Десталинизация или декоммунизация что стоит за планом Федотова-Караганова? (марксистско-ленинский анализ)

ОСИН Роман

В основе статьи лежит доклад, сделанный на политклубе РКРП-РПК 25 мая 2011 года.

Введение.

Не так давно, в феврале 2011 года, «Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека» принял так называемую «Общенациональную государственно-общественную программу» «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». Данная программа является значимым политическим событием современности, как будет видно из ее содержания, бросает вызов значительной части российского общества, а потому не может не вызвать нашей реакции. Вообще говоря, десталинизация — тема большая и отнюдь не новая для российского общества. Неспособность капиталистической экономики хотя бы приблизиться к уровню достижений Советской страны, порождает тем большее оплёвывание достижений СССР со стороны современной идеологической обслуги олигархов.

Заметим, что еще буквально пару лет назад была образована комиссия при Президенте РФ, созданная в соответствии с указом Президента Российской Федерации от 15 мая 2009 № 549 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России«. Тогда сплошь да рядом можно было слышать о «прозрении» Дмитрия Анатольевича, мол «наконец, стали бороться с искажениями истории». Однако мало кто обратил внимание на последние слова, а именно «в интересах России». Как известно, Россия бывает разной: есть Россия олигархов и дворцов, а есть Россия рабочих и коммуналок, общего же между этими двумя «россиями», разве что кроме территории, ничего нет (да и то, буржуи, как мы знаем, строят себе «элитные районы», оставляя «быдлу» так называемые «рабочие окраины»). Поэтому уже тогда было ясно и по названию, и по составу комиссии (куда вошли такие «борцы» с фальсификациями как Сванидзе и директор Института Истории РАН Сахаров), что это отнюдь не путь к научному осмыслению отечественной истории, а, напротив, шаг на пути к ее еще более изощренной фальсификации и искажениям в интересах буржуазно-олигархической России. Именно поэтому все здравые коммунистические силы тогда восприняли эту комиссию как маневр, фарс, а не «прозрение». Как показала практика, эта оценка полностью подтвердилась. Сначала запущенная попытка публичного очернения советского прошлого, через усилия одного из верных «борцов с фальсификациями» Сванидзе в его передаче «Суд истории», где антисталинцы потерпели полное фиаско (напомним, в этой передаче «за» советскую систему голосовало от 70 до 95 процентов телезрителей). И вот очередная инициатива Совета при президенте по «формированию и развитию гражданского общества» по «десталинизации» российского общества, которая вызвала уже сейчас шквал дискуссий и споров.

В связи с этим, нашей задачей является изложить отношение коммунистов к очередной десталинизации, а главное дать марксистско-ленинский анализ как программе Федотова-Караганова, так и показать сущность всех десталинизаций в принципе, сделать определенные выводы для совершенствования работы коммунистов. В чем причины очередной десталинизации? Каковы ее декларируемые и истинные цели? Как мы должны себя вести в сложившейся ситуации? Что стоит за планом Федотова-Караганова? Как ему противостоять? Чтобы адекватно ответить на поставленные вопросы, необходимо не ограничиваться, как это часто делается, анализом плана десталинизации, а дать системный, комплексный марксистский обзор всех десталинизаций и выделить наиболее принципиальные черты нынешней. Это мы и попытаемся сделать.

Какой сталинизм защищают коммунисты?

Для начала, коли уж речь идет о десталинизации, постараемся ответить на вопрос: что такое сталинизм? Надо сказать, что многими современными левыми активистами этот термин не приветствуется, считается штампом, навязанным либералами и антикоммунистами, а, потому, недопустимым. На наш взгляд, ничего недопустимого и крамольного в термине «сталинизм» нет, и его антисталинское происхождение вовсе не означает, будто мы должны полностью отказаться от него. Напротив, именно сегодня, когда вся буржуазная пропагандистская машина направлена на дискредитацию понятия «сталинизм» как справа, так и слева, мы должны акцентировать свое внимание именно на понимании сущности сталинизма, которая была неразрывно связана с сущностью ленинизма и являлась его логическим продолжением подобно тому, как ленинизм был логическим продолжением классического марксизма. Мало того, на наш взгляд, попытки отождествить ленинизм и сталинизм также являются не вполне верными, ибо Сталин развивал марксизм в иных условиях, чем Ленин, он внес много новых положений, свойственных для нового исторического этапа — этапа строительства социализма и коммунизма, причем, не теоретического, а непосредственного, чернового, практического строительства со всеми вытекающими из этого перипетиями и сложностями. С другой стороны, формулирование понятия «сталинизм» поможет нам отмежеваться от так называемого «сталинизма 21 века», который, по словам небезызвестного Квачкова, сказанных им на телепередаче «Нтвшники» представляет собой «русский православный социализм». Подобные «сталинисты» любят противопоставлять «красного монарха» Сталина «безродным космополитам» марксистам, которые, дескать, хотели бросить Россию в пожар мировой революции. На эту тему у нас уже есть большая статья, где проводится разбор позиции подобных «сталинистов» и доказывается, что Сталин был не меньшим, а по факту, еще большим сторонником мировой революции, чем троцкисты (см. «Сталинская концепция мировой революции»). Так же по этой проблеме существует известная и идеологически выдержанная в ортодоксальном марксистском духе статья В.А. Тюлькина. Здесь же ограничимся констатацией двух моментов: во-первых, термин «сталинизм» следует признать обоснованным, во-вторых, истинный сталинизм неотделим от марксизма-ленинизма, а его практика — от строительства социализма. Мало того, сталинизм не отделим не только от внутреннего социалистического строительства, но и от внешнего, ибо социализм в отдельно взятой стране мыслился Сталину исключительно как этап на пути всемирной коммунистической революции.

