Рабочий профсоюз «Форда» во Всеволожске остановит завод в любое время

ЦЕПОВ Александр

Конфликт между рабочими и хозяевами на заводе «Форд-Всеволожск» принимает затяжной характер. Администрация отказывается прибавить зарплату рабочим, которые не отступаются от своего требования.

В начале марта администрации завода «Форд-Всеволожск» в очередной раз удалось избежать остановки производства, пойдя на некоторые уступки своему трудовому коллективу. К примеру, хозяева согласились не вводить «плавающий» свободный день, позволяющий им благополучно избежать необходимости платить своим работникам сверхурочные за работу в выходные. Однако, с предлагаемой профсоюзом предприятия прибавкой к зарплате в 30% руководство завода так и не согласно. Что позволяет заранее предположить: трудовой конфликт на одном из первых крупных иностранных машиностроительных предприятий на территории России далеко не завершен. И оно из разряда «флагманов иностранных инвестиций» постепенно перемещается в категорию проблемных.

Разговоры о строительстве завода «Форда» в России шли еще в середине девяностых. Однако первое свое производство на пространствах бывшего СССР американцы открыли в Белоруссии. В июле 1997 года в городе Обчак появился сборочный цех, в котором производились модели «Эскорт» и «Транзит», специально предназначенные для российского и белорусского рынков. В августе того же года компания «Форд» (первой из иностранных производителей) создала в России свою дочернюю структуру — «ООО Форд Мотор Компани». Однако, соглашение с правительством России о строительстве в Ленинградской области завода по сборке «Форд Фокус» компания эта подписала лишь через два года.

Все это время представители американского автомобильного гиганта старались выбить для себя особые условия. Их не устраивало даже то, что власти Ленинградской области предоставляли заводу полное освобождение от налогов на прибыль и имущество в части, зачисляемой в бюджет территории. А надо сказать, что в те времена не существовало нынешних ограничений, когда администрации субъектов федерации не имеют права предоставить льгот по налогу на прибыль больше, чем на 4%. «Форд» мог не платить 14% этого налога.

Но руководство компании тянуло до тех пор, пока правительство России не приняло решение предоставить иностранным инвесторам в автопроме режим свободного таможенного склада.

Дело в том, что никто не собирался строить на российской земле полноценное предприятие. Это должен был быть сборочный завод: из-за рубежа завозятся рамы, двигатели, кузова, колеса. А здесь дешевые российские рабочие все это свинчивают, — и, пожалуйста, готовая машина. Причем, «произведенная» в России, а стало быть, не облагающаяся таможенными платежами.

Получив же право свободного таможенного склада (это значит, что комплектующие для собираемых во Всеволожске машин поступают на завод без обложения таможенными платежами), «Форд» получал вообще полную свободу. Практически, компания почти не платила налогов в российскую казну. Как уверяли тогда руководители Ленинградской области, они готовы были идти на такие жертвы ради того, чтобы в депрессивном районе появились рабочие места, на которых люди получали бы солидную зарплату.

Выбив все, что было можно из властей региона и федерации, американский автомобильный гигант решил, наконец, завод построить. При этом, «в рамках программы оптимизации использования производственных мощностей в Европе», белорусское предприятие американцы закрыли. Ведь там у них не было столь льготных условий. Строительство предприятия во Всеволожске шло довольно неспешно. По крайней мере, пуск не один раз переносился. Предприятие начало работать в июле 2002 года. По официальным данным, в проект было вложено $150 млн. Правда, американская компания предпочла собственные средства на это не тратить, а взяла кредит у Международной финансовой корпорации. Кстати, выплатила ли она этот кредит или нет, никому не известно. Так что, вполне может статься, что завод во Всеволожске «Форду» пока не принадлежит.

