Деградация Компартии Украины

ШАПИНОВ Виктор

Постоянное снижение числа голосов, которые на разного уровня выборах подают за Компартию Украины избиратели, раздрай и расколы в собственных рядах — вот с чем столкнулись симоненковцы в последнее время.

Конечно, участие в правящей коалиции дает в текущей ситуации некоторые преимущества руководству партии. Также оно является и определенной гарантией прохождения избирательного барьера на следующих выборах, когда избирательные комиссии и подсчет голосов будет практически полностью под контролем правящей Партии Регионов. Однако и это не спасает от развала и деградации. Партия практически расходится по швам. Откололся Всеукраинский Союз рабочих, откалывается молодежь в разных регионах, в том числе Киевский горком Комсомола почти в полном составе, в глухой оппозиции к ЦК находится самая мощная Крымская республиканская организация. Почему это происходит?

Если рассматривать программу и стратегию КПУ с точки зрения классического марксизма, то окажется, что эта партия не только не может называться коммунистической, но и на социал-демократическую не по всем статьям тянет. Вместо социалистической альтернативы лидер партии Симоненко выдвигает лозунг построения государственного капитализма. Вместо борьбы за власть трудящихся — участие во власти всех уровней в составе коалиций с правыми партиями. Вместо борьбы против антисоциальной политики новой власти Януковича и Партии Регионов — ее полная поддержка. Кроме всего прочего — одобрение и поддержка авторитарно-корпоративного режима Медведева-Путина и реакционной Русской Православной Церкви — Московского Патриархата.

КПУ не является левой также и потому, что у нее полностью отсутствуют какие-либо связи с массами, с профсоюзными организациями, социальными движениями.Более того, никаких попыток найти такие связи не делается. Даже довольно крупные по украинским меркам акции рабочего протеста — такие, как захват Херсонского Машиностроительного Завода рабочими или борьба коллектива Крымтроллейбуса — не находят поддержки у Компартии. Это не говоря о полном отсутствии интереса к антизастроечному движению, акциям против милицейского беспредела и т.п.

В общем, кроме традиционной брежневской обрядности (которая сама по себе была уже не очень-то коммунистична) ничего коммунистического в Компартии Украины и не осталось. Основной избиратель партии — это те, кто отдает ей голоса по традиции, либо — не видя на левом фланге никакой альтернативы.

Однако было бы неправильным говорить, что причиной нынешней деградации КПУ является отступление от левых идеалов, идей Маркса и Ленина и т.п. Такое обвинение было бы несправедливым по той простой причине, что КПУ никогда и не стояла на позициях Маркса и Ленина, и ее руководство никогда не являлось носителем левых идеалов. Они всегда были более-менее умелыми имитаторами, эксплуататорами ностальгии избирателя и рядовых партийцев, фрустрированных ужасами капиталистической реставрации.

Причина нынешней деградации КПУ не в том, что она — не революционная партия, а в том, что она и собственной скромной реформистской программы, программы «умеренного прогресса в рамках законности» на деле не реализует. И не пытается.

Что я имею в виду? Компартия декларирует определенные цели. Они далеки от тех, что ставили перед собой классики марксизма и скорее походят на некий вариант правосоциал-демократической программы, не исключающей частной собственности и парламентаризма. Однако достижение и этих скромных целей предполагает приход партии к власти, поражение ее политических противников. А именно этого партийное руководство КПУ, похоже, пытается всячески избежать. Конечно, если бы Симоненко и Ко. предложили бы прямо сегодня власть «на блюдечке с голубой каемочкой», они бы не стали отказываться. Но если борьба за власть предполагает какие-то личные жертвы, хотя бы такие, как понесли «оранжевые» при Кучме, то лидеры КПУ на такой риск не идут.

Безопасней и выгоднее для руководства выглядит положение «младшего партнера» одной из крупных правых партий. Партнера, который может не без выгоды для членов этого руководства составлять разные блоки, причем даже со враждебными друг другу силами — сначала с Тимошенко, затем с Януковичем. Авторитет партии при этом падает, но некие «выгоды», о которых не всегда подозревают рядовые партийцы, «партия» получает.

В этом процессе, который Владимир Ильич Ленин назвал бы «политической проституцией», для руководства ЦК оказываются опасными не только принципиальные левые критики, которые ругают руководство за «буржуазное перерождение», но и любые конкуренты внутри партии, которые хотя бы частично принимают цели партии за чистую монету. Поэтому внутрипартийная жизнь с определенного момента превратилась в непрерывную чистку и подавление любого намека на собственное мнение.

Параллельно этому развивается процесс превращения КПУ в партию «профессиональных карьеристов». Если раньше кадры Компартии на местах составляли энтузиасты, часто бесплатно выполняющие сложные организационные задачи, то сегодня этих людей сменили так называемые «профессионалы». Эти люди получают зарплату (небольшую, но значимую в регионах) прямо из ЦК, являясь таким образом полностью лояльными исполнителями воли вышестоящего руководства. Для задач политической проституции и безыдейного лавирования между различными капиталистическими группировками такая бюрократическая машина является наиболее подходящей организационной формой.

Но если ничего не делать и не пытаться, а лишь торговать голосами избирателей, местами в списках и квотами в органах власти — то рано или поздно сторонники от тебя отвернутся. Именно это и происходит с Компартией Украины в последние годы.

Сегодня можно с точностью констатировать, что КПУ мертва не только как коммунистическая, но и как левая партия. Левая «ниша» украинской политики оказалась вакантна. Это почувствовали многие. Например, министр экономики Василий Цушко — опытный политик, бывший губернатор Одесской области, недавно избранный на пост лидера Социалистической Партии вместо полностью дискредитировавшего себя Александра Мороза. Несомненно, Цушко имеет политические амбиции вытеснить КПУ с левого фланга и занять ее место, пользуясь близостью к президенту Януковичу. Активизировался и лидер Союза Левых Сил, выходец из партии Мороза, Василий Волга, также занимающий не последнюю должность главы Государственной комиссии регулирования рынков финансовых услуг при новом режиме.

У радикальных левых, конечно, нет административного ресурса, нет достаточного финансирования, но и они имеют амбиции выйти из маргинального состояния и занять свое место на левом фланге украинской политики. И это не так нереально, как кажется тем, кто привык мыслить традиционными политтехнологическими схемами, где имеют значение только деньги и «ресурс». В истории сила идей, сила сплоченности и организованности достаточно часто одерживала верх над силой капитала и государства, чтобы такую вероятность можно было выкинуть из рассмотрения.

Источник: http://www.rabkor.ru/authored/8544.html