Возвращаясь к определению сталинизма, думается, что его определить можно так: сталинизм есть марксизм-ленинизм эпохи социалистического и коммунистического строительства в отдельно взятой стране при наличии капиталистического окружения. Сталинизм есть теория и тактика осуществления пролетарской революции в условиях всемирного перехода от капиталистической к коммунистической общественно-экономической формации. Конечно, это определение не смеет претендовать на истинность в последней инстанции, но, с нашей точки зрения, именно такое определение сталинизма может стать основой для разработки связанных с ним проблемных вопросов. Коммунистам не пристало защищать и поддерживать всех, кто несет портрет Сталина на демонстрации. Мы марксисты, коммунисты, потому поддерживаем и боремся именно (и только) за истинный сталинизм, сталинизм как новый этап развития марксистской теории и революционной практики рабочего класса. Иного сталинизма мы не признавали, не признаем, и не будем признавать. Всякий иной сталинизм есть по существу антисталинизм.

Десталинизации прошлого — шаги к капитализации настоящего.

Исходя из нашего определения сталинизма как этапа в развитии теории и практики марксизма, десталинизация может носить исключительно антикоммунистический характер, ибо направлена именно на коммунистическую сущность сталинизма. Это несложно понять из истории всех десталинизаций, которые проходили в нашей стране. Можно выделить несколько основных десталинизаций: троцкистская (30-40 гг.), хрущевская (ХХ съезд), перестроечная (1985-1991 гг.), неолиберальная ельцинистская (1990-е годы), государственническая (период Путина, особенно с 2005 по 2010 гг.), современная неолиберальная.

Если мы посмотрим на те мифы, которые распространял еще Лев Троцкий, то увидим, что, в конечном счете, они приводили к простому выводу: свергнем клику Сталина, разожжем мировую революцию, и всё будет в шоколаде. Притом, что на деле попытка разжигания такой «мировой революции» в начале 1920-гг. во время войны с Польшей обернулись неудачей и поражением. Равно как обернулось бы полным провалом дела социализма и курс на мировую революцию в её троцкистском понимании. Свержение же Сталина позволило бы, во-первых, сбить страну с правильного ленинского курса развития, во-вторых, дестабилизировать обстановку, что в условиях предвоенного времени равнозначно работе на поражение единственного на тот момент в мире государства пролетарской диктатуры.

Аналогично и с десталинизацией хрущевской поры, начатой на ХХ съезде КПСС в 1956 году. Как известно, тогда, под прикрытием демагогии о «культе личности», нарушении «ленинских принципов руководства» и пр., протаскивался ревизионизм теории марксизма и практики социалистического строительства. К такого рода ревизионизму относится и антинаучное провозглашение «полной и окончательной победы социализма», и полулиберальная концепция «общенародного государства» при отказе от диктатуры пролетариата, и победа «товарников» в дискуссии о товарном производстве при социализме, и «реформы Косыгина», ряд необдуманных действий самого Хрущева (например, продажа МТС колхозам, создание совнархозов), словом, всё, что вело к ревизии и правооппортунистическому опошлению революционного марксизма-ленинизма, а также к расширению товарно-денежных отношений, т.е., к усилению капиталистической тенденции развития «раннего» социализма.

В перестройку, как мы знаем, десталинизация под изначальным прикрытием именами сначала Маркса-Ленина, затем социал-демократией, в итоге выродилась в откровенную контрреволюционную антикоммунистическую пропаганду 1990-х годов, огульное поливание грязью советского прошлого, пропаганду капиталистических рыночных порядков. В ту пору любили говорить про «общечеловеческие ценности», «сталинский террор» и пр. В итоге все закончилось развалом СССР, ликвидацией социализма и белым террором 1993 года.

Таким образом, как можно видеть, все десталинизации советского периода и 1990-х годов были направлены не на борьбу с нарушением прав, законности, необоснованными репрессиями, а на реставрацию капитализма, под каким бы предлогом они не преподносились. Антикоммунизм и буржуазный тоталитаризм — вот главная и основная цель всех десталинизаций.

«Сталинизм» как инструмент десталинизации.

Но общество не так легко приняло все изменения, которые ему преподнесли буржуи либерального разлива. Очень быстро нашлись те, кто стал бороться за восстановление социализма и исторической правды. Среди таких людей в силу объективных причин (реставрация капитализма сопровождалась уничтожением сильного государства, его внешнеполитических заслуг, что привело к активизации не только коммунистических, но и просто патриотических, державно-государственнических настроений) были сильны как коммунисты, так и все сторонники идеи сильного и могучего Российского государства (без подчеркивания его классовой сущности). Возник так называемый союз «красно-коричневых». И именно эти патриотические элементы, защищая Сталина, порою, не меньше левых, если не больше (не стоит забывать, что многие считающие себя «марксистами», увы, открещиваются от Сталина), но не как коммуниста и строителя нового социалистического общества, а как сильного государя-батюшку, «красного монарха», который приструнил «фанатиков мировой революции», по сути дела, сами стали на путь десталинизации. Ведь что значит отделять Сталина от социализма, марксизма, мирового революционного процесса? Это значит затушевывать его классовую сущность, а, следовательно, и призывать на современном этапе не к восстановлению сталинских принципов управления социалистическим государством, а к восстановлению абстрактного «порядка», абстрактного «сильного» государства, что по факту, может быть ничем иным, как призывом к усилению ныне существующего буржуазного государства. Нам могут возразить, что, дескать, многие современные государственники — ярые враги Путина и Медведева, против того строя, который сейчас, однако предположим, что они приходят к власти, не трогая основ капитализма. Не сложно предположить, что такие деятели попросту сменят «плохих» капиталистов-спекулянтов на «хороших» капиталистов-промышленников, хозяйственников, а учитывая законы развития общественно-экономической формации капитализма, основным из которых является закон обеспечения максимальной капиталистической прибыли путем эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путем закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путем войн и милитаризации народного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей (см. Сталин И.В. Т.16. С. 180), все это неизбежно приведет к торжеству эксплуатации человека человеком, обогащению ничтожной кучки за счет громадных народных масс под торжественной вывеской «великой России». Таким образом, государственнический сталинизм не имеет ничего общего с марксизмом и тем ленинско-сталинским социалистическим строем, который мы защищали, защищаем, и будем защищать.

