Можно ли критиковать Маркса?

ЛЕБЕДЕВ Александр

От автора:

Статья посвящается всем поклонникам религиозного и квазирелигиозного сознания, особенно таковым в коммунистическом движении. Как и ознакомление с любым другим прямым и честным мнением, не отягощенным фальшивой позолотой так называемой «политкорректности», ознакомление с данной статьей может вызвать неконтролируемый разрыв шаблона у вышеперечисленных категорий граждан. За лечение порванных шаблонов, а также иные душевные и ментальные травмы, полученные в ходе чтения статьи, автор ответственности не несет. Дальнейшее чтение осуществляете на свой страх и риск. Вас предупредили.

Всем революции, пацаны!Давно хотелось высказаться о наболевшем, о тех проблемах, которые уже много лет терзают наше многострадальное коммунистическое движение. Одна из таких проблем — устойчивый и застарелый противный душок сектантства, пронизывающий каждую пору практически любой левой или коммунистической организации. И все вроде бы к этому привыкли, свыклись с этой удушливой атмосферой, мешающей российским коммунистам развернуться в полную силу. «Ладно, — успокаиваем мы себя, — мельница истории мелет медленно, но верно. Преодолеем и это.» Но что пугает — так это то, что не только не преодолеваем, а напротив — сектантство политическое переходит в какие-то совсем уродливые формы сектантства откровенно религиозного. Об этой весьма интересной тенденции и её носителях и хотелось бы сказать пару ласковых слов.

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, может показаться читателю крайне странным. Мой опыт политической работы подсказывает, что данный вопрос покажется странным в двояком отношении: одни коммунисты с полной уверенностью ответят «да, разумеется можно критиковать Маркса. И Энгельса и Ленина, и любых других вождей или авторитетов». Другие же, с точно таким же чувством собственной абсолютной правоты ответят: «Нет, ни в коем случае, такая критика невозможна!» Как нетрудно заметить, мнения диаметрально противоположны. Значит нужно попробовать копнуть глубже.

Кто такие Маркс, Энгельс, Ленин для современного мира, и для нас — марксистов? Прежде всего — великие философы своей эпохи, заложившие основы того, что ныне носит название научного социализма, научного коммунизма1. Для нас они бесспорно являются великими начинателями, великими учителями, заложившими прочный фундамент коммунистической идеи, позволившей, в частности, партии большевиков в свое время создать не только теоретическое обоснование возможности социализма в отсталой аграрной России, но и проработать вопросы, связанные с факторами и условиями победы социалистической революции и приоритетных мерах, позволяющих осуществить скорейшие социалистические преобразования на территориях бывшей Российской империи. Да, это действительно так. И автор статьи, относится к этим историческим фигурам с величайшим уважением, которого они объективно заслуживают.

Однако, сейчас мы говорим не про уважение. И даже не про величие данных, и иных фигур философов, политиков, просветителей и других борцов за новый, за лучший мир. Мы говорим про их восприятие некоторыми современными коммунистами, социалистами и иными сторонниками прогрессивных сил. Зачастую это восприятие даже не просто огорчает, а вводит в откровенный шок: великие просветители, великие рационалисты своего времени рассматриваются нашими товарищами вовсе не как важнейшее наследие — теоретическое, идеологическое, культурное в конце концов — своей эпохи, необходимое к самому тщательному изучению, поиску позитивного опыта и адаптации его к нашей, сегодняшней борьбе. Напротив, эти личности, их научные труды и политическая практика, рассматриваются как некие священные, сакральные вещи, критически рассматривать которые суть кощунственно для коммуниста2.

Но позвольте, друзья! Если мы вынуждены оценивать происходящее с привлечением таких категории, как «сакральность», «кощунственный», «осквернение», разве не является это уже само по себе абсолютным отходом от материализма и разумности? Разве подобное — квазирелигиозное — отношение к нашим классикам не является само по себе дичайшей дикостью для коммуниста? На мой взгляд ответ однозначен — для коммуниста, для рационалиста, для материалиста, для человека научного мировоззрения такой подход неприемлем! Более того, такой подход наносит и вполне конкретный вред. Какой именно? Попробуем разобраться на примере более простом и очевидном — на примере любой религии или религиозной секты в традиционном смысле этого слова, без всяких «-квази».