С самого начала руководство предприятия начало активно пользоваться режимом свободного склада. Между прочим, проверка, проведенная в 2003 году Счетной палатой, показала, что, кроме «Форд Всеволожск», таких льгот не имел никто. И уже тогда на коллегии Счетной палаты было обращено внимание, что контроль за соблюдением таможенного режима осуществлен только частично. Отсутствовал оперативный контроль налоговых органов за правильностью отражения в документах бухгалтерского учета общества всех операций, производимых с товарами на свободном складе. В связи с разрешением ГТК России не указывать в грузовых таможенных декларациях стоимость автомобилей, выпускаемых со свободного склада в свободное обращение на территорию РФ, таможенными органами не контролировалась стоимость прошедших таможенное оформление автомобилей. В этой связи размер начисленных процентов за отсрочку уплаты таможенных платежей только за первый год работы был занижен на $150 тыс.

Кстати, для того, чтобы иметь право на режим свободного склада, компания, на самом деле, должна была в течение пяти лет планомерно увеличивать объемы приобретения комплектующих для своих машин у российских предприятий. Это тоже выдвигалось в качестве оправдания предоставляемых американским инвесторам беспрецедентных льгот. Тем не менее, на заводе не спешили увеличивать число местных комплектующих. У российских предприятий (а на самом деле, чаще у заводов, построенных в России на иностранные деньги, как это было с тольяттинской компанией «Tenneco Automotive Volga», собственником которой являются американцы), брали коврики для салона, брызговики, антенны и тому подобное. Число российских поставщиков и процент их комплектующих в себестоимости всеволожских «Фордов» — тайна за семью печатями. Однако, по оценкам ряда экспертов, до сих пор (хотя 2006 год — последний из отведенных пяти) доля российских деталей не превышает 25%. Похоже, условия инвестиционного договора так и не будут выполнены, хотя положенными по нему льготами компания регулярно пользовалась. Правительство России ежегодно увеличивало лимит «Фордов», комплектующие для которых разрешалось ввозить бесплатно. Начинали с 12,5 тыс., а в середине 2005 года он был доведен до 45 тыс.

В 2004 году у предприятия начались проблемы с налоговыми органами. Управление Федеральной налоговой службы по Ленинградской области выдвинуло иск к ООО «Форд Мотор Компании» на сумму около 310 млн рублей. Дело длится до сих пор, прокочевав по инстанциям вплоть до Верховного арбитражного суда.

В довершении ко всему, на заводе, который власти Ленинградской области постоянно приводили в качестве примера высоких заработков, вспыхнул трудовой конфликт. Как раз вокруг вопроса об этих самых заработках. Дело в том, что средняя заработная плата в 23 тыс. рублей, которую постоянно приводили в официальных сводках, достигалась на предприятии за счет высоких (порядка 200 тыс. рублей) заработков немногочисленного управленческого персонала. В том числе, иностранного.

Российские же рабочие получали около 15 тысяч. Если три года назад это была очень хорошая зарплата, то сейчас она оказалась уже меньше, чем на российских машиностроительных заводах Петербурга (до которого от Всеволожска 7 километров). Не говоря уж об аналогичных предприятиях «Форда» не то, что в Европе, а даже в странах третьего мира. Именно из третьего мира (а точнее, из Бразилии) привез лидер прозябавшего до тех пор в безвестности профсоюза Всеволожского автосборочного завода Алексей Этманов сведения о том, сколько получают рабочие на фордовских заводах. Оказалось, там еще и тринадцатую зарплату платят.

А на заводе во Всеволожске директор-иностранец ухитрился в марте прошлого года утвердить новые разряды тарифной сетки, в результате чего рабочие, принятые на предприятие после 1 марта (в связи с планируемым расширением производства), стали получать меньше, чем работавшие там до этого времени. Плюс к тому, на предприятии собрались ввести «плавающий выходной».

Выяснив, что к ним относятся куда как с меньшим вниманием, чем к бразильцам, профсоюзный лидер довел это до сведений товарищей. И за месяц ряды профорганизации выросли со 110 человек до 1100. Профсоюз потребовал у администрации уравнять зарплату рабочих, принятых на завод в разное время, сохранить постоянные выходные. А главное, поднять на 30% зарплату, чтобы она соответствовала нынешней интенсивности труда.

ИА АНН