Сложности развития профсоюзного движения Греции ПАМЕ глазами активиста РОТ-Фронта, часть 4

МАКАРЕНКО Михаил

Часть 1: профсоюзная учеба по-гречески

Часть 2: концепция «Золотого миллиарда» на примере Европы

Часть 3: двойственность профсоюзного движения

Часть 4: Сложности развития профсоюзного движения Греции

Часть 5: Классовая борьба в Греции: роль ПАМЕ и КПГ


 

Хотя в законодательстве этой страны первым упоминанием коллективных трудовых договоров (КТД) был закон 3239/55, принятый ещё в 1955 году, законодательное закрепление свобод профсоюзов и права на забастовку впервые произошло сравнительно недавно — лишь два десятилетия спустя.

Однако очевидно, что сам факт легализации права о широте его ничего не говорит. Тем более, что речь идет о буржуазном праве. Так, хоть забастовки законом и разрешены, то по статистике в Греции, суды, рассматривающие дела о забастовках, аж более чем в 90% случаях признают их незаконными.

«В большинстве случаев с помощью различных юридических ухищрений забастовки признаются незаконными и недопустимыми, так как преследуется цель запретить их повторное проявление с теми же требованиями. Юридическое основание, на которое опираются суды, превращая стабильно повторяющуюся практику в общее правило, имеет два аспекта: забастовка наносит «чрезмерный ущерб работодателю» или «затрагивает общественность». Любому понятно, конечно же, что эта юридическая софистика затрагивает самую суть забастовочного права. Ведь чтобы забастовка была эффективной в удовлетворении требований бастующих, она должна отрицательно сказываться на интересах капиталиста и таким образом оказывать на него экономическое давление, или же иметь социальные последствия, чтобы прямо или косвенно оказывать социальное давление на правительство и капиталистов для удовлетворения требований рабочих».

Таким образом, забастовочное право трудящихся по большому счету является обманкой, предусмотренной греческой буржуазией для формирования в глазах наемных работников мнимой видимости реальности классового сотрудничества, готовности капитала идти на уступки. В реальности в случаях, когда часть из указанных 90% предприятий продолжают бастовать не смотря на решение суда, к рабочим активистам применяются репрессии, вплоть до тюремного заключения, и подобная практика чрезвычайно широка. Так что, пожалуй, стоит отдать дань уважения той титанической борьбе греческого рабочего движения, которое, несмотря на всю суровость буржуазного законодательства в отношении забастовочного права вело и ведет настолько активную, широкую и самоотверженную борьбу, что вот уже кажется чуть ли не во всем мире люди невольно ассоциируют забастовку с борьбой трудящихся современной Греции.

Однако правовые репрессии капитала против бастующих — не единственная проблема греческого профсоюзного движения. Колоссальным препятствием на пути его развития на протяжении последних лет является упомянутый выше процесс отвоевания капиталом ЕС ранее достигнутых завоеваний трудящихся, связанный с контрреволюцией в соц. лагере и СССР, и имеющий в Греции наиболее острые формы.

«За последние 5 лет покупательская способность греков понизилась на 40-60%. Например, если раньше греки получали 1200 €, то сегодня — 700. Если молодой специалист получал 700 €, то сейчас — 500.» К слову сказать, только за последние 2 года пенсии сократились на 40%. Но помимо падения озвученных номинальных величин выплат, трудящиеся лишаются весьма значительной части льгот и социальных гарантий со стороны государства, что понижает уровень их жизни в ещё большей степени.

Безусловно, все эти меры «Стратегии ЕС-2020» и инициатив греческого правительства, применяющиеся в интересах капитала, не окажутся конечной точкой реформ буржуазии. Например, вслед за понижением средней зарплаты с 1200 до 700 евро, уже в ближайшие годы планируется установить зарплаты на уровне 400-500 € в месяц!