Конечно, такое толкование Сталина, с переходом капитализма России со стадии контрреволюционной (разрушительной) на реставрационную (в определенном смысле созидательную с точки зрения капиталистов), стало очень востребовано не только в кругах лево-патриотической оппозиции, но и у власть предержащих. Учитывая тот авторитет Сталина, который до сих пор силен в народе (напомним, что по социальным опросам Сталина поддерживает стабильно больше половины населения), «сталинизм», исходящий из властных кругов, позволял решить сразу две задачи: во-первых, расположить к себе значительную часть «электората», во-вторых, взрастить через любовь и уважение к Сталину не дух протеста и революционности, а дух покорения, преклонения перед «сильной рукой», что крайне выгодно режиму. Это должно было вытравить из имени Сталина все то революционное и социалистическое, что и делает Сталина Сталиным. С этой целью писались всевозможные учебники по истории, где Сталин представал перед нами уже не «кровавым тираном», а «эффективным менеджером», снимались документальные фильмы, в которых обличались «троцкисты», а деятельность Сталина представлялась уже в ином свете. При этом современные власти пытались предстать перед нами эдакими наследниками «всего лучшего», что было в СССР. В этих условиях те, кто критикует власть и защищает Сталина с точки зрения «укрепления государства», сильно проигрывают, и у них находится все меньше почвы для аргументации, ибо даже ЕР берет на вооружение многие государственнические идеи (начиная с «суверенной демократии» и заканчивая «народным фронтом» Путина).

В этих условиях изначально методологически ложная, но на определенном этапе политически эффективная критика режима и защита Сталина с державно-государственнических позиций стали не просто безвредными, но во многом полезными для властей, особенно, если апологетика такого «сталинизма» сопрягалась с противопоставлением его марксизму-ленинизму и Великому Октябрю. Конкретные примеры такого лжесталинизма нами разобраны в уже упомянутой статье о сталинской концепции мировой революции (см. «Сталинская концепция мировой революции»). Здесь же отметим, что основными проводниками подобной линии сегодня являются руководство КПРФ, газета «Завтра», авторский коллектив «ВП СССР», Квачков и др.

И такая бы пропаганда «сталинизма» была милейшим делом для власти, если бы ни ее полная несостоятельность. Ведь, если власть взяла на себя роль «преемников» Сталина, то надо этому мало мальски соответствовать. Однако, даже за Путинское «золотое десятилетие» ничего достигнуто не было, а страна продолжает катиться в пропасть (см. Информационную сводку ИАЦ ЦК РКСМ(б)).

Десталинизация по-федотовски.

На современном этапе, власти вновь взяли курс на десталинизацию в неолиберальном ключе, то есть власть снова от «примазывания» к Сталину и его эпохе перешла на путь оголтелого ее очернения. Но почему именно сейчас? Неужели мало было десталинизаций предшествующих лет? Причины подобной «эволюции» нам видятся в следующем:

1. Полная несостоятельность буржуазной антикоммунистической пропаганды. Ни оголтелая либеральная, ни государственно-патриотическая десталинизации не принесли желаемых успехов. Несмотря на все мифы о «десятках миллионах расстрелянных» по всем соцопросам к эпохе Сталина положительно относятся более 50% населения страны. Показательно в этом плане интернет-голосование «Имя России», которое проходило в конце 2009 года. Тогда Сталин занял, несмотря на все подтасовки, третье место с минимальным отрывом от первых двух. Таким образом, неолиберальный вариант десталинизации был полностью провален, подросшее поколение не стало антикоммунистическим.

Использование же фигуры Сталина в интересах усиления государственнических настроений так же не оправдало себя. Население России к удивлению капиталистов и их приказчиков в Кремле, положительно отнеслось к Сталину, его эпохе, но в той же степени оно негативно относится к нынешней власти, которая не дает для их развития никаких перспектив. И подобный сталинизм рискует перерасти в радикальное сопротивление современной клике, а при определенных условиях — и в классовую борьбу с современным строем. Ведь нельзя же вечно примазываться к самому лучшему из СССР, а на практике показывать свою полную несостоятельность. Когда-то наступает момент, что даже деклассированный «сталинизм» может сыграть против правящего слоя, а впоследствии даже стать классовым идеологическим орудием в борьбе пролетариата за свое освобождение.

