Почему важна практика по делу Голунова?

Элина Гарева

Представляем Вашему вниманию комментарий адвоката и члена РОТ Фронта — Гаревой Элины Николаевны — по делу Ивана Голунова, журналиста либерального издания «Медуза». В связи с этим редакция rksmb.org напоминает о недавней публикации интервью с профсоюзным лидером компании «АЛРОСА» Валентином Урусовым, которому 10 лет назад подкинули наркотики, чтобы разогнать действующий профсоюз. Никакие либералы тогда профлидером не заинтересовались.

Общественные и политические СМИ потоком публикуют аналитику и новости по нашумевшему делу Голунова. Если коротко: дело Ивана Голунова (корреспондента русскоязычного Интернет-издания Meduza) касается ст. 228 УК РФ «Сбыт наркотических средств». В СМИ многие пишут «попытка сбыта», но УК РФ не содержит такой формулировки – есть покушение.

Для справки необходимо отметить, что часть 1 ст.30 УК РФ с позиции объективной стороны включает в себя формы приготовительных действий, которыми признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Приготовление к преступлению означает наличие прямого умысла (лицо знало о том, что нарушает уголовный закон, и хочет наступления последствий), что стороне обвинения необходимо доказать.

Признаки приготовления к преступлению определяются двумя неразрывными составляющими – это намерения лица совершить преступление и конкретные его действия, создающие условия для последующего совершения преступления.

Каждому левому активисту (поскольку он может столкнуться с ситуацией «подкинули менты») необходимо ознакомиться с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15 июня 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

Для следователя и суда об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителем.

Необходимо отграничить термин «покушение» от «приготовление» к сбыту наркотических средств. Приготовление к преступлению и покушение на преступление относятся к  понятию «неоконченное преступление».

Если приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств и орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, то покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействия) лица, непосредственно направленные на совершение преступления. В первом случае – создание условий для преступления, во втором – действия на совершение преступления. Разница есть.

Оба неоконченных преступления могут совершаться только с прямым умыслом.

В отличие от приготовления покушение всегда связано с совершением посягательства, непосредственно направленного на объект уголовно-правовой охраны, т.е. сами действия должны проявляться в самом исполнении преступления. Как при приготовлении, так и при покушении преступление не доводится до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Все это надо знать для понимания квалификации конкретных действий.

Возвращаясь к теме «наезда» на Ивана Голунова, стоит напомнить, что 11 июня 2019 года, через 5 дней после ареста, МВД России сняло обвинения и освободило Ивана Голунова из-за отсутствия доказательств его вины. Однако это не означает конец истории, учитывая, что Министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев ходатайствовал перед президентом РФ об увольнении начальника ГУ МВД по ЗАО Москвы генерала Андрея Пучкова и начальника управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков московского управления МВД Юрия Девяткина; при этом президент ходатайство удовлетворил.

Если всмотреться в практику дел, связанных не просто с 228-ой, а с политической 228-ой, когда таким образом «убирают» особо активных активистов, то практически 100% дел имеют обвинительный уклон и обвинительную практику. Не говоря за общую массу посадок по 228-ой.

Часто ли органы грешат «подкидываниями» мешочков? Часто, и не только касательно политических деятелей. Это общая проблема, и речь идет не о необходимости смягчения наказания за незаконный сбыт наркотиков, которые являются причиной смерти тысяч людей. Речь идет о слабой возможности повлиять на систему для того, чтобы пагубная практика «сливания» людей прекратилась.

Дело Голунова важно тем, что дело его прекратили на досудебной стадии. Не судья решил, что он «невиновен», иначе бы последовала апелляция и правоохранители бы не успокоились.

Низкая статистика оправдательных приговоров означает не то, что у нас «справедливый суд и эффективные правоохранительные органы», а то, что суды сплелись с обвинением в результате перехода России к капитализму.

В СССР в 60-70-е годы оправдательные приговоры составляли 25% (и-то диссиденты пинали суд за «негуманность и несправедливость», а народных заседателей называли «кивалами», что не совсем справедливо), при этом сегодня этот показатель равен 0%.

Усиленная шумиха вокруг дела лишь послужили поводом для отвлечения внимания населения от ряда насущных проблем на частность. Будь на месте Голунова тракторист Петя – никто бы ничего не написал, а ведь большая часть сидельцев в тюрьмах, кому «подкинули» — это трактористы и прочие работяги.

Либеральная публика вновь громко пошумела, провела митинги, в ходе которых ожидаются новые штрафы для участников (а может быть и посадки), а суть не уловила.

Материалы дела Голунова никто не видел, кроме адвоката, самого Ивана Голунова и обвинителей. Что там на самом деле – никто никогда не узнает, ибо объективную истину в таких делах не ищут.

Необходимо поздравить адвокатов Ивана Голунова с успешным результатом и готовиться воевать дальше.