Вся правда об отмене отсрочек Очередное интервью секретного эксперта-аналитика

Сергей Е., Алексей К.

Наконец-то в недрах правительства РФ подготовили долгожданный проект поправок к закону «О воинской обязанности и военной службе», сокращающий количество оснований для отсрочек на 40%. Как сообщает Коммерсантъ, закон будет рассмотрен в Думе уже в январе 2006 года. Прокомментировать сие радостное событие мы попросили секретного внештатного эксперта РКСМ(б).

— 40% отсрочек — это много или мало?

— Не стоит забывать, что 40% — это не только наша русская традиция, которая у многих в крови, в буквальном смысле, но и фундаментальная физическая константа, открытая еще великим Д.И. Менделеевым. Кроме того, 40% от стандартной поллитры — это всего лишь два по сто грамм. Много это или мало? Если вы после этого уже под столом, то много. Если вам просто весело, то нормально. Если по-прежнему грустно, то, очевидно, мало. Народ у нас крепкий, от двух по сто под стол не падает, так что это для нас — сущий пустяк. Самая главная отсрочка, — по здоровью, — никуда не делась. Итого, добавка к личному составу 200 тысяч человек, что увеличивает стройные солдатские ряды всего в два раза. Две по двести, конечно, лучше, чем одна по двести, но для серьезного человека, — а в правительстве у нас люди серьезные, — это несущественно. Необходимо продолжать реформу. И она будет продолжена.

— Какие именно отсрочки сократят?

— В первую очередь это служащие в МВД, противопожарной службе МЧС, Госнаркоконтроле. То есть, в наиболее бесполезных организациях. Милиции у нас и так, по слухам, слишком много, пожарные нам не нужны, поскольку с будущими чубайсовскими отключениями электричества число пожаров от коротких замыканий резко снизится, а принимать или не принимать наркотики — личное дело каждого, государству тут контролировать нечего. Поэтому их ещё весной в первом чтении упразднили. Далее пойдут дети пенсионеров и инвалидов. Раньше им давали отсрочку для ухода за больными родственниками, но это же, простите, какое-то традиционное общество получается, практически первобытно-общинный строй (при рынке люди должны сами о себе заботиться или же выбыть, проиграв в конкурентной борьбе)… То же самое касается отцов двоих детей — дети ведь тоже люди, поэтому должны сами о себе заботиться. Я, правда, не понял, почему для отцов троих детей отсрочка сохраняется, но это наверно временная недоработка. Зато отцам годовалых и двухлетних детей отсрочки отменили. Это — забота о людях. Придет отец из армии, а у него ребенок уже большой — ни баюкать по ночам, ни пеленки стирать… То же самое касается молодых людей, у жен которых срок беременности больше двадцати шести недель… Я вам вообще по своему опыту скажу, после нулевого дня беременности отец уже вообще не нужен. Он уже сделал, что он него требовалось, поэтому…

— …Постойте, но ведь эту отсрочку ввели совсем недавно. Какой смысл её отменять?

— Это же очевидно! Отсрочку ввели 1 апреля 2005-го года. Так это шутка была. У вас просто нет чувства юмора. Народ тогда был сильно перенапряжен, власти опасались оранжевой и особенно красной революции, поэтому легко и непринужденно обстановочку разрядили. Народ у нас любит юмор. Ну а теперь всё, шутки кончились. Продолжаю. Отсрочки отменят сотрудникам оборонных предприятий, аспирантам, студентам. А то они что-то думают постоянно. А оно — вредно. Пусть лучше на свежем воздухе лопатой помашут. Физические упражнения на свежем воздухе очень полезны для…

— …Извините, опять Вас перебью. Если не ошибаюсь, министр образования Фурсенко обещал, что студентам дадут доучиться. Как же так, опять обманули?

— Ну что значит обманули? Сказали же: «студентам дадут доучиться». Но никто же не говорил, что все, кто является студентами, являются студентами и в понимании министров. Студенты ПТУ, техникумов и т. п. — на самом-то деле не студенты, а пэтэушники. Поэтому и отсрочки им не положены. Или вот ещё — второе образование. Нашему человеку и одного много, а они второе получать идут. Ясно же — от армии откосить хотят. Поэтому получил диплом — шагом марш в армию. И так в своем институте четыре года на казенных харчах отъедался…

— Постойте, но почему четыре? Разве у нас в институтах обучение длится не пять, а иногда и шесть лет?

— Вам же объяснили: при получении диплома. Первого же диплома. А первый диплом теперь выдают после четвертого курса, когда человек получает степень бакалавра. Так что отсрочка студентам только на четыре года.

— Но это же — неполное высшее. Студент за время службы забудет, чему его учили в институте, и не сможет учиться дальше. Так с неполным высшим и останется.

— Не велика беда — забудет. Всё равно потом пойдет на рынок торговать. Писать-считать научили — и вперед приносить пользу государству. Бюджет налогами увеличивать…

— А как же наука?

— Ну… Науку мы из Америки импортируем, из Японии и других цивилизованных стран. Потом… Кстати, тем, кто отслужит по контракту, будет даваться право поступать в государственные вузы вне конкурса. Знания для этого вообще будут не нужны. Знания — это полная ерунда. Главное — диплом, который, к тому же, будет признаваться на Западе. Во всяком случае, нам так пообещали. А его как раз отслужившим по контракту вполне себе будут давать.