2. Международная обстановка. Конечно, можно сколько угодно говорить о том, что события в Греции, Франции, Германии, Англии, Ближнем Востоке от нас «далеко», что они с нами «не связаны», но было бы в высшей степени наивным считать, что обострение классовой пролетарской борьбы за рубежом никак не отразится на классовой борьбе в России. Уже сегодня мы можем видеть, что пролетариат России просыпается и начинает осознавать свои классовые интересы. Мало того, можно сказать, что он идеологически уже созрел до отрицания и недоверия сегодняшней власти. Вопрос весь в том, что уровень его классовой организации еще слаб, но вечным это быть не может и не будет.

3. Радикализация и классовая неорганизованность современного российского пролетариата. Развивая предыдущий пункт, скажем, что современное общество отнюдь не столь аполитично как его любят изображать буржуазные СМИ. Напротив, в последнее время, особенно, с развитием экономического кризиса, трудовой народ России медленно поднимает голову. Забастовки на «Форде», «АвтоВАЗе», «Пикалево», массовые акции протеста в Калининграде (в результате чего был отправлен в отставку местный губернатор), социально-экономические корни «манежки» — все это не может не тревожить господствующие классы. И им прекрасно понятно, что вечно переводить классовый протест то в ритуальные шествия «официальных коммунистов», то в «марши несогласных» из либеральной «оппозиции», то в межнациональную бойню не получится. Рано или поздно трудовой народ осознает свои классовые интересы и выступит единым интернациональным пролетарским фронтом как против ритуального правого оппортунизма и лжеоппозиционного неолиберализма, так и против национализма, но самое страшное для Кремля — против капиталистической системы в целом и диктатуры буржуазии.

С другой стороны, будь наш пролетариат чуть более организован для борьбы, власти бы, возможно, и не посмели пойти на такой, ничем не прикрытый, антикоммунистический шаг, ибо знали бы, что получат достойный ответ в виде массовых акций боевого протеста (не путать с ритуальщиной Зюганова). Открытое классовое наступление власти по всем фронтам (начиная от реформы социальной сферы и заканчивая декоммунизацией Федотова), с нашей точки зрения, свидетельствует о том, что буржуазия не боится организованного отпора со стороны рабочего класса и пользуется его временной разобщенностью.

4. Несостоятельность современной власти. Если раньше можно было отговариваться фразами, мол, «мы только начали строительство светлого рыночного будущего», «потерпите немного еще», то сегодня, по прошествии 20 лет, когда РФ так и не смогла достигнуть даже уровня 1990 года (далеко не самого лучшего года для СССР), болтовня о том, что надо еще немного «подождать» выглядит крайне нелепо. С другой же стороны, все те прожекты (план 2020, модернизация, нано-технологии, борьба с коррупцией и пр.), пущенные в ход в предвыборной кампании ЕР и Медведева в 2007-2008 гг., так и остались прожектами. Потому одной из подлинных причин очередной десталинизации является желание современной власти отвлечь внимание трудящихся от понимания несостоятельности ее курса и капиталистической системы в целом.

Обозначив основные объективные причины очередного витка десталинизации, рассмотрим основные положения плана по десталинизации. Официально план десталинизации называется программой «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». С ним и сопутствующими материалами можно ознакомиться на этом интернет-ресурсе (на данный источник, в ходе работы, мы и будем ссылаться при цитировании).

Здесь же заметим, что уже из самого названия программы видно три момента:

1. Отождествление сталинизма и коммунизма с тоталитаризмом (смешение политического режима с классовой сутью государства)

2. Признание всех «жертв сталинизма» безвинными овечками.

3. Пусть и крайне неуклюже, но делается очередная попытка затушевать классовую сторону вопроса, примирить всех со всеми (читай — подчинить себе трудящихся и затушить в них революционный дух борьбы).

Думается, эти три момента, вытекающие уже из самого названия, весьма показательны, ибо отражают, по существу, весь основной «дух» документа, основанный на фальсификациях, лицемерии, вранье, двойных стандартах и откровенном презрении к простому народу.

В самом начале программы лицемерно говорится о том, что «без освоения общественным сознанием трагического опыта России в XX веке представляется невозможным движение российского общества к реальной модернизации».Да уж и вправду, какая там может быть модернизация?! Модернизация буржуйских кошельков, коей на деле является современная модернизация России, не может проходить успешно в условиях, когда люди помнят и другую модернизацию — социалистическую. Модернизацию, при которой представители власти не хранили своих счетов в иностранных банках, а работали по 24 часа в сутки, отправляли своих детей на фронт вместе с детьми простых людей, гибли за страну, если надо. Куда уж там, прошлое и вправду трагичное для тех, кто воровал, кто хотел получить больше за счет труда других, кто работал на иностранные разведки с целью каким угодно путем свергнуть советскую власть, кто считал трудовой народ «чернью» и «быдлом», кто пополнял власовские и бандеровские отряды в годы ВОВ, кто творил перестройку и учинил развал СССР.

Приведем еще один интересный пассаж из программы десталинизаторов: «Одним из важнейших путей преодоления взаимного отчуждения народа и элиты, является полное признание российской катастрофы XX века». Если учесть, что «элита» уже давно «признала тоталитарное горе народа», а говоря прямо — вывалила столько грязи на Сталина и СССР, что больше уже и не помыслить, вероятно, теперь уже предлагают покаяться народу, но вопрос — за что? Может быть за то, что он посмел взять в свои руки власть и управлять страной самостоятельно, без капиталистов? А с какой целью каяться? С целью «преодоления отчуждения между элитой и обществом»! А, ну теперь-то понятно и можно перевести на марксистский язык: буржуи предлагают трудовому народу «признать» то время, пока он без их помощи управлял страной, «трагичным» и всецело посвятить себя службе своим господам, «элите», так сказать «преодолевать отчуждение свое от элиты», способствовать модернизации буржуйских кошельков, их счетов в западных банках, модернизации коррупционной системы и т.д. и т.п.

