Выборы в Германии Ещё не ясно, кто победил, но уже ясно, кто проиграл

ПЕРЦЕВ Константин

Предварительные результаты выборов в бундестаг, состоявшихся 18 сентября, ошеломили немецкую общественность. Мало того, что, вопреки всем опросам оппозиционные христианские демократы (ХДС/ХСС) опередили правящих социал-демократов (СДПГ) лишь минимально — у одних 35,2 %, у других 34,3 %. Намного серьёзнее воспринимается тот факт, что и для продолжения «красно-зелёной» (СДПГ и зелёные) коалиции, и для «чёрно-желтой» (ХДС/ХСС и либеральная СвДП), о неизбежности которой наперебой вещали СМИ, в парламенте нового созыва необходимого большинства не существует. Не успели обозреватели высказаться о неизбежности «большой коалиции» (ХДС/ХСС и СДПГ), как канцлер Шрёдер заявил, что никогда не войдёт в правительство, возглавляемое кандидаткой консерваторов Ангелой Меркель.

Таким образом, остаётся до сих пор неясным, какое правительство будет теперь править одной из самых мощных капиталистических держав Европы. Окончательные результаты выборов станут известны лишь 2 октября, так как в этот день состоятся выборы в избирательном округе Дрезден — их пришлось перенести всвязи с внезапной смертью одного из кандидатов. Хотя переговоры о создании новой правительственной коалиции пока ещё не дали результатов, ситуация уже позволяет проанализировать возможные варианты коалиций, а также рассмотреть цели и возможности партий на новом этапе борьбы за власть.

Даже если ХДС/ХСС ещё выиграет, Меркель уже проиграла

Утверждая кандидатуру Ангелы Меркель на пост главы правительства, немецкие правые рисковали. Женщина протестантского вероисповедания, выросшая в ГДР, прожившая многие годы в гражданском браке и пришедшая в партию уже в зрелом возрасте, минуя длинную лестницу партийной карьеры «с нуля», — отнюдь не типичная фигура для мобилизации традиционного электората. Но рассчёт был на «центростремительные» тенденции в обществе. В 2002 г. правый «хардлайнер» Эдмунд Штойбер, глава правительства Баварии, не смог мобилизовать избирателей, которые меняют свои симпатии от выборов к выборам. Однако умеренная Меркель набрала ещё меньше голосов, чем её давний соперник Штойбер. По сравнению с 2002 г. ХДС/ХСС потеряли 3,3 % голосов. Многочисленные недоброжелатели в собственных рядах не простят горе-Тэтчер такой унизительной победы (опросы сулили 45 %). Можно уже сейчас смело сказать, что из всех политиков ХДС/ХСС Кристиан Вульф, глава правительства Нижней Саксонии, больше всех выиграл от такого результата выборов. Уже сейчас этот мало чем примечательный политик лидирует в рейтингах популярности. Его шансы стать наследником Меркель повысились. Слухи о том, что ХДС/ХСС пойдёт на сделку со Шрёдером, согласившись на «большую коалицию» без Меркель то и дело мелькают в масс-медиа но до сих пор христианские демократы сохраняют лояльность своей незадачливой председательнице.

Шрёдер объявил себя победителем. Как считают журналисты, без основания

СДПГ потеряла более 4% голосов, но при этом развеяла зловещие прогнозы экспертов. Как и в 2002 г., Шрёдер предстал перед своей партией победителем СМИ, политтехнологов и пиарщиков. Он заявил, что у ХДС/ХСС нет никаких оснований считать себя победившей стороной. Он намекнул на то, что для создания нового правительства христианским демократам необходима либо поддержка зелёных и либералов одновременно (что мало вероятно из-за идеологических разногласий), либо согласие его партии на большую коалицию, которое не будет дано без отказа Меркель от кандидатуры на пост федерального канцлера. Коалицию с участием Левой партии Шрёдер исключил категорически, впрочем та пока сама не стремиться поддержать канцлера.

Либералы: «Пиррова победа» или новые возможности?

Свободная демократическая партия (СвДП) набрала 9,8 % голосов и стала третьей силой в бундестаге. Но большой прирост голосов, в основном за счёт избирателей ХДС/ХСС, поставил либералов перед новой проблемой. Если для желанного «чёрно-жёлтого» большинства не хватает голосов, то либералам нужно будет идти на компромисс с зелёными, а возможно, и с социал-демократами, чтобы не остаться в оппозиции. Но лидер «жёлтых» Гидо Вестервелле сходу исключил всякую возможность «светофора», то есть коалиции с «красной» СДПГ и зелёными. А «чёрный светофор», или «ямайская коалиция» (названная по чёрно-жёлто-зелёному флагу оного острова), за которую в прошедшую неделю открыто ратовала ХДС/ХСС, может окончиться для зелёных потерей большой части своего электората. Кода-то зелёные и либералы казались партиями совершенно несовместимами. Следует пояснить, что в СвДП почти не осталось левых либералов (в 60е-70е они ещё водились в ФРГ в большом количестве), это ультрарыночная партия «для тех, кто зарабатывает лучше» (собственное определение). Сегодня зелёные сами стали партией «экологической рыночной экономики» и уже дерутся с СвДП за одних и тех же избирателей, сохраняя при этом умереннолевый имидж. В рядах СвДП многие наблюдатели стали замечать недовольство позицией Вестервелле — слишком уж незаманчиво оказаться в оппозиции после такой победы.