— Как-то удручающе это выглядит…

— Это почему же? Всё нормально и правильно. Вот, например, взять сельских учителей. Ну зачем им отсрочки? Точнее даже, зачем сельским жителям учителя? Это же пережиток проклятого тоталитарного «совка»! Вместо того, чтобы пахать, они, понимаешь, учатся! И что в результате? Молодежь из сел бежит в город! Потому что шибко умные стали. Из-за учителей своих сельских…

— А врачи? Врачи-то сельским жителям нужны?

— Зачем? Там же экология не загажена, поэтому и болеть никто там не должен. Вообще с врачами получился некоторый казус: работа сельского врача оказалась настолько невыносимой, что в качестве альтернативы армейской службе её выбирали только 160 человек в год. Подозреваю, что главная причина этого — скука. Врачам в селе совершенно нечем заняться, вот они и скучают целыми днями. Зато теперь их будут направлять на альтернативную гражданскую службу. Санитарами. В их же собственные больницы. Всё одно — веселее.

— А как насчет пресловутых «балалаечников»? Помнится, речь шла об отмене отсрочек талантливой молодежи…

— Вы сами подумайте: отсрочки «балалаечникам» даёт сам Президент. А он у нас по совместительству Верховный Главнокомандующий. И что же это получается — какой-то министр или депутат отменит отсрочку данную самим Верховным Главнокомандующим? Бред! Эти отсрочки ведь даются совсем не случайным людям, не быдлу какому-то. В конце концов, у нас в правительстве не изверги-сталины, детей своих на войну не отправят…

— Все равно, судя по всему, закон получится непопулярный. Как думаете, насколько велика вероятность прохождения этого законопроекта в Думе и Совете федерации? Может быть, депутатам удастся «отвоевать» часть отсрочек?

— Как это не популярный, если всю эту неделю только о нем и говорят? Вероятность принятия его Госдумой, полагаю, сто процентов. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов совершенно четко сказал, что закон примут как только — так сразу. Он человек честный — не зря же его партия «Партией Жизни» называется. Он честен и динамичен, как сама жизнь. И депутаты под его, и лично президента, руководством обязательно отвоюют ещё несколько процентов отсрочек. Чтобы их ещё меньше стало. Не зря же Сигуткин, председатель комитета Госдумы по обороне уточнил: «депутаты могут существенно подкорректировать правительственный законопроект в сторону дальнейшего урезания перечня оснований временно уклониться от службы». Разве не популярно объяснили?..

— А вот спикер Госдумы Борис Грызлов утверждает, что цель депутатов — всего лишь «упорядочить отсрочки», а будут ли их отменять — вообще не известно.

— Так там и так всё упорядочено. Всё в своих статьях, не как попало. Не по алфавиту, конечно, но всё-таки… Грызлов этого, может быть, и не знает, но оно и понятно — он же не читает законы, а их пишет. Как и все депутаты. Он так и сказал про закон насчет отмены льгот: «я этот закон не читал, но мы его примем». Ну не в курсе человек. Однако его в беде не бросят — когда нужно обязательно расскажут, что написано в законе и как именно Дума должна за него проголосовать.

— То есть молодым людям призывного возраста осталась одна надежда — что президент закон не подпишет, и он не вступит в силу?

— Надежда, как известно, обычно умирает последней. Но в данном случае она умерла, еще не родившись. Шутка. Но с долей правды — Владимир Путин сразу так и сказал правительству: «не тяните до выборов, готовьте законопроект быстрее». И оно понятно — это же его идея была — отсрочки отменить. Так что обязательно подпишет.

— Как Вы объясняете то, что пакет поправок к закону до сих пор не внесли на рассмотрение в Думу?

— Уже собирались вносить, но президент притормозил этот процесс. Дело в том, что в планы правительства закралась небольшая ошибка, а президент у нас все-таки не дурак, и ее вовремя заметил. Ошибка чисто математическая: обязались сократить число оснований для отсрочек на 40%, а всего их сейчас 24 штуки. 40% от 24 равно 9,6 — то есть дробное число. Сократить число отсрочек на дробную величину — задача нетривиальная и до сих пор не решенная, поэтому законопроект отправили на доработку.

— Как я слышал, массовая отмена отсрочек связана с запланированным сокращением срока службы до 12 месяцев. Это верно?

— Всё в мире взаимосвязано. Однако сокращение срока — штука серьезная. Тут думать надо. Года до 2008-го. А вот с отменой отсрочек тянуть никак нельзя. Ближайшей же весной закон уже надо подписывать.

— Сотрудники МВД, когда выступают против отмены отсрочек их сотрудникам, утверждают, что служба в армии «дешифрует кадровый состав оперативно-розыскных служб». Как такое может быть?

— Дело в том, что в последнее время сильно возрос интеллектуальный и культурный уровень нашей организованной преступности (проще говоря, мафии). Мафиозные боссы стали приличнее себя вести, лучше следить за своим здоровьем. Отслужившие же в армии сотрудники МВД много пьют, курят, ругаются матом, чем себя порой дешифруют.

— Спасибо. Ну и напоследок, чтобы Вы посоветовали ребятам, которым отменят отсрочки?

— Тем что побогаче — копить деньги для военкоматов. Остальным — уже сейчас, добровольно, начинать учиться есть тушенку с полугнилой картошкой, вязать портянки, красиво маршировать и класть кирпич.

— Но может быть, им стоит как-то протестовать? Митинги устраивать или ещё что-то?

— Ни в коем случае! Во-первых, митинги очень не нравятся президенту. Во-вторых, они очень не нравятся правительству. А президент и правительство — главное, что у нас есть. Нельзя их расстраивать.

Мы будем внимательно следить за ходом рассмотрения этого законопроекта в Госдуме.

Ну как бойцы! Назад в институт уже не хочется?
Ну как бойцы! Назад в институт уже не хочется?