Об этом можно судить хотя бы по заявленным целям программы.

«Первая и главная — модернизация сознания российского общества через признание трагедии народа времен тоталитарного режима. Содействие созданию в обществе чувства ответственности за себя, за страну».Словом, кайтесь, рабочие, кайтесь, «сознавайте» вашу «ответственность» за страну, за «трагедию» которую вы пережили, которая состоит в победе в Великой Отечественной войне, полете в космос, бесплатном образовании, медицине, праве на труд, на отдых, которое большевики тоталитарно навязывали вам! Мы, капиталисты, вас от этого освободили! А вы, такие-сякие, еще и смеете возмущаться!»При этом — с главным акцентом не на обвинении тех из наших предков, кто творил геноцид, разрушение веры и морали, а на почтении и увековечении памяти жертв режима. Окончание гражданской войны, развязанной в 1917 г.»В общем, все, кто при Сталине хоть за убийство, хоть за хулиганство, хоть за шпионаж сели — все «жертвы тоталитаризма». Крайне дешевый прием — все валить в одну кучу, да еще и приписывать советской власти тягчайшее преступление — геноцид. Что ж, напомним, что далеко не все жертвы «сталинского террора» были невиновными, напротив, большинство из них несли ответственность абсолютно законно. Так, по данным комиссии Поспелова, осуждено незаслужено было всего 5%, в то время как 95% репрессировали правильно. Хотя, как мы знаем, «правильность» понятие классовое…

Вторая цель — «обеспечение поддержки программе модернизации страны со стороны наиболее образованной и активной части населения…».В этой фразе уже видится, что авторы-десталинизаторы рассматривают простой народ лишь как пушечное мясо, которое должно «покаяться и примириться», истинную же социальную базу они видят в «интеллектуальной элите». Позже мы остановимся еще на этом вопросе.

«Третья — укрепление объединительных тенденций на территории бывшего СССР и, возможно, бывшего «соцлагеря» — через осознание общности трагического прошлого.

Четвертая — укрепление международного престижа страны…»

Ничего более неразумного и нелепого даже с точки зрения усиления буржуазного государства и придумать трудно. Уж если и говорить об объединении (даже буржуазном), то вокруг положительного, но никак не вокруг того, что мы все покаемся и «признаем», что вся история ХХ столетия для нашей страны — это большая помойка и сплошной ГУЛАГ.

Но наиболее интересен для нас следующий отрывок из Программы:

«Возможные издержки от осуществления этой программы можно с лихвой компенсировать обращением к лучшему, что было в российской истории, — например, к блистательной эпохе, начавшейся с Екатерины II и закончившейся в 1917 г. Но продолжавшейся в неимоверно трудных условиях и в ХХ веке. Российская идентичность должна, наконец, основываться на том, что история России началась не в 1917, что мы страна не Ленина и Сталина, а страна и народ Пушкина, Гоголя, Толстого, Пастернака, Чайковского, Суворова, Жукова, Королева, Солженицына, Сахарова, наконец, Екатерины II, Александра II, Столыпина, внесших огромный вклад в развитие и славу страны и ее культуры».

Здесь сразу возникает ряд вопросов:

Во-первых, почему десталинизаторы, борцы за права человека, борцы с жестокостью, враги «тоталитаризма» во всех его проявлениях (как они себя позиционируют), восхищаются эпохой Екатерины IIи XIX веком? Ведь тогда было крепостное право, жесточайшим образом подавляли народные восстания (чего стоит казнь Пугачева в виде четвертования), затыкали рты несогласным (вспомните подавление восстания декабристов, которые всего-то просили царя даровать им Конституцию!) Конечно, можно сколько угодно прикрываться именами всех гениев эпохи (как они прикрываются русскими писателями), но если быть честным, нужно ведь как-то определиться, с кем вы: с Пушкиным или с Николаем I, с Толстым или с православной церковью, которая была идеологической основой царизма. Да и по числу смертей царский режим далеко обошел советский. Достаточно обратиться к конкретным цифрам, чтобы это понять. Так в хваленом 1913 году на 1 тыс. родившихся умирало в возрасте до года 269 человек. Российская Империя, «кормившая хлебом» всю Европу, постоянно голодала. Каждые несколько лет в дореволюционной России голод охватывал до 50 млн. человек. Голод 1932 года, к слову сказать, охватил по разным оценкам около 5 млн. человек. Да и если говорить о «тоталитарности» и «демократичности» Российской империи, то вероятно для господ Федотова-Караганова «демократично» расстреливать мирные рабочие демонстрации, как это было в 1905 и 1912 годах. К слову скажем, что через царские тюрьмы накануне I Мировой войны ежегодно проходило 1 859 314 заключенных (см. Макаров И.Н. Со Сталиным и без него. Воронеж 2009. С. 127). Как же быть тогда с правами человека и «ценой человеческой жизни»?

Во-вторых, удивительная избирательность десталинизаторов. Обратите внимание, что все те, чьими последователями объявляют себя десталинизаторы (не берем такие фигуры как Пушкин, Гоголь, Толстой, ибо только ленивый сейчас не поет им дифирамбы, возьмем политических деятелей) были верными слугами эксплуататорского класса. Екатерина II всю свою жизнь посвятила совершенствованию закрепощения крестьян, Столыпин прославился реакционной борьбой с революционерами (столыпинские галстуки, столыпинские вагоны). Ленин же и Сталин посвятили свою жизнь службе другому классу — классу тех, кто работает, кто не эксплуатирует других, а сам эксплуатируется. Выходит, что за байками о «правах человека» стоит вполне определенная классовая преемственность и классовая основа!

