Нет денег — живи на улице

ГОРШКОВ Алексей, КИСЕЛЁВА Алла

Одной из основ реформирования жилищно-коммунальной сферы является тотальная приватизация и обособление имущества граждан в частную собственность. Государству заботиться о трубах, которые вот уже 10-15 лет требуют ремонта, недосуг. Самое время переложить ответственность на нас с вами. «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих» — уверено путинское правительство. Коммунисты имеют другую точку зрения.

Одним из ключевых новшеств свежего Жилищного кодекса (1 марта 2005) является «товарищество собственников жилья» (ТСЖ). Этот «зверь» оказывается очень опасной для обычных граждан машиной в руках «инициативных» (имеющих деньги), «умных» (знающих, как отнимать деньги) и «предприимчивых» (умеющих деньги отнимать).

«Единая Россия» сотоварищи предполагает, что организовавшие ТСЖ граждане «осознают необходимость собственной инициативы по обустройству жилья и прилегающих территорий. И начнут либо сами (через выбранное ими же руководство ТСЖ), либо через управляющую компанию приводить в порядок всё, относящееся к их домам».

ТСЖ выбирает управляющую компанию. Или её назначают городские власти: в 2006 году во всех домах, где жильцы не объединятся в ТСЖ добровольно, управляющие компании будут назначены «приказом сверху» (а отбираться они будут официально — «на конкурсной основе», а в реальности — исходя из «предпочтений» конкретных чиновников). Итак, управляющая компания начинает «управлять». Однако стоит помнить о том, что это — коммерческая структура, и её цель — получение прибыли. Сделать это можно как минимум двумя путями.

Первый — это, как называют его сами «управленцы», «энергосберегающие технологии». Выглядит он примерно так. Сейчас тепло, поставленное в дома производителем-монополистом, не считает никто, кроме самого монополиста. Только он знает, сколько именно от него ушло тепла. Сколько его дошло до потребителя, сколько потерялось «по дороге», никто учесть не в состоянии по причине того, что у конечного потребителя (ТСЖ или конкретного жильца) нет механизма учёта тепла. Поэтому все накладные расходы (те же потери тепла ввиду изношенности труб и других коммуникаций) монополист «забивает» в стоимость, оплачиваемую потребителем. Проверить-то его, монополиста, всё равно нельзя. И поставить счётчики тепла жильцы не могут. Счётчик на тепло — вещь дорогостоящая, одному человеку ставить его невыгодно и сложно.

Но вот приходит управляющая компания и ставит общий счётчик на весь дом. И выясняется: реально жильцы потребляют не 100% тепла, которые они оплачивают, а примерно половину (для ровного счёта возьмём 50%). Например, не 1 Гкал стоимостью 100 рублей (цена условна), а 0,5 Гкал. Управляющая компания продолжает брать с жильцов по тарифу 100 руб., однако монополисту она теперь может платить строго по счётчику — то есть 50 рублей за реально поставленные калории. Итак, 50 рублей — чистая прибыль управляющей компании», полученная на «энергосберегающих технологиях».

Дальше начинается самое интересное. Что сделает монополист, у которого, при широком распространении этой схемы, ополовинятся доходы? Смирится, скажет «рынок есть рынок, будем изыскивать внутренние резервы или разоримся, как завещал великий Адам Смит»? Как бы не так! Он же монополист! Ему просто нужно поднять тарифы, пролоббировав этот процесс «где надо». Например — в администрации города или региона.

Он может поднять тарифы так, чтобы за ту же 1 Гкал получить уже 150 рублей — если управляющая компания согласится не увеличивать свою норму прибыли. Но она, скорее всего, в соответствии с принципами той же рыночной экономики, на такую филантропию не пойдёт, и норму прибыли увеличит. Значит, и стоить для жильцов тот же 1 Гкал будет уже не 100, и не 150, а все 200 рублей. И тепловой монополист, и управляющая компания в накладе не останутся… Любое «повышение тарифов» и для монополиста, и для «управляющих» — удобная возможность ещё больше увеличить свою норму прибыли.

Второй «золотой телёнок» для управляющей компании — само жильё. Сейчас, как известно, имеется два статуса жилых помещений: частная (приватизированная) собственность и «социальный найм» (неприватизированная). По действующему законодательству, выселять за неуплату квартплаты и счетов коммунальных служб жильца квартиры «социального найма» можно уже через 6 месяцев после появления задолженности. А типовой договор ТСЖ с управляющей компанией заключается на 12 месяцев. То есть, у последней всегда есть временная фора для того, чтобы через суд выселить неплательщика в «6 квадратов на человека по социальной норме». В лучшем случае, в «общагу», со всеми чадами и домочадцами.

Если до 2006 года жильцы дома не создадут ТСЖ и сами не выберут, кто их общим имуществом будет управлять, местные чиновники самостоятельно определят управляющую компанию.

Вероятное развитие событий: при невероятно высоких ценах за обслуживание многие дома останутся зимой без отопления и воды (и, как следствие, — с замёрзшей канализационной системой). Управляющие компании будут «тянуть до последнего», рассказывая обществу о скором преодолении трудностей, а потом просто массово откажутся соблюдать свои обязательства по поддержанию жилого фонда в функционирующем состоянии (как это сейчас уже сделало государство), сославшись на монополистов и действия местных властей.

Чтобы не платить по суду за отказ от взятых в рамках договоров обязательств, произойдет череда банкротств управляющих компаний, после которых судебным приставам будут доставаться пустые офисы и старые компьютеры… В этом случае государство скажет жильцам: а что вы от меня-то хотите? У нас же рынок! Обанкротилась компания? Так подавайте заявление в прокуратуру, пусть она разбирается…

Возможно, какого-то «Мавроди от ЖКХ» и поймают. Но людям, в очередной раз обманутым и поставленным на грань гибели, от этого будет не легче. В результате возможны социальные потрясения, по сравнению с которыми уличные выступления января 2005 года против монетизации покажутся невинными забавами…