Первый

А. Пальган

Близится знаменательная дата — 10 лет со дня 1 съезда РКСМ(б). Как выяснилось, современные комсомольцы РКСМ(б) за дату создания ревкомсомола берут 3 съезд РКСМ (27 апреля 1996 г.), десятилетие которого отмечалось в этом году [статья написана в 2006 г. — ред.].

По этому поводу и родился сей опус. Автор может ошибиться в деталях, потому изначально просит прощения за возможные неточности.

Итак.

В Пермскую МКО (молодежную коммунистическую организацию) я вступил в начале 1996 года. Она позиционировалась тогда именно как ПМКО, и входила в РКСМ в качестве коллективного члена. Ориентировалась ПМКО на РКРП, хотя ее членами могли быть члены любых партий и беспартийные, придерживающиеся левых взглядов. Незадолго до моего прихода ПМКО рассталась со знаменитым ПОРТОСом, который включала в себя. Сегодня про такую организацию сказали бы — болото, но для тех времен это был прогресс.

Организация была активная, выпускала небольшую газету, иногда проводила различные акции, но в основном сотрудничала с «большими» братьями.

Мое знакомство с проблемами в «центре» началось с того, что один из наших членов съездил на учебу, организованную РКСМ в начале 1996 г. на какой-то базе отдыха в Подмосковье. Приехав с учебы, человек долго смеялся, рассказывая, как и что проводилось. Оказалось, что учеба прошла как в славные застойные времена, со скучными лекциями днем и возлияниями вечером. К тому же наш человек имел обыкновение таскать с собой диктофон, и ухитрился записать, как Маляров сотоварищи обсуждали дележ комсомольской кассы. Но кассету не уберег, маляровская банда обладая численным приемуществом вещдок изьяла. Память правда не стерли, и нам было о мероприятии поведано в красках. Правда как я понял, о том что «датском королевстве» что-то не ладно, разговоры ходили давно. Уже тогда наметилась оппозиция в лице Былевского и команды с «Бумбарашем» как печатым органом. Были обсуждения и было принято решение поддержать на текущем съезде Былевского.

Наступил знаменательный день. От нашей организации на 3 съезд РКСМ поехало 2 человека. Они нам впоследствии и изложили, что и как на съезде было. Пересказывать не буду, факты общеизвестные. Разумеется стало понятно, что практически произошел раскол в РКСМ. Организации поддержавшие Былевского вскоре начинают включать в свою аббревиатуру букву «б», трактуя ее то как «Былевского», то как «большевиков». На маляровскую часть повесили букву «м», что тоже было символично. Наша организация примкнула к первым.

Летом 1996 г. в Перми проводятся сборы для организаций, поддерживающих РКСМ(б), с Урала, Сибири и Поволжья. Приезжают так же гости из Москвы и Питера, в том числе Былевский. Размещаются по квартирам. Сборы были рассчитаны на 2 дня. Первый день участников беспощадно гоняли по лесам, кормили в полевых условиях, а в минуты передышки включали на магнитофоне лекции по марксизму. На 2 день была теоретическая учеба. Естесственно было и собственно обсуждение будущего комсомола, не прекращавшееся в свободное время.

Сборы были зачтены и у будущих организаторов 1 съезда РКСМ(б) сложилось тогда мнение, что и съезд вполне можно провести здесь же.

Официально в феврале 1997 г. собрался оргкомитет по проведению учредительного съезда РКСМ(б), который и назначил его на лето 1997 г. Окончательной датой стало 5-6 июля 1997 г. Место действия — Пермь.

Прямо перед съездом пермская организация провела для всех желающих военно-спортивный лагерь. Там впервые наши комсомольцы познакомились с Андреем Соколовым, продемонстрировавшего недюжие способности специалиста-пиротехника, которые вскоре и привели его в места не столь отдаленные.

Сам съезд проводился в актовом зале института Пермагропромпроект. Так как съезд был учредительным, то подавляющее большинство вопросов касались именно этой стороны. После недолгих прений было принято название РКСМ(б), где «Р» трактовалась как «революционный», а «б» оставлялась для дифференцирования от маляровского РКСМ и, по умолчанию, для символичной ассоциации с большевиками. Возражения, что со словом «революционный» комсомол могут не допустить до регистрации в официальных госорганах, были утоплены в презрительных репликах, типа, мы буржуйскую власть и спрашивать не будем, как нам называться, пусть катятся со своей регистрацией.

Обсуждение Устава и Программного заявления и выборы в руководящие органы протекали в рабочей обстановке.

Вне съезда событий тоже было не очень много. Местная политическая пресса находилась с полушоковом состоянии. Еще бы, такое событие — и в Перми. В последний раз комсомольцы вгоняли пермские СМИ в подобное состояние года за два с половиной до съезда, когда сняли на видео свои тренировки в маскировочной униформе и с оружием, и разослали кассету по местным телеканалам.

КПРФ на официальном уровне съезд проигнорировала, что неудивительно.

Свободное время делегаты проводили кто как. Часть людей были поселены в гостиннице, часть размещены на квартирах. Как отдыхали «гостинничные» я не видел, остальные собирались на одной из квартир, вели разговоры, пели песни, пили меды. Былевский радовал всех «Бомбой», «Мою девчонку…» и «У меня нет дома». Вспоминали и старые добрые «Красная ракета улетает вдаль» и «Вместе весело шагать». В последний вечер, те кто не разъехались, прокатились на теплоходе по Каме.

Уж десять лет прошло, а кажется, будто вчера. А пытаешься вспомнить подробности, и понимаешь, что 10 лет — не шутка.

На I Съезде РКСМ(б). 6 июля 1997 г., Пермь
На I Съезде РКСМ(б). 6 июля 1997 г., Пермь