Левая партия — Соци reloaded

Наследница СЕПГ — Партия демократического социализма (ПДС) в преддверии объединения с новой реформистской партией «Работа и социальная справедливость — Избирательная альтернатива» (ИАРСС) переименовалась в Левую партию. Для того чтобы достигнуть договорённости пред выборами, пришлось убрать из названия и программы неудобное словечко на букву «с». ИАРСС согласилась не конкурировать с ЛП, а выставить своих кандидатов на «открытых списках» переименованной партии. Главным «гостем» в списке ЛП был бывший председатель СДПГ, бывший глава правительства земли Саарланд и бывший министр финансов в первом «розово-зелёном» кабенете Оскар Лафонтен. Когда-то он предлагал жестокие меры по сокращению социальных расходов. Теперь вовсю клеймит «неолиберализм» (то есть неправильный, несоциальный капитализм). Не без успеха — ЛП обогнала зелёных, набрав 8,7 %, тем самым улучшив свой результат на 4,7 % процентов. Но поскольку Шрёдер вёл предвыборную борьбу с уклоном влево, то теперь ЛП и ИАРСС должны надеяться на то, что СДПГ останется в правительстве. Идеально было бы также и участие зелёных в новой коалиции. Для трёх левооппозиционых партий в бундестаге слишком тесно, а вся затея с «новой партией левее СДПГ» строилась на разочаровании в правящей СДПГ и очаровании её былыми, реформистскими ценностями. Правое крыло ЛП почти не скрывает свои намерения через четыре года стать интересным партнёром для левоцентристской правительственной коалиции. Но это не мешает многим левым радикалам верить в огромные шансы, возникшие после первого подобного успеха партии слева от СДПГ за всю историю ФРГ. Они закрывают глаза и на избирательную кампанию под лозунгом «Наёмному труду — да, дешёвой рабочей силе — нет!» (отлично демонстрирует глубокие познания партийцев в политической экономике), и на то, что председатель партии Лотар Биски сразу после выборов поспешил заявить в прямом эфире, что ЛП, конечно, партия не радикальная. Но на журналистов это впечатления не произвело. Они продолжают призывать предостерегаться коалиции и вообще сделок с «партией, которая построила Берлинскую стену».

Зелёные ещё не знают, надо ли им радоваться

Зелёные получили 8,1 % голосов, потеряв по сравнению с 2002 г. лишь 0,5 процентов. Такой результат был воспринят ими как победа. Судя по всему, зелёные проведут следующие четыре года в оппозиции, но это не очень смущает партию, которая гордится своим опппозиционным опытом. Переговоры с ХДС/ХСС о «ямайском» варианте не дали результатов. Левое крыло партии считает, что уж если партия идёт на переговоры с ХДС/ХСС, то конечно необходимы переговоры и с ЛП. Однако самым громким патрийным событием стал отказ самого популярного зелёного политика, министра иностранных дел Йозефа Фишера возглавить фракцию партии в бундестаге. Фишер сохранит за собой лишь депутатский мандат, но впредь не будет занимать ни каких руководящих должностей в партии. Если Йошка, как ласково называют в Германии одного из главных инициаторов нападения НАТО на Югославию, сдержит своё слово, то это будет означать его уход из большой политики на вершине славы. Перетасовка кадров в партийной верхушке станет неизбежной. Теперь у партии есть возможность отреставрировать в оппозиции свой левый имидж, который может пригодиться в борьбе с новой конкуренцией в лице ЛП.

Радикальные левые на выборах

Левой партии удалось заручиться на выборах поддрежкой ряда мелких, более или менее радикальных партий и группировок типа Германской коммунистической партии (ГКП). В отдельности они не играют значительной роли, но вместе взятые, может, и добавили ЛП несколько процентов голосов. Самой крупной партией из тех, кто решился в открытую конкурировать с ЛП, была Марксистско-Ленинистская партия Германии. Эта созданая в 1982 г. маоистская организация насчитывает более двух тысяч членов и считается второй по числености компартией, уступая лишь шеститысячной ГКП. Но влияние у маоистов минимальное, они почти не способны к согласованию действий с другими левыми, имеют сильно подмоченную репутацию, и Левая партия не видит в них потенциальных союзников. Обиженные маоисты были единственной мелкой партией, которая была представлена на избирательных бюллетенях во всех федеральных землях. Но им удалось набрать лишь 0,1 % голосов.

Примерно столько же смогла набрать и «Феминистская партия — Женщины», в то время как троцкистская «Партия социального равенства» (ПСР), прошедшая предвыборную регистрацию лишь в Берлине, Гессене и Северном Рейне — Вестфалии набрала в общей сложности 15 635 голосов, то есть меньше, чем один десятый процент голосов.

Кроме этих «серьёзных» партий, в выборах участвовали ещё и две лево- «оранжевые» партии. Анархистская пого-партия Германии (АППГ), созданная панками ещё в 80-е, как всегда, ратовала за «полную балканизацию Германии», а основанная редакцией сатирического журнала «Титаник» «Ди ПАРТАЙ» («Партия») обещала восстановить Берлинскую стену. Обе партии, не набрав и одной десятой голосов, внесли в предвыборную борьбу необходимую долю юмора, хота надо заметить, что у «партийцев» выходило оригинальнее, чем у панков.

Шредер оттягивается
Шредер оттягивается