал, в структуре «Алроса» была конфликтная ситуация непосредственно с начальником – энергетиком, и соответственно я искал всякие варианты, как бы решить этот вопрос, не прибегая к какому-то силовому воздействию, хотя в принципе он доводил практически до этого, пытался спровоцировать меня.

А.Н.: Расскажи подробнее про ситуацию. Что за предприятие? Что за компания?

В.У.: Предприятие «Алмазэнергоремонт», являющееся одной из подрядных организаций УГОКа, и входящее в структуру «АЛРОСА», занимающийся перемоткой  электродвигателей и трансформаторов всех видов, начиная от миксера до экскаваторов 6 кВ. Когда я туда устроился, мне парни сразу сказали: «ты долго тут не продержишься». Потом объяснили почему. Ставили даже ставки, сколько я продержусь. И начался конфликт, он (энергетик) меня начал выживать. До меня человек 7 он оттуда уже выжил разными способами: кто-то сам уволился, кого-то под статью подвел, кто не выдержал, тот сам уволился.

А.Н.: А что стало поводом для конфликта?

В.У.: Сложно сказать, такое ощущение, что если со стороны верующего отталкиваться, то кажется, будто в нём демон засел, я больше никакого объяснения этому не нашел. У меня на тот момент было высшее образование, и я предполагал, что он думал, что я могу его сместить. У меня не было цели кого-то смещать, хотел просто нормально работать. Он ходил за мной по пятам, давал задание с утра, над душой стоял, когда я что-то делал.

А.Н.: То есть возникла личная неприязнь?

В.У.: Да, я пытался с ним нормально общаться, ходил к начальнику предприятия, чтобы сгладить эту ситуацию, с ним разговаривал, но это было бесполезно, он кивал головой, а на следующий день начиналось заново. Стало доходить до саботажа, в том смысле, что он давал мне задание, я его делал, уходил с работы, на следующий день пришел, а он собирает комиссию и показывает пальцем, мол «смотрите, что он натворил». Видимо вечером или утром, пока никого не было, все ломал, чтобы выставить меня плохим работником. Два случая таких были.

Потом возник конфликт  на горно-обогатительной фабрике номер 12 Удачнинского ГОКа с пескоструйщиками насчёт того, что за вредность им не доплачивали, они обратились в суд, где когда-то Галина Соловьева работала (мы вместе с ней потом профсоюзом занимались), ну и суд на тот момент принял решение в пользу  пескоструйщиков. Больше миллиона каждому заплатили за вредность. Меня эта история подтолкнула, и я начал в интернете искать варианты решения моей проблемы, ну и случайно наткнулся на «СоцПроф», на тот момент руководил объединением Сергей  Храмов, сначала я вышел на Захаркина Александра, с Сургутнефтегаза – председатель ПрофСвободы. Мы потом связались с Храмовым, он мне объяснил что делать, как организовать профсоюз. Я загорелся соответственно, и начал искать людей (минимум нужно было три-четыре человека), думал это всё просто. В общем недовольных в городе много, но на деле оказалось практически не возможно.

А.Н.: Город большой?

В.У.: Около 15-17 тысяч населения было.

А.Н.: А на предприятии?

В.У.: На предприятиях работало около четырёх тысяч человек. Дело в том, что там есть удачнинский «ГОК» относящийся к АЛРОСА. К АЛРОСА относятся 3 основных предприятия, автобаза, карьер и фабрика, ну и несколько вспомогательных предприятий, остальные все подрядные, но тоже в составе компании. В подрядных организациях применялась отработанная вахтовая схема: выделялись неплохие средства на одного работника, которых собирали по всей России, обещая хорошие зарплаты и достойные условия труда. В итоге платили копейки, в 2, а иногда и в 3 раза меньше, чем получали местные жители на тех же предприятиях, экономя еще на условиях питания и проживания.

А.Н.: В этой структуре еще дочерние компании есть?

В.У.: Да, дочерние и подрядные компании, они входили в «Алроса», но ГОК заключал с ними договоры соответствующие.

А.Н.:  Я так понимаю это аутсорсинг? То есть временно привлекали персонал за полцены?

В.У.: Подрядные организации привлекали людей со всех регионов России, с использованием вахтового метода, но там работали и местные жители, на постоянной основе.

Я начал  поиски людей, с которыми можно было создать этот профсоюз, это первая проблема, с которой я столкнулся на тот момент. На словах все соглашались, а в реальности давали заднюю. И я реально никого не нашел. Все только кивали головой, как будто я их на плаху звал.

А.Н.: То есть даже трех человек не удалось найти?