И действительно, если мы рассмотрим непосредственно конкретные меры по десталинизации, то легко убедимся в ее глубокой классовой предвзятости. Смотрите сами, программа предусматривает несколько направлений: увековечение памяти о погибших, увеличение выплат и компенсаций, рассекречивание архивов, поддержка научных работников, занимающихся темой репрессий (читай — чернящих советскую власть), образовательные проекты (то есть теперь в школах будут рассказывать про то, что Сталин ел детей, еще больше), а также политико-правовая оценка. Как можно видеть, все эти направления, кроме, пожалуй, рассекречивания архивов, которого не будет (как водится, рассекретят только «удобные» архивные материалы), носит чисто предвзятый, классовый характер. Ведь, правда, если увековечивать жертвы репрессий и увеличивать им компенсацию, отчего же не выплачивать компенсацию жертвам расстрела 1993 года, потомкам расстрелянных рабочих в 1905 и 1913 году, потомкам жертв белого террора? Да все от того же, что власть сейчас в руках последователей Колчака и Власова, и они то уж точно никогда не будут каяться перед своими жертвами — жертвами своего террора.

Не касаясь всех моментов программы, следует остановиться на политико-правовой оценке. В приложениях к программе прямо сказано, что «отсутствие такой оценки дает возможность сторонникам различных экстремистских идейных течений оправдывать преступления, жертвами которых стали миллионы людей, продолжать пропагандировать насильственные методы решения общественных проблем».Что ж, теперь ясны намерения «наших» «правозащитников». Оказывается дело в том, что сторонников советского строя нужно просто законодательно объявить преступниками! Поставить вне закона! (Напомним, что экстремизм преследуется по УК РФ, и подобного рода заявления можно расценивать как прямой призыв к репрессиям). Что же, в Программе и на сей счёт есть интересные положения, согласно которым на государственную службу не будут допускаться те, кто «не признает преступлений тоталитаризма». Подобные выпады противоречат даже современной буржуазной российской конституции и всем законам. Ведь в конституции прямо сказано, что никто не может подвергаться дискриминации по идеологическому признаку, а здесь мы видим призыв к открытой дискриминации! Это положение стоит использовать как против власть имущих, так и против «оппозиционеров» либерального толка, которые любят строить из себя борцов за права человека, но при этом с большим восторгом приняли план Федотова-Караганова. Положительное отношение либералов к этому антиконституционному плану, может облегчить нам разоблачение их лицемерия и классовую ориентацию.

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, мы можем констатировать, что основными действительными целями этой Программы являются такие, как увести внимание от проблем текущего дня, вытравить остатки коммунистического сознания, запретить коммунистическую идеологию и поставить коммунистов вне закона.

С политической точки зрения, содержание Программы Федотова носит открыто классовый характер, иллюстрирует лишний раз усиливающуюся тенденцию фашизации Российского государства, которое запрещает антифашистскую символику (как еще назвать отказ в регистрации РОТ ФРОНта по мотивам того, что, видите ли, антифашистский символ партии «угрожает сегодняшнему государственному строю»?!), дозволяет проводить нацистские марши и пытается запретить коммунистическую идеологию. С юридической же стороны, план десталинизаторов является противоречащим даже той буржуазной бумажке, которую именуют конституцией. Конечно, думается, этот правовой аспект — не проблема для авторов программы десталинизации. Мы не утописты, а коммунисты, потому прекрасно понимаем, что вся государственно-правовая надстройка есть лишь инструментарий для классовой диктатуры и классового произвола со стороны господствующего класса. Если возникают «проблемные моменты», закон всегда можно «скорректировать», но мы обязаны использовать это антиконституционное положение программы в нашей пропаганде как дополнительное доказательство негодности и несостоятельности либерализма как идеологии «правового государства» и буржуазной «демократии», подтверждение классового подхода к праву и государству.

Несмотря на это, большинством голосов (34-за, 3 — против, 1 воздержался, 2 не голосовало) данная Программа была принята.

Классовая сущность проекта «десталинизации».

Несмотря на то, что мы уже обозначали классовую сущность проекта, думается, стоит остановиться на некоторых высказываниях самих «основоположников» и апологетов проекта чуть подробнее. Начать необходимо с того, что в программе и во всех выступлениях Федотова, Караганова и остальных пропагандистов десталинизации, не сказано ни слова о десталинизации, а везде говориться о «борьбе с тоталитаризмом». Так, Караганов на представлении проекта Президенту, открыто говорит, что «в популярной прессе наш проект получил название «Десталинизация». Это неточно и политически неправильно, хотя суть проекта, естественно, и в десталинизации, и в декоммунизации российского общественного сознания и самой нашей страны». Таким образом, сами основоположники признают свой проект не просто десталинизацией, а именно декоммунизацией! Это означает, что некоторая часть из господствующих кругов буржуазии открыто встала на антикоммунистическую сторону. Эта антикоммунистическая, а, следовательно, антипролетарская и пробуржуазная сущность проекта проходит красной нитью через все выступления его идейных вдохновителей. Только послушайте, с каким упоением Караганов лебезит перед эксплуататорами — дворянством, помещиками, буржуазной интеллигенцией, с одной стороны и с каким презрением говорит о простом трудовом народе, который сделал революцию. В своей статье в РГ «Роман с тираном без конца?» Караганов открыто и не стесняясь говорит: «этот самогеноцид продолжался десятилетия, начиная с уничтожения дворянства — наиболее образованной и патриотической части общества, носителей национальной гордости; буржуазии — наиболее предприимчивой и конкурентоспособной его части; через уничтожение и изгнание интеллигенции — носителей интеллекта нации; наконец, через уничтожение духовенства — хранителей традиционной культуры и морали. Затем последовали коллективизация, голодомор, нацеленные на уничтожение лучшего крестьянства. Именно они, видимо, стоили стране наибольшего числа жертв«.

