Ученый учитель

ЮЛИН Анатолий

Классные часы у 9 «А»1 проходили несколько необычно. Ученики должны были приносить новостные сводки раз в неделю и, стоя у доски, рассказывать, что же творится в стране и мире. В отличие от одноклассников, Ване не приходилось как-то по-особенному готовиться для урока — обо всех новостях в мире политики он узнавал первым и запоминал наизусть. Нет ничего необычного в том, что Тамара Петровна к доске вызывала именно его.

Ваня не был одним из тех, кого не заботило будущее страны. Вовсе наоборот. Интересуясь историей, он искренне не понимал, почему же очерняется советское прошлое страны. Стоя у доски, он затронул скользкую тему :

— По данным опроса около половины населения недовольны жизнью в стране и готовы выходить на забастовки.

— А чем это они не довольны? — удивилась Тамара Петровна.

— Как это чем? А тарифы ЖКХ, цены, низкие зарплаты? А о новой реформе образования Вы слышали? — задал вопрос Ваня.

— Да только панику разводят! Мы в 90ые еле прожили, а сейчас, я считаю, все стабильно. Страна только из кризиса выходит! — заверила учительница.

— А при чем здесь 90ые? Мы что, должны постоянно в мусорке жить? И сколько уже можно про кризис? Двадцать лет «демократии», а все из кризиса выходим! Вы сравните, какой скачок был после 1917 года, когда Ленин …

— Да лучше бы твой Ленин и не рождался! Если бы не большевики, у нас процветающая страна была бы! Они только колхозы закрыли! — перебила Ваню Тамара Петровна.

— О чем Вы? Про Российскую Империю? Когда голод каждые 6 лет повторялся? И почему это большевики закрыли колхозы? — удивлялся познаниями учительницы Ваня.

— Горбачев — не большевик что ли? Он то и закрыл! Всю страну только разграбили! А идти нужно по примеру запада! — негодовала Тамара Петровна.

— Да, Горбачев большевик-то известный! — усмехаясь, подтвердил Ваня.

— Вот-вот! Всю страну только разграбили! А идти нужно по примеру запада! Вот построили люди капитализм и живут хорошо!

— При капитализме не может быть процветающей страны! Кто Вам сказал, что там люди хорошо живут? А почему же на забастовки выходят тогда? Да и вообще — Вы не забыли, какое отставание было у России от запада?

Повисла пауза. Класс напряженно следил за спором. Тамара Петровна не знала, что ответить. Ее познания в политике ограничивались передачами Сванидзе и Познера. Дальше самых распространенных мифов она уйти не могла.

— Да что мне твое экономическое развитие! Хочешь сказать, что мы сейчас хорошо живем — все же нашла выход Тамара Петровна, хоть и глупый.

— Так вы же сами сказали, что хорошо! — сказал Ваня, еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться. — И при чем тут большевики и нынешняя власть?

— Потому что они всё развалили! А мы и коммунизма не построили и к капитализму не подошли! Теперь и живем плохо из-за них!

— Живем мы плохо, потому что бандиты у власти — отрезал Ваня. — Да и разве у нас не капитализм?

— Официально нет! — заверила Тамара Петровна.

— Ну да. Экономика не рыночная и частная собственность куда-то исчезла. Ну, точно не капитализм! — усмехнулся ученик.

— Я смотрю, все хотят жить хорошо. Да только одни алкаши! Что в деревнях, что в городе! — снова «запела» Тамара Петровна.

— А кто их спаивает? Работы нет у людей.

— Так пусть кредит возьмут и строят колхозы! — размечталась учительница.

— А кто деньги даст? Чем отдавать будут? — заинтересовался Ваня.

— Государство выделит! — выкрутилась учительница.

— Государство и на похороны не выделит… — вздохнул ученик.

— Да не знаешь ты просто еще, как люди в то время жили! — сказала Тамара Петровна, пытаясь закончить ненужный ей спор.

— Зато прекрасно знаю, как живут сейчас. — подметил Ваня.

— Так! Хватит! Сейчас звонок будет! Можете собираться!

И действительно — почти сразу прозвенел звонок. Тамара Петровна была рада, что урок закончился. Ученики же, недавно напряженно следившие за спором, молча собрали сумки и вышли из класса, моментально позабыв о случившемся. Тем не менее, Ваня очень надеялся на то, что посеял хотя бы одно маленькое семечко сомнения в их головах, из которого когда-нибудь вырастут плоды.


Сноски

1 Совпадения имен и событий не более чем случайность.