Голодовка на «Холодмаше» начата и приостановлена

ОВСЯННИКОВ Иван

Ситуация на 16 мая

Утром 16 мая на Ярославском «Холодмаше» началась голодовка с требованиями: выплатить многомесячную задолженность по зарплате, сохранить рабочие места и производство (вопрос о банкротстве предприятия должен рассматриваться в суде 30 мая). Напомним, что 30 апреля Облдума отказала заводу в кредите, перечеркнув тем самым обещания, данные 19.04 губернатором А. И. Лисицыным.

В сегодняшней голодовке приняли участие 6 человек (все женщины), в том числе Ольга Бойко, лидер заводской ячейки независимого профсоюза «Защиты», член РКРП-РПК. Столь малое число голодовщиков объясняется тем, что накануне на завод все-таки поступили деньги — 5 млн. руб. от концерна «Алмаз-Антей» из 13 млн., которые необходимы для погашения долга. Однако получить хотя бы малую их часть (по 8 тыс. руб.) смогли далеко не все. Значительная часть суммы пропала в чьих-то, но явно нерабочих, карманах.

Другая причина скромных масштабов голодовки — угрозы и сокращения штатов. С полумертвого завода люди бегут сотнями. Целые цеха подлежат сокращению. Под него подпадают, прежде всего «смутьяны», в том числе и О. Бойко. Те, кто переведен с «Холодмаша» на мощности «Ярко» (фирма, которой фактически принадлежит предприятие), подвергаются запугиванию со стороны администрации.

Кнут

У всех, кто участвовал в сегодняшней акции, сложилось однозначное впечатление, что хозяева «Холодмаша» окончательно обезумели. Иррациональная злоба на трудовой коллектив руководит всеми их действиями. В начале 9-го утра рабочие заняли комнату на втором этаже заводоуправления, вывесили в окнах плакаты с требованиями и заявили о начале бессрочной голодовки. Взбешенная администрация поначалу пыталась скрыть это, заявляя журналистам, что «никакой голодовки нет», а завод вообще стоит. Т.к. наемная охрана отказалась пропускать на территорию кого бы то ни было, включая телевидение и депутата Облдумы от КПРФ, интервью прессе протестующим пришлось давать из окна 2-го этажа.

Потерпев неудачу на информационном поле, хозяева «Холодмаша» решили изолировать «зачинщиков» голодовки. Воспользовавшись неосторожностью т. Бойко, вышедшей на крыльцо, чтобы дать комментарии журналистам, начальник службы безопасности «Холодмаша» Демидов распорядился не пропускать Ольгу Аркадьевну обратно. Трое амбалов на входе даже пытались вырвать у нее пропуск.

«Избавившись» от Бойко, Демидов и другие представители заводского руководства стали яростно прессовать голодовщиков. В их адрес посыпались угрозы уголовного преследования, увольнения в 24 часа и т.п. Демидов также заявил, что в 17.00 охрана насильно выведет протестующих с завода.

Активисты «Соцсопра» прибыли на место событий в половине первого, чтобы передать голодающим спальник, медикаменты и другие необходимые вещи. Вскоре под окнами заводоуправления собралась группа поддержки (в основном пенсионеры из КПРФ, РКРП-РПК и КПСС). Однако сделать мы могли не много, разве что вместе с Бойко подбадривать тех, кто находился внутри. Серьезно обсуждался вопрос о том, чтобы поднять Ольгу Аркадьевну на 2-й этаж с помощью веревки, но в конце концов это сочли слишком рискованным. Решили ждать 17.00 и, в случае выдворения голодающих, продолжить акцию в другом помещении.

«Пряник»

Тем временем администрация «Холодмаша» решила сменить кнут на пряник. Участникам голодовки объявили, что им (т.е. шестерым) будут выданы все долги по апрель включительно и дали заверенные печатью квитки о том, что деньги уже начислены. После этого среди голодающих начались колебания. Двое из них вернулись к работе. Остались лишь три женщины в здании и Ольга Бойко снаружи. Не лучшим образом поступило и большинство коллектива. По окончании смены люди стали разбегаться по домам. Впрочем, многие из тех, кто утром не присоединился к голодовке, горько каялись и изъявляли готовность голодать, если в ближайшие дни им также не выдадут зарплату.

Видя, что силы неравны, и оставшимся в здании женщинам не совладать со «Спартой», участники голодовки решили приостановить акцию. Однако она может возобновиться и привлечь новых участников. Времени критически мало, но борьба продолжается.

Печатается с сокращениями.