В.У.: Нет, не удалось. Единственные, кто меня спас – это мои друзья, они увидели мои старания и решили мне помочь. Они согласились, для начала, официально создать профсоюз (ячейку из 3 человек), собрались в гараже, заполнили официальный бланк, как положено по закону, юридически регистрировать не стали — это не нужно на начальном этапе, ну и я начал изучать Трудовой кодекс. Ну и на работу я уже приходил, можно сказать, открывая дверь ногой, энергетик от меня бегал, гонял его по полной программе, вместе с начальником предприятия. Он вызывал меня к себе. Говорит: «Давай вот так, вот так». Я начинал «тыкать» ему нормами Трудового кодекса: «Вот это Вы не правильно делаете, здесь вы нарушаете» — энергетик был в бешенстве. А я же при рабочих это всё делал, я его просто унижал, унижал по закону, после чего он из своего кабинета старался не выходить, больше его в цеху никто не видел. После первого разговора он убежал, а потом уже стал избегать контактов со мной. И как только я ему начал давать отпор, мужики смеялись над его поведением. И это я только начал, только первые дни были. Меня это начало ещё больше подзадоривать, и тут Саша Захаркин звонит из Сургутнефтегаза и говорит:

— У нас социально-экономический форум в Иркутске намечается, ты сможешь приехать?

— Я финансово не могу.

— Тебе оплатят дорогу туда и обратно, просто приедешь туда, встретишься со мной и еще ребятами из профсоюза, пообщаешься.

Я взял отпуск за свой счёт, а до этого подал уведомление начальнику и руководителю компании «Алроса» о том, что создан профсоюз, уведомление везде отправил, чтобы в курсе уже были. И я спокойно поехал. Приехал, познакомился с интересными людьми, в том числе с Леонидом Тихоновым, который возглавлял профсоюз в Находке, его тоже посадили за конфликты с начальством, он недавно вышел.

А.Н.: Тоже наркотики подкинули?

В.У.: Нет, якобы за растрату профсоюзных денег. В общем, дело сфабриковано было, потому, что по сути, подал в суд работодатель на него, а деньги профсоюзные, и это никак не связано между собой.

А.Н.И, тем не менее, посадили?

В.У.: Тем не менее, да. Здесь связка такая, тут все просто: команда поступила – команду выполнили.

А.Н.: Понятно, диктатура капитала.

В.У.: Так же там был Маркелов Станислав, я с ним познакомился даже, подружились, к сожалению, дружба была недолгой — буквально 3 дня. Хороший парень, мне он понравился. В общем, мы посидели с профсоюзниками, пообщались плотненько, я зарядился позитивом. В последний день уже мне друзья позвонили с Удачного, говорят «приезжай, ты тут нужен». Автобаза-2 (тоже была в системе ГОКа), ребята собираются бастовать, там конфликт назрел. Я приехал, а там, на даче, собрание профсоюзное, и начал с ними общаться, половину практически знал лично, 2 дня уговаривал вступить в профсоюз, объяснял причину. Тот профсоюз, которой есть – «ПрофАлмаз», он не на нашей стороне. Когда возникнет спор трудовой или конфликт, он встанет на сторону работодателя, и не будет никаких шансов на победу.

А.Н.: А они что?

В.У.: У них была ситуация по переработкам, им с самого начала трудоустройства не платили по трудовому законодательству переработку правильно. То есть вдвойне в выходные и праздничные дни; платили по обычному тарифу, как за простой день. У них было собрание, приезжал с Мирного представитель компании, это столица алмазного края Мирнинский район, и задавал вопросы: «что? почему?». Посчитали, а там суммы за миллион выходили, кто-то по 30 лет, кто-то по 15 работал, кто-то даже по 40. Там накопилась хорошая сумма, и никому не платили. Представители компании заявили: «Да, не платили, и не будем платить, хотите — судитесь ради Бога». Мужики встали и демонстративно вышли из зала, после чего у них возникла потребность к коллективным действиям и дальше больше… Соответственно, они не хотели вступать в профсоюз, потому что думали, что они сами без профсоюза справятся: «Сейчас мы забастовку устроим и все дела». То есть не обладали опытом и информацией, как это правильно делать, как лучше, как исключить максимально негативные последствия всего того, что они собирались делать. Мы пообщались, нас Галина Соловьёва консультировала по юридической теме, как раз по пескоструйщикам она в суде выступала. Мы с ней сошлись во мнениях, пообщались так хорошо, друг друга поняли, она со мной согласилась полностью. Потом мы вместе с ней с ребятами поговорили, и вот эти первые 62 человека вступили в профсоюз, не считая тех, кто с предприятия, на котором я работал, оно небольшое было. Я был на прямой связи с Храмовым, это был председатель «Соцпроф» —  одно из объединений профсоюзов.

Продолжение следует…

Комментарии

  • nuclearass:

    Вы бы какое-то введение от редакции написали, а то «предприятие такое-то, подрядчик такого-то и в структуре вот этого», «руководитель профсоюза Вася, председатель Ваня, а потом я поехал туда-то и вышел на Петю, который тогда ещё был с Федей» и т.д. и т.п.

    • Елена Bcrhjdf:

      Исправим во второй части, спасибо.

  • Юрий:

    Не Мариинский район, а Мирнинский.

Comments are closed.