Считаем, что нет смысла разбирать это высказывание, ибо оно говорит само за себя — для декоммунизаторов «солью земли русской» является не простой трудовой народ, а все эксплуататорские классы, которые только можно собрать, вся та реакционная, мракобесовская масса (духовенство-то — хранители морали!), словом, все самое мерзкое, что было в нашей истории и в нашем народе — вот на что ориентируются декоммунизаторы нынешней России и власть, которой они служат. За подобные высказывания стоит только поблагодарить господина Караганова, ведь он с легкостью сам выдал свою классовую сущность — сущность слуги эксплуататоров и угнетателей, чего обычно так открыто не делают прислужники капитала.

Другие, не менее интересные, высказывания Караганова открывает нам глаза на то, как он относился к тем, кто делал революцию, осуществлял коллективизацию и индустриализацию, воевал и победил в Гражданскую войну, кто, взбешенный лицемерием попов, рушил церкви (к слову сказать, для справки: церкви стали рушить еще в начале 1917 года сами люди, многие из них были даже верующими, ибо им надоело видеть возмутительное несоответствие проповедей и дел конкретных представителей духовенства). Он говорит: «Если мы не признаем до конца правды, мы останемся наследниками не лучшей части нашего народа и не лучшего в нашем народе, а худшего в нём и худшей его части: палачей, стукачей, коллективизаторов, организаторов голодоморов, разрушителей церквей». Вот уж и вправду ОНИ никогда не станут продолжателями дела тех, кто вершил коллективизацию в труднейших условиях, кто готовил страну к Великой Отечественной войне, кто боролся с внутренней контрреволюцией в рядах НКВД. Это не их предшественники, и то, что Караганов в открытую назвал этих людей «палачами, стукачами», стоит только приветствовать и показывать с целью вскрытия классовой сущности декоммунизации. Ведь этими «палачами и стукачами» была основная часть населения СССР, поддержавшая и отстоявшая с оружием в руках в годы Гражданской войны (которую, заметим, десталинизаторы называют «началом геноцида»!), умиравшая «за Родину, за Сталина» в годы Великой Отечественной войны (не стоит забывать, что лучшими по своей подготовке были именно бойцы НКВД — пограничники, состоявшие в непосредственном подчинении Берии), — все эти люди — палачи и стукачи, те, за кем не следует идти и на кого не следует равняться, по мнению десталинизаторов. Зато попы, прихвостни буржуев, сами буржуи и помещики, которых еще русские классики описывали в образах «обломовых» и которые готовы были сдать Россию на поругание Антанте — это, конечно, наша национальная гордость! Что ж, спасибо вам, господин Караганов, за то, что вы показали свое истинное лицо лакея буржуазии, продолжателя самого мерзкого и постыдного, что было в истории России! Комментарии тут излишни.

Но апогей презрения к трудящимся можно наблюдать даже не в том, что мы только что процитировали. Послушайте дальше: «Творческая часть населения снова начинает считать «эту страну» не своей и начинает уходить либо от созидательной деятельности, либо за границу. А наверх вылезает именно та серая неконкурентоспособная масса, которая когда-то совершила революцию, чтобы пограбить, потом убивала лучших, а сейчас просто безудержно ворует«. Конечно, автор все смешал в кучу, он поплакался на то, что многие умы покидают нашу страну, но при этом не указал на основные причины, которые приводят к этому, ибо тогда бы пришлось касаться анализа капиталистического строя, который господствует в России сегодня. Караганов бессовестно отождествил тех, кто ворует ныне, с теми, кто делал Великую Октябрьскую Социалистическую революцию 1917 года, хотя в действительности те, кто делал революцию, попросту расстреливали в те годы прототипов тех, кто ворует сегодня, и вполне заслужено. Но основную суть десталинизатор сказал весьма недвусмысленно, а именно то, что он считает тех, кто делал революцию (а это и рабочий класс, и крестьянство, и бойцы Красной Армии, которые рекрутировались из этих двух классов, победившие в Гражданской войне, проливавшие кровь за Советскую власть, словом, это — большинство население тогдашней Российской империи, которое осмелилось подняться против векового угнетения и унижения), «серой неконкурентоспособной массой». Более искреннего саморазоблачения трудно себе и представить.

Другие приверженцы фашизации России идут еще дальше. Так, например, декоммунизатор профессор Денисюк И.Ю. договорился до того, что оказывается «для ограничения хождения Сталинских идей в молодежной среде необходимо ввести цензуру на книги, включая псевдоисторические и фэнтези, от которых молодые люди и получают превратное представление о временах коммунизма». Вот так и демократия! Оказывается вернейший путь к «демократизации» по-капиталистически — это ввод цензуры для сторонников сталинских идей! Что же, весьма ценное высказывание, пусть попробуют они теперь заговорить о правах человека, мы-то знаем, что права человека в буржуазном понимании суть права олигархов грабить многомиллионные массы трудящихся.

