Заявление Союза югославской коммунистической молодёжи (SKOJ)

Спустя шесть месяцев после опубликования антикоммунистической резолюции Совета Европы, парламент Республики Хорватии принял подобное, столь же неадекватное решение, осуждающее «коммунистические преступления» периода 1945-1990 годов.

Хорватия первая из республик бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии (СФРЮ), приняла антикоммунистическую резолюцию. Учитывая очень плохую экономическую ситуацию в Хорватии, такой политический акт совсем не удивителен. Это — всего лишь еще одна уловка нынешнего режима для отвлечения общественного внимания от революционного подъема в Хорватии.

О каких преступлениях они говорят? Те ли это ужасные преступления совершенные в период существования НДХ («Независимом Государстве Хорватии») времен Второй мировой войны, за которые преступников действительно следует подвергнуть судебному преследованию? Или может, преступлением было приговорить тех преступников-нацистов к смерти или к длительным тюремным срокам? Буржуазный режим в Загребе полагает, что мы поверим в миролюбивый характер НДХ? Что надеется доказать хорватский парламент?

После расчленения Югославии, в ходе Второй мировой войны, было организовано так называемое «Независимое государство Хорватия» (1). В этом «государстве» при помощи католической церкви были совершены самые ужасные преступления. В качестве примера можно вспомнить хотя бы позорную усташскую «фабрику смерти» Ясеновац. Получается, это было преступление — привлечь преступников к ответу!

Следуя фактическому ЕСовскому неомаккартизму, хорватские проимпериалистические марионетки только уводят внимание от проблем «горения» Хорватии. Доказательство этого тот факт, что хорватский Сабор даже не пошевелился, чтобы реабилитировать жертвы политических пыток на Голи Отток (2).

После освобождения страны народы Югославии, под коммунистическим руководством идущие к социализму, начали с большим энтузиазмом строить новую жизнь. На этой долгой почти полувековой дороге были получены существенные результаты в экономической и социальной сфере, в области здравоохранения, образования, культуры, науки, спорта. Югославия достигла значительного уровня развития.

Итак, хорватский Сабор полагает, что эти достижения были «преступным наследством»? В то же самое время хорватский Сабор принял решение по операции «Шторм» (3), охарактеризованной как «победная и освободительная».

Хорватский Сабор разжигает братоубийственную войну, имевшую место в Хорватии на протяжении 90-х. И нет никаких оснований, называть операцию «Шторм» освободительной. Факт в том, что это была банальная и неприкрытая этническая чистка.

После того, как эти решения были приняты, стало ясно, что призыв хорватского режима к беженцам возвратиться в их оставленные дома является столь же лицемерным, как и прежде. Оба решения — издевательская политическая уловка.

Европе не удастся с помощью неомаккартизма скрыть правду о достижениях реального социализма в нашей стране, предотвратить неизбежное возрождение социализма и изгнание нынешних проимпериалистических марионеточных режимов с Балкан.

Секретариат SKOJ

Белград, 10 июля 2006


Примечания от редакции

(1) 10 апреля 1941 года (после нападения фашистской Германии и Италии на Югославию) гитлеровцы организовали в Загребе «провозглашение» так называемого Независимого государства Хорватия (15 июня присоединилось к Берлинскому пакту 1940), посадив там у власти усташей во главе с Павеличем (усташи — националистическая, сепаратистская организация хорватских фашистов). Усташи установили в Xорватии кровавый террор, создали 24 концлагеря, ставших местами массового уничтожения людей. Стремясь разжечь в хорватском народе чувства национальной нетерпимости, они при поддержке католического клира организовывали зверское истребление сербского населения. За 4 года фашистской оккупации Xорватии погибло свыше 800 тыс. человек из 6,3 млн., проживавших в 1941 на территории «Независимого государства Xорватия» (БСЭ. Хорватия).

(2) Гали Оток (Голый Остров) — лагерь для политзаключенных-коммунистов (просоветской направленности) созданный секретным распоряжением Тито 9 июля 1949 года, после начала (1948) конфликта между руководством СССР и Югославии.

(3) «Операция «Шторм» («Storm») началась утром 4 августа 1995 года массированным наступлением хорватских сил на Книн. При этом размещенные в РСК» — (РСК — Республика Сербская Крайна (1991-1995) — непризнанное сербское государство на территории Хорватии, уничтожена в 1995 г.) — «силы ООН накануне операции таинственным образом исчезли. Краина была захвачена почти мгновенно, армия краинских сербов, состоявшая из 50 тысяч солдат с устаревшим вооружением, рассеяна» (по другим данным 15 тыс. боеспособных солдат, хорватская армия насчитывала 200 тыс. человек, НАТО оказывало хорватам техническую, политическую и материальную поддержку). «Никакой помощи от Белграда не было, и уже в полдень над Книном взвился 20-метровый шахматный флаг» («шаховница» — флаг «Великой Хорватии» времён гитлеровского приспешника Анте Павелича, снова становится хорватской символикой 25 июня 1990 года).

«За военным разгромом начался крупнейший исход беженцев за всю войну — около 200 тысяч человек, под палящим солнцем, без пищи и воды, двинулись по дорогам, ведущим к Баня-Луке и Сербии. При этом беспомощные люди — как оставшиеся в селах немощные старики, так и беженцы на дорогах — подвергались расправам, о которых даже западная печать поместила несколько леденящих кровь репортажей. 26 тысяч домов было сожжено. По данным загребской группы Хьюмен Райт Уотч, за время операции «Шторм» исчезло 6 тысяч человек и тысяча — после нее» (по другим данным из 500 тыс. населения в Краине осталось не более 5 тыс. человек, за 4 дня операции погибло около 14 тыс., около 12 тыс. пропало без вести). «И, вполне возможно, многие из них стали жертвами той охоты на людей, которая сопутствовала операции…

Речь идет именно об охоте без кавычек, о своего рода сафари, которое некое подпольное турагентство в Лондоне бралось организовать для европейцев, желающих пощекотать себе нервы убийством сербских беженцев. Недельные «каникулы» подобного свойства стоили всего 2700 долларов. Любители летели в Мюнхен, откуда их доставляли в Загреб, а оттуда — в «мягкую» зону военных действий, где они становились членами Хорватской интербригады. Им выдавалось оружие, и по условиям договора они получали возможность участвовать в грабежах и насилиях над беззащитными людьми, а также фотографироваться рядом с трупами» (Мяло К. Г. Россия и последние войны XX века (1989-2000)).