 

Слово о Вере

Является общеизвестным, что, например, христианство на протяжении как минимум полутора тысяч лет вело беспощадную и кровавую войну с наукой, беспощадную войну со свободомыслием в любой форме его проявления. Даже в рамках внутрирелигиозных распрей, то, что не соответствовало церковному канону, объявлялось еретическим и уничтожалось вместе с учениками и последователями, не говоря уже о учениях, рожденных вне церкви, учениях критикующих церковь и отвергающих её парадигму, её картину мира. В частности мрачная история европейской Инквизиции служит тому наглядным примером.

Как вы думаете, почему поповским нападкам подвергались и подвергаются прежде всего астрономия и биология? Только потому, что противоречат библии? Ничего подобного. Да у нас почти все аспекты жизни противоречат какой-нибудь отдельно взятой религиозной норме. Вплоть до электролампочки. Ну, есть же идиоты, которые воюют против генетики, исследований микромира, ИНН, компьютеров, штрих-кодов в конце концов. И всегда обосновывают свое мракобесие какими-то рассыпающимися в прах положениями своих древних сборников мифов — библии, корана, торы… не суть важно. Почему бы каким-нибудь другим идиотам не объявить войну и электролампочкам в том числе?

Что же касается особого рода ненависти к определенным наукам, то здесь всё в общем достаточно просто: астрономия и биология наносят страшнейший удар по религии — любой религии в головах людей, повергают её могущество сильнее и надежнее, нежели то делали Крестовые походы в отношении ислама и симметричный ответ — джихад со стороны мусульман. Зная и понимая астрономию и биологию, очень сложно и дальше оставаться в плену религиозных предрассудков. Зная эти дисциплины, ты понимаешь, что по меркам вселенной ты — меньше, чем ничто. Ты — маленькая такая букашка, ползающая по куску камня с тонкой защитной воздушной оболочкой, который летит себе по своим законам. А вокруг пустота. Бесконечная пустота и лишь изредка другие каменюки пронизывают её своим полетом. Я понимаю, друзья, дальше вам, отягощенным научными знаниями, рационализмом, здоровым прагматизмом, будет сложно, но всё же… Всё же попробуйте представить, попробуйте прочувствовать то, что я пытаюсь вам сказать. Попробуйте представить всю величественность этой небесной механики, попробуйте прочувствовать всю ничтожность ваших проблем с кредитом и ваших радостей от пятерки сына в школе на фоне бесконечного молчания Вселенной3.

Представили? Прочувствовали? Нет? Да ладно, признайтесь уже хотя бы себе — что-то да шевельнулось в глубине вас при виде этой картины. И наверняка у вас возник вопрос — а к чему это я давлю на эмоции? Обычно, когда давят на эмоции, пытаются что-то впарить: некачественный продукт, дополнительную переработку «за спасибо», очередного кандидата-жулика на выборах… Я тоже пытаюсь вам кое-что «впарить», а именно: понимание механизмов работы веры. Вернитесь на абзац назад, зафиксируйте себе те отголоски чувств, которые вы испытали. А теперь попробуйте мысленно перенести их на, скажем… простого менеджера Васю, который с усердием бьет поклоны перед деревянной дощечкой, который искренне верит, что «где-то там» есть некий всемогущий дядька, управляющий вселенной (ну типа самый-самый важный корпоративный начальник, даже выше Путина!). И ему, этому Самому Главному Администратору, в представлениях Васи есть дело до васиного невыплаченного кредита за «Форд-Фокус», ему есть дело до того, сколько шишек Вася набьет на лбу, выполняя упражнение «упал-отжался» перед разукрашенной деревянной дощечкой. Главному есть дело даже до того, сколько раз и с каким актерским мастерством прочтет менеджер Вася непонятную ему самому лабуду на старославянском. Но главное даже не это. Главное здесь то, что если Главному грамотно угождать, то он по-любому не только по жизни прикроет и с кредитом поможет, но и после смерти Васиного (будем честны: поизносившегося уже — пьянки, гулянки, нездоровый образ жизни…) бренного тела пристроит нашего героя на вечный отдых в Турции по программе «всё включено» в сады небесные, где Вася сможет наконец-то отдохнуть от трудов праведных, от кредитов, от осточертевших коллег и обязательных корпоративов, от жены, которую втайне ненавидит уже лет пять…. Работать не надо, учиться не надо, отвечать за свои действия не надо, да и самих действий не надо. Вообще ничего не надо! Лежи себе пузом кверху, кушай фрукты и прочие вкусняшки, наслаждайся арфами и пением ангелов 🙂

