Против коммунистической молодёжи Молодёжная политика КПРФ — взгляд изнутри

От редакции:

Вашему вниманию предлагается статья одного молодого члена КПРФ, воочию наблюдавшего то, как относятся к приходящей молодёжи в партии «официальных коммунистов».

Одна из главных проблем КПРФ — подавление инициатив у молодежи, либо проведение этих инициатив в жизнь — с условием, что плоды пожинают «более опытные товарищи», считай, начальство. Это плохо, в первую очередь не для самой КПРФ, а для коммунистической идеологии в целом. Молодые коммунисты (или, вернее, сочувствующие), вступившие в КПРФ или ЛКСМ из идеалистических соображений, очень быстро понимают, что все не так радужно. И хорошо, если у такого комсомольца появляется недоверие именно к КПРФ/ЛКСМ, если он понимает, что КПРФ — мягко говоря, не совсем коммунистическая партия. Гораздо хуже, когда молодые люди начинают разочаровываться в коммунистической идеологии, столкнувшись с безразличием, карьеризмом, некомпетентностью своих старших «товарищей» по партии. Многие начинают задумываться — а верный ли выбор они сделали? Почему бы не вступить в более искреннее, уличное, но националистическое движение? Ведь разницы, по сути, мало — КПРФ ратует за православие и РПЦ, визовый режим со Средней Азией, движение «Русский лад» учредили вот недавно, золотыми шлемами патриотов одаривают…

Чем тогда хуже какие-нибудь националисты, которые прямо предлагают все то же самое — только не прикрываясь социал-демократической риторикой, и не используя образы Ленина и Сталина во время предвыборных кампаний? Да ничем не хуже. Только честнее, пожалуй.

КПРФ своими идеологическими действиями действует на юные умы похлеще либеральной пропаганды. Среди комсомольцев ЛКСМ легко можно встретить людей, считающих себя монархистами, национал-патриотами — да кем угодно, в общем-то. Политинформация обычно ограничивается раздачей свежих номеров «Правды», которую никто не читает, либо опять-таки «предвыборными» делами — комсомольцев обучают не тому, в чем же, собственно, заключается коммунистическая идеология, а тому, как правильно себя вести, будучи наблюдателем на выборах. Комсомольская молодежь обыкновенно, просто используется в качестве бесплатной рабочей силы — и особенно не возражает, вероятно, еще не отвыкшая от этого со времен школы. Ребята постарше уже начинают составлять какое-то свое мнение о партии — насмотревшись на бесплодные митинги, на чинуш из областных комитетов, разъезжающих на дорогих автомобилях, на пенсионеров из числа старых коммунистов, отдающих чуть ли не большую часть своей пенсии «на газеты». Они видят, как на деле подавляется свободомыслие в «стройных рядах» КПРФ/ЛКСМ. Как не соблюдаются пункты устава, разрешающие свободу критики, например. Хотя по уставу КПРФ критика приветствуется, на деле любое замечание в адрес начальства (или, не дай бог, Геннадий Андреевича) заканчивается громогласными обвинениями в критиканстве, а то и в неотроцкизме (это такой КПРФ-ный термин, обозначающий внутренних врагов — ну, например коммунистов, считающих что «религия — опиум для народа»). Видят, какая пропасть на самом деле лежит между рядовыми членами КПРФ — и начальством.

И вот, перед этими ребятами уже встает выбор — оставаться в ЛКСМ (другими словами, начинать активно пресмыкаться перед начальством, добиваться должностей, в общем, превращаться из идеалиста — в карьериста). Или же уходить оттуда, да поскорее.

Вопрос в том — куда уходить?

Собственно, если понаблюдать за развитием ЛКСМ, можно заметить, что процент комсомольцев, вступающих потом в КПРФ достаточно низкий — подавляющее большинство просто-напросто уходит как из движения, так и из политики — разочаровавшись и в левой идеологии, и в какой-либо общественной деятельности. Какая-то часть переходит в другие партии и движения — но совсем не обязательно левой направленности. Подобно тому, как аутсайдеры и неудачники из молодежных структур Молодой Гвардии и всяких там движений «Наши» временами перебегают в ЛКСМ, случается и наоборот. Другие — более идейные, и почерпнувшие знания «не-партийным» путём, а из умных книг — уходят в настоящие коммунистические движения.

К сожалению, процент последних все-таки крайне мал — в основном, из-за того, что в сознании обывателей (которыми чаще всего и являются комсомольцы ЛКСМ, начавшие свое знакомство с левыми идеями только-только) именно КПРФ является единственным проводником в жизнь коммунистической идеологии в нашей стране. О других движениях мало кто знает. И, увидев, что такое ЛКСМ/КПРФ изнутри и чуть повзрослев, большинство комсомольцев начинают думать, что уже увидели, что из себя представляет компартия, и что это самое «что-то» им активно не нравится — ну или просто неинтересно.

И другого ничего не хочется.

Таким образом, из-за, мягко говоря, неумной внутренней политики КПРФ, достаточно большое количество молодежи отворачивается от коммунистической идеологии. Некоторые, конечно, остаются — некоторые стараются действовать, пользуясь некоторыми преимуществами, которые дает положение члена официально зарегистрированной парламентской партии. Но на таких инициативных людей в любом случае косо смотрят карьеристы из верхов — и в конце концов выдавливают путем сложных интриг, в которых, в отличие от идеалистично настроенных активистов, разбираются очень хорошо. Формально же, сколько бы молодых людей не уходило, либо не было исключено из ЛКСМ, разницы начальству никакой — ну, в крайнем случае, допишут в бумагах недостающее количество людей, и нет проблем.

Радует во всем этом только одно — все-таки, сколько бы молодых людей не уходило из ЛКСМ и КПРФ — на их место практически сразу вступают новые. Да, они вступают, чтобы разочароваться — но ведь вступают же. Значит, все-таки, эти ребята даже в своем юном возрасте понимают, что то, что происходит сегодня в нашей стране — неправильно, что надо что-то менять — и менять в сторону социализма.