Более того, к не менее тяжелым последствиям может привести текущий в Греции процесс реформ трудового права. Буржуазные СМИ, разумеется, говоря о причинах этих реформ, ссылаются на кризис. Но в чем же причина на самом деле — в кризисе последних лет, или в принципиальной буржуазной стратегии последних десятилетий? В то, что всё дело лишь в кризисе, возможно было бы и поверить, если бы не явное доказательство обратного — «Зелёная книга» под названием «Модернизация трудового законодательства для решения проблем XXI века», которую Европейская Комиссия представила ещё в 2006 году, задолго до начала капиталистического кризиса. В ней как раз и предусматривалось реакционное реформирование трудового права стран-членов ЕС, адаптация и кодификация трудового законодательства для достижения целей уже знакомой вам «Лиссабонской стратегии» и её преемника, «Стратегии ЕС-2020».

Сегодня в Греции, как и во всех странах-членах Евросоюза, все планы Зеленой книги реализованы на законодательном уровне, или осуществляются стремительными темпами. Под удар попали все самые основные права, отвоёванные ранее кровью и потом трудящихся: право на фиксированную продолжительность рабочего дня (теперь идет процесс перехода от восьмичасового рабочего дня к разного рода «гибким» формам занятости, с продолжительностью рабочей недели от 1 до 78 часов); государственные обязательства по обеспечению социальных, страховых и пенсионных прав наемных работников (речь о текущем процессе полной либерализации рынка услуг, проводящемся в соответствии с «директивой Болкештейна», целью которого является приватизация и передача крупному капиталу ключевых для нужд народа секторов услуг, таких как соцобеспечение, здравоохранение и образование); и даже сами трудовые отношения (переход от прямых отношений работодатель-наемник к косвенным формам трудовых отношений, по сути своей снимающих с работодателя какую-то ни было ответственность за произвол в отношении наемного работника, к различным формам «заемного труда»). Всё это оказывает катастрофическое влияние на положение рабочего класса Греции, возвращая его во времена трудового средневековья: «Вся антирабочая философия ЕС сконцентрировалась в оригинальном буржуазном неологизме «Flexicurity», который означает сочетание якобы «гибкости» и так называемой «безопасности труда». Конечно, монополии интересует лишь «гибкость» различных видов занятости и прав, которые их сопровождают. Новая модель рабочего, о котором мечтает капитал такова: хорошо приспособляемый эффективный работник, непрерывно обучающийся другим профессиям, до глубокой старости бороздящий просторы Родины и стран-членов ЕС в поисках работы, при этом с минимальными защитой и правами».

Однако как бы там ни было, даже с учетом того, что за последние годы боев классовых профсоюзов с капиталом Греции и ЕС не удалось не только расширить, но и даже удержать уже имевшиеся социально-экономические права греческого пролетариата, надо понимать основную цель этой борьбы, заключающуюся в самой сути ПАМЕ.

Надо понимать, что то, что Всерабочий Фронт всё равно продолжает борьбу, причем так же масштабно и самоотверженно, как и в начале деятельности фронта — в первую очередь подтверждает состоятельность и несокрушимость классовой борьбы, в отличие от тред-юнионистской. В конце концов, в то время как череда проигранных битв убивает боевой настрой трудящихся масс, а значит — и само рабочее движение при тред-юнионизме, то для классового движения рабочих даже множество проигранных битв не гарантирует исполнения главной мечты капитала — поражение их в войне.

А с учетом того, что как показала история, классовая война может длиться многими веками, то невозможно недооценить колоссальности масштаба возможных потерь для борющихся масс трудящихся под знамёнами тред-юнионизма.

Вот на что нужно обращать в первую очередь внимание, сопоставляя между собой такие организации как ВФП и Международная Конфедерация «Свободных» Профсоюзов и оценивая роль ПАМЕ в Греции, которая, следовательно, весьма и весьма велика.

Но, надо сказать, что Фронт не просто остается на плаву в статике — наоборот, он всякий раз, с каждой новой и новой формой борьбы капитала против трудящихся находит в себе силы вовремя среагировать на изменившуюся обстановку, вновь и вновь нанося капиталу ответный удар, не теряя при этом своего равновесия и пытаясь предугадать дальнейшие действия противника на шаг вперед. И это не просто слова, а тяжелый, титанический труд многих и многих тысяч людей, проходящий сквозь годы. Так как же ему это удается?