Угождать наш герой любит и умеет — за годы работы т.н. корпоративная культура вошла, что называется, в подкорку. А бородатые дяди в чёрном за умеренную плату подробно Васе объяснят, что Главный любит что не любит, какие подарки ему заносить и вообще как с наименьшими напрягами завоевать путь к сердцу бога (благо, Вася не первый — технология отработана). Или они говорят наоборот: пустить бога в своё сердце? А, в общем неважно: всё равно это лишь сделка: васины навыки подлизывания против оплаты кредита и пожизненной «брони» на курорте «Рай». Напоследок подчерку ещё один момент: Вася — не полный идиот, он не верит в говорящие горящие кусты и тому подобную чушь. Но Вася глуп и жаден, поэтому охотно верит в выгодные ему нелепые суеверия. Более того — он будет относиться к этим суевериям предельно серьезно, потому что видит за ними не простое мифотворчество древних евреев, позднее творчески переработанное на более чем 20-ти Вселенских соборах4, а вполне конкретные ощутимые ништяки для себя.

Теперь понимаешь, мой дорогой читатель, зачем я давил на твои эмоции? Если даже тебя (а мне хочется думать, что ты — человек рациональный, человек научного мировоззрения) при мысли о Вселенной и твоем месте в ней малость передернуло, то представляешь, что произойдет с нашим бедным героем Василием? Представь его шок, его животный всепоглощающий ужас при внезапном осознании того, что никакого дядьки-администратора «где-то там» нет, да и души в общем-то тоже нет, а значит и никаких ништяков тоже не предвидится: кредит придется выплачивать самостоятельно, а сам Вася после смерти станет всего лишь удобрением для новых поколений растений. И даже когда шок пройдет, а кредит будет выплачен, грусть-тоска будет грызть Васю до самой смерти: ведь большая часть жизни уже пройдена, а что он имеет? Ненавистная жена, нелюбимая работа, подорванное здоровье и скорую немощь старости. А из положительного только верный «Форд», в котором Вася теперь может комфортно торчать по 4 часа в знаменитых московских пробках. Добровольно и без всякой внешней помощи послушной овце стада Христова5. признать такое — да за это надо Звезду Героя давать без разговоров!

 

Потому что мы — секта!

«К чему здесь эти отсылки к христианам? — спросит любознательный читатель. — Ведь статья про Маркса». Поясняю: статья действительно про Маркса. На примере христианства я лишь хотел наглядно проиллюстрировать механизмы работы веры. И задам вопрошающим встречный вопрос: вот мы взглянули на праведного христианина Василия6. А с чего вы взяли, что вера в коммунизм или в любой другой вариант светлого будущего принципиально отличается? Конечно же, коммунизм в квазирелигиозной трактовке очередных «красных сектантов» предполагает свой образ «рая», своих «святых», своих «грешников», своих «праведников», да и содержанием будет посимпатичнее жизнеописания еврейского божка с отчетливыми наклонностями маньяка. Однако, вне зависимости от трактовок любого такого сектанта, этот самый «коммунизм» (а, это, чёрт возьми, наука!) в их устах вообще ничем не отличается от обычной религиозной идеологии, поскольку ни сам «коммунизм», ни его носители решительно не способны объяснить ни за счет чего «коммунистический рай» будет работать так, как они его описывают, ни то, какими путями прийти к этому самому «раю». Ясное дело, что ни о какой позитивной программе конкретных действий, да и вообще о позитивной программе на том или ином этапе развития коммунистического движения или следующего за революцией коммунистического строительства даже и речи идти не может. Откуда ей взяться, если сектантский горе-коммунизм практически не включает себя ни знаний из политэкономии капитализма и социализма, ни социологической теории классовой борьбы, ни теории революций… Да вообще ничего! Даже буржуазная социология и, отчасти, экономика включают в себя какие-никакие, но теоретические положения марксизма. Более того, без марксизма, хотя и основательно покромсанного и ревизованного, никакой современной социологии вообще не мыслится! Но у наших горе-героев, потенциальных вождей и министров будущей социалистической республики нет даже этого! Всё зачастую сводится чуть ли ни к абстрактным призывам типа «бей буржуев!», и к харчиковскому «Сталин, вставай из могилы… И наведи порядок! А то мы сами-то умишком слабоваты…»

