СПбГУ: четверть историка и пушкинские козы

Елена Искрова

Оптимизация волной накрыла образовательную систему нашей страны. Докатилась волна и до крупнейших вузов. Согласно приказу проректора СПбГУ от 12 апреля 2019 года спецкурсы могут быть сформированы только в случае набора 10 и более студентов. Таким образом, руководство вуза экономит на оплате преподавателей, следуя коммерческой логике: только популярный спецкурс имеет право на существование.

«А наукой мы будем заниматься?» — спросила студентка исторического факультета Лия Фаррахова. «Наукой можно заниматься и в рамках самостоятельной работы»,— парировала ей госпожа Ишанова, начальник отдела правового обеспечения учебной деятельности СПбГУ.

Студенты не остались равнодушны и до сих пор пытаются бороться против ректорской инициативы, которая лишает их возможности посещать узкоспециальные курсы и факультативы.

Несогласные зацепились за то, что приказ № 3773/1 не был согласован ни с учебно-методической комиссией, ни со студенческим советом, а был продвинут, как говорят, тихой сапой. В протестных акциях приняли участие студенты разных факультетов — будущие биологи, химики, историки, математики и т.д.

Инициативная группа выдвинула следующие требования:

— отмена приказа № 3773/1 и проекта приказа о разъяснении оного;

— создание по-настоящему продуманной системы распределения студентов по элективным дисциплинам с участием самого студенчества и профессорско-преподавательского состава;

— прекращение порочной, а также научно и педагогически вредной практики слияния кафедр под маской «оптимизации»;

— прекращение необоснованного сокращения ставок преподавателей;

— прекращение принятия судьбоносных решений без обсуждения со студентами и профессорско-преподавательским составом.

Ребята создали группу ВКонтакте, петицию на change.org, собрали около 3 тысяч подписей преподавателей и студентов, вступили в переписку с ректором, который отделался от назойливых студентов выдержками и ссылками на прежние документы.

Эпицентром борьбы стал Истфак СПбГУ, судьба которого особенно незавидна: летом стало известно, что Исторический и Философский факультеты должны будут покинуть свои здания в городе и переехать в Пушкин. Вот что пишут об этом студенты из инициативной группы:

“СПбГУ выселяет нас в Пушкин. Нас – это студентов и преподавателей, многие из которых ничего не знали о приближающемся переезде. Исторические здания университета станут музеями, и не знаю как вам, но мне жутко от мысли о том, что в то время, как в Пушкине между истфаком и факультетом философии будут пастись козы, исторические помещения факультетов останутся пылиться в консервации”.

Кроме того, Истфак СПбГУ уже не в первый раз демонстрирует стойкость и непримиримость своей позиции по отношению к ректорату. В 2013 году протестующие против слияния двух факультетов студенты-историки стояли у приемной вуза с плакатами «Студент, вспомни 1968 год». И тогда они добились своего — факультеты не были слиты в один.

Преподаватели и студенты университета выпустили открытое письмо против переезда СПбГУ, подписанное более чем 1300 человек. Параллельно информация о ситуации в вузе освещалась местными СМИ, например, “Фонтанкой”, а также рядом либеральных ресурсов.

Отписываясь от слишком неравнодушных студентов, ректорат стал упорно трудиться над сокращением преподавательского состава Истфака. Согласно статистическим данным, профессорский состав сокращен к новому учебному году вдвое.

“А количество научных работников на 2020 год предусмотрено (давайте посмеемся вместе под бурные аплодисменты над расцветом науки История в СПбГу!) лишь ЧЕТВЕРТЬ человека на весь институт Истории!”, — сообщают студенты.

“Коммерсант” сообщает, что на кафедре этнографии осталось всего четыре преподавателя. Среди уволенных оказался доктор исторических наук Владимир Попов, читавший курс «Этнография Африки»,— его не допустили на должность профессора из-за недостатка публикаций с указанием СПбГУ. Также был уволен старший преподаватель кафедры археологии Антон Мурашкин, организовывавший летнюю практику для студентов на Кольском полуострове.

В конце августа активисты получили письмо-ответ на запрос депутату Законодательного собрания Санкт-Петербурга А.А. Ковалеву и перенаправленное им лично Д.А. Медведеву, который официально является председателем попечительского совета СПбГУ. Документ вновь оказался отпиской, которая отослала всех недовольных обратно к ректорату университета.

Осенью протест перебрался на улицу: на данный момент прошло несколько митингов, одно из которых организовало либеральное “Яблоко”. Активность проявляет депутат Питерского ЗакСа Максим Резник. Еще одной либеральной инициативой, вписавшейся в протест студентов, является движение “Весна”, которое записывает ролики под #ЗащитимСПбГУ. Таким образом, либералы политизируют протест студентов, но не для формирования боевых профсоюзных организаций и роста политической сознательности среди студенчества, а для собственных политических целей.

Круглый стол, организованный Смольным и администрацией СПбГУ прошел, само собой, без противников переезда университета в Шушары. Смысл этого собрания свелся к следующему: аргументы оппонентов неубедительны, переезд — вопрос решенный.

“Новая газета”, которая систематически публикует и обновляет информацию о студенческих протестах, в том числе и в СПбГУ, нередко сравнивает сегодняшнюю российскую ситуацию с волнениями студентов в мае 1968 года во Франции. Но, как бы нам не хотелось, сравнение это неверное. “Новая” упускает два самых значимых момента: в 68-ом основу протеста составляли не студенты, а всю революционную кашу заварили рабочие, которые на тот момент вырастили настоящие боевые профсоюзы, а сами студенты переняли профсоюзную практику рабочих и именно таким образом превратились во влиятельную политическую силу. Такой ситуации в России пока, увы, не намечается. Профсоюзная борьба стоит у своих истоков.

Наша задача — вводить курс организованной профсоюзной борьбы в учебные заведения.