Вот такой вот, друзья, современный российский «коммунистический рай», наполненный многочисленными борцами за символы, которые уже практически утратили под собой какое-либо содержание7, прикладными некромантами, занимающимися реанимированием Ленина Сталина Троцкого Мао Че Гевары или всех их вместе. Как будто бы эти тени Великих действительно физически могут встать из своих могил и проделать всю работу за не шибко одаренных реаниматоров! Мы пойдем другим путем, как говаривал классик. Мы не будем реанимировать тело Ленина или его приукрашенный слащавой пропагандой брежневского периода образ, а дело Ленина — дело реальной организации масс, дело реальной подготовки людей и политических структур к грядущей революционной буре, которая теперь уже со всей очевидностью захлестнет Россию в самые ближайшие годы по неустранимым причинам чисто экономического характера.

Что же касается критики Маркса — критиковать его, конечно, можно и нужно8. Любая наука должна понимать и принимать допустимость критики. Любая наука должна понимать и принимать возможность ошибки в текущей парадигме, общепринятых нынче теориях. Не сегодня-завтра откроются новые факты, которые выставят ранее стройную и прекрасную концепцию совсем в ином свете, а то и вовсе опровергнут в ноль, как это произошло, например, с теорией теплорода. Может ли произойти то же самое и с теорией Маркса, содержимым томов Сталина или уточнениями к ленинской теории империализма от нашего дорогого команданте Че Гевары? «Нет, никогда! Это невозможно!» — в ужасе возопят догматики-сектанты. «Конечно может!» — говорим мы. Более того, именно это непременно и должно произойти с марксизмом согласно самих же теоретических основ марксизма, конкретнее — согласно принципам диалектики. Марксизм во всей своей полноте и целостности, как и любое другое учение, будет рано или поздно снят более передовыми теориями, а его лучшие, наиболее правильные, наиболее приближенные к истине положения органично вольются в эти новые теории. В этом нет и не может быть никакой трагедии. Этот процесс естественен, как сама жизнь.9 во всей её полноте и многообразии. И только сектанты-догматики от коммунизма (скажем откровенно: ни черта в этом самом коммунизме не смыслящие) в истинно религиозном бешенстве охаивают тех, кто осмеливается говорить: ребята, вы идёте в тупик; ребята, мало заучить несколько мантр, мало механистически запомнить пару ленинских концепций, и уж тем более мало расставить по фэн-шую портреты наших великих вождей и философов прошлого. Это всё вообще никакого отношения к политработе не имеет, а обозначается модным нынче словосочетанием «имитация бурной деятельности». Имитация эта имеет вполне конкретную, но чисто манипулятивную цель — доказать её участникам в условиях отсутствия реальных дел и реальных успехов, что эти самые участники и их организации крайне важны, востребованы: подлинный авангард революции и спасители человечества.

Мне больно видеть как десятки талантливых, активных, преданных делу людей пытаются найти себя в таких эрзац-структурах, пытаются найти некий легкий и быстрый путь10 к победе революции. Мне больно видеть, как силы этих людей уходят в песок. Никаких легких путей победы нет и быть не может. Революция, хоть она и вызывается объективными причинами, всегда есть острейшая, смертельная схватка между старым и новым. Победа нового возможна только в жесточайшей борьбе, в жесточайшем напряжении всех прогрессивных сил общества на всех фронтах: идеологическом, политическом, экономическом, военном. Именно к такой всесторонней схватке с применением самых передовых технологий войны на всех перечисленных направлениях мы и обязаны готовиться, обязаны готовить наших людей.

История крайне редко дает революционерам второй шанс. Обычно, первый серьезный провал означает суд скорый и неправедный, веревку и ближайший крепкий сук. Уже одной этой причины достаточно для того, чтобы к предстоящей нам войне готовиться как следует.

 


Сноски

1 Отличие научного социализма от ненаучного (например, утопического социализма) в том, что научный социализм достаточно четко определяет критерии, особенности и специфику различных стадий (в рамках исторического материализма) развития человечества, условия существования определенных формаций, их особенности, условия перехода к новой формации, либо к определенному новому этапу в существующей формации (напр., от социализма к полному коммунизму или от классического капитализма к империализму) и т.д.

2 Т.е. любая попытка критического анализа с нашей стороны рассматривается не в контексте исследования и совершенствования марксизма для дальнейшей борьбы, а в контексте осквернения святыни.

3 Для тех, у кого плохо с образным мышлением, могу предложить занимательную картинку буржуйского просветительского журнала National Geographic, наглядно иллюстрирующую вышеописанное.

4 Представители православия признают только 9 из 21 Вселенских собора.

5 Для любых других религий это, разумеется, тоже верно.

6 Желающие могут мысленно заменить праведного христианина Васю на праведного мусульманина Ахмеда, а ангелов и арфы на 40 гурий. Суть не поменяется.

7 Скажу больше: такие горе-защитнички и наследники Ленина для дискредитации и Ленина, и дела Ленина делают не меньше, чем буржуазные пропагандисты, поскольку воюют за него преимущественно в виртуальном мире с виртуальными же врагами — короче, внутри своей головы. Выглядит это более чем убого, чем и обесценивает «защищаемые» символы. Также хочу заметить, что вполне возможно эффективно с пользой для дела защищать и историческую репутацию Ленина. Для это нужно не так много, как кажется: знание истории XIX-XX веков на уровне чуть выше школьной программы, определенное понимание принципов пропаганды, владение хорошим слогом иили графическим и видеоредактором. Но многим нашим великим революционерам такие нереально сложные штуки, большинство из которых без особых напрягов осваивает любой школьник, конечно же не под силу.

8 Читателю ни в коем случае не предлагается незамедлительно бежать критиковать дедушку Маркса. Более того, сам автор статьи пока не готов взяться за столь серьёзное дело, поскольку хорошо помнит про то критиков, а также «разоблачителей марксизма» слева и справа, уже великое множество раз за последние полтора века обломавших зубки на Карле Генриховиче. Практика показывает, что убирать таких титанов мысли с пьедестала способны лишь не менее блестящие умы.

9 Для того, чтобы сегодня понимать тот простой факт, что любой предмет или явление, неважно какое: человек, камень, компьютерная программа, научная теория, политическая программа или даже определенное общественное устройство, имеют свой жизненный цикл, своё время «рождения» и «смерти»; что ничего из вышеперечисленного не появляется из ниоткуда и не уходит в никуда — для этого совсем не обязательно читать Гегеля и Маркса, дабы позднее иметь возможность сыпать в разговоре многочисленными «-матами». Для этого достаточно всего лишь не быть полным невеждой.

10 Это не значит, что данные люди ленивы или малоидейны. Напротив, частенько мы видим в них поразительную идеологическую накачанность и готовность к самопожертвованию как в рутине рабочих будней, так и в бою. Но желание, что называется, бежать впереди паровоза, желание искусственно ускорить процесс, подчиняющийся прежде всего своим внутренним законам в которых задействованы куда как более мощные силы, чем горячее желание сотни-другой людей изменить мир, — есть занятие заведомо бессмысленное и бесплодное в той же степени, в какой бессмысленно и бесплодно было бы пытаться перекрыть бурный речной поток своим телом.

Всем революции, пацаны!

Комментарии

  • Кейт:

    Ревизионист ты хренов, Саша. Ленивый, трусливый и бездарный ревизионист. Жаль, мы слишком привыкли к капитализму. Потому и зарастает комдвижение такими персонажами, как ты. Кстати, для написания качественной аналитики мало пересказать личный спор трехлетней давности.

    • Здравствуй, Катя.

      Во-первых, тот факт, что ты виртуозно раздаешь газеты на проходных (дело нужное и полезное, не спорю), увы, не способен заменить собой марксистское образование.

      Во-вторых, если бы это была только твоя позиция — это было бы твоей частной проблемой, не более. Увы, твоя позиция далеко не уникальна, скорее наоборот. Таким образом, проблема носит вовсе не частный характер. Это проблема движения в целом.

      В-третьих, я, бесспорно, та ещё сволочь, но не надо мне приписывать каких-то левых грехов.

Comments are closed.