Другой декоммунизатор Г. Трубников — руководитель центра «Христианская демократия» (название центра говорит само за себя) — заявил, что «вооруженный мятеж, насильственный захват власти — особо тяжкие преступления в любом уголовном кодексе ХХ века». Что ж, по такой логике, если мериться числом нарушенных законов, то господин «христианский демократ» должен говорить о полной нелегитимности сегодняшнего государственного строя, который был основан на нарушении всех основополагающих законов СССР. Однако по этому поводу у Трубникова молчание.

Таким образом, мы имеем дело с неприкрытой классовой агрессией на идеологическом фронте классовой борьбы, агрессией наиболее реакционных слоев современной российской фашиствующей буржуазии. Десталинизаторы открыто нам говорят о «преступлениях сталинского тоталитаризма», «расстреле царской семьи», при этом восхваляя всех правителей, стоящих на службе у эксплуататоров, забывают о том, что они лили народную кровь гораздо больше, чем во времена Сталина (да и то, при Сталине, как правило, лилась кровь той части народа, которая предавала интересы большинства населения, сегодня же льется кровь того самого большинства), что при Сталине численность населения росла, а сегодня падает. Сами по себе жертвы репрессий мало волнуют декоммунизаторов. Если бы они всерьез о них беспокоились, тогда надо было требовать покаяния от всего человечества, ибо вся история есть история борьбы, в ходе которой гибли люди. И руководство СССР сделало все от него возможное, чтобы максимально сберечь трудовой народ и свести его потери к минимуму (не стоит забывать план Гитлера, по которому предполагалось вырезать основную часть населения Советского Союза).

Декоммунизаторы с легкостью дают право своему классу как угодно давить народные выступления против эксплуататорского господства (чего стоит оправдание ельцинского террора в 1993 году как «необходимого» всеми либералами. К слову сказать, расстрел царской семьи подается как верх жестокости, хотя в расстреле Дома Советов в 1993 году погибло куда больше народу, чем при расстреле царской семьи), при этом они лишают такого права трудящиеся массы, объявляя революционность «экстремизмом», насильственное подавление эксплуататоров «тоталитаризмом», призывают каяться. На деле же это есть призыв к покаянию эксплуатируемых перед эксплуататорами, призыв вычеркнуть из памяти трудового народа ту эпоху, когда именно этот трудящийся народ впервые в истории человечества взял в свои руки государственную власть и без капиталистов, без «высокообразованных» дворян и помещиков сам встал у руля страны и рулил ею в своих интересах, причем рулил весьма неплохо. И сегодня гроздья гнева зреют в народе, сегодня трудящиеся все чаще и чаще вспоминают Сталина и его эпоху. Вспоминают не только Сталина, но и всю систему социализма, вспоминают не только в странах бывшего СССР, но и в странах Восточной Европы, где положение простых трудящихся тоже резко ухудшилось. И этот гнев и ностальгия очень скоро могут перерасти в осознанную борьбу за отнятое отечество против класса эксплуататоров. Вот чего более всего боятся декоммунизаторы на самом деле.

Таким образом, основной целью десталинизаторов, по их собственному признанию, является декоммунизация и юридический запрет коммунистической идеологии, как это имеет место в Польше, Венгрии, по факту в Прибалтике.

Фальсификаторский характер проекта декоммунизации-десталинизации.

Одной из особенностей программы является ее крайний антинаучный и антиисторический характер. Выражается он в двух аспектах: мировоззренческом (программа построена на лженаучном фундаменте либерализма» и историческом (в плане десталинизаторов фигурируют грубейшие фальсификации, мифы, замалчивания отдельных «неудобных» фактов).

В области мировоззрения комментарии излишни, ибо мы видели как «поборники идеи прав человека» сами же открыто показывали свою сущность, называя народ «неконкурентоспособной массой», а помещиков и капиталистов «самой образованной и ценной частью общества». Интереснее вопрос исторической честности. Причем интерес вызывает не сколько сам факт фальсификации истории, к чему мы уже привыкли и без этого, сколько то, от кого она исходит. В антикоммунистическом проекте приводятся цифры десятков миллионов человек. Сами Федотов и Караганов в своих статьях направо налево сыпят цифрами «40-50 млн». Однако, есть всем известные, подтвержденные данные, согласно которым всего за 30 лет «сталинизма» было подвергнуто репрессиям около 3-4 млн. человек, расстреляно же было около 799 тыс. человек. Десталинизаторы нам говорят, мол, еще не все архивы открыты, на самом деле жертв было больше. Но в таком случае как они нам объяснят численный рост населения СССР? По данным переписи населения, проведенной в январе 1959 года, численность населения СССР составила 208.827 тысяч человек. К концу 1913 года в тех же границах проживало 159.153 тысячи человек. Таким образом, средний ежегодный прирост населения нашей страны в период с 1914 по 1959 год составил 0,60%. В «демократических» странах этот показатель составлял 0,46% (Англия), 0,41% (Франция и Германия). И это, притом, что Советский Союз пережил самую тяжкую войну за всю историю человечества и потерял в ней мирного и военного населения 26 млн. человек. Думаю, если бы еще от репрессий погибло 50 млн., то некому бы было воспроизводить новые поколения, это элементарно для любого здравомыслящего человека.

Другой стороной вопроса является замалчивание исторической правды о роли руководства страны в пресечении беззакония, первых реабилитациях невинно осужденных, которые начались еще в конце 1930-х годов. На эту тему у нас уже имеется большая статья. Здесь же отметим лишь то, что 17 ноября 1938 года было принято Постановлении Совета народных комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В данном постановлении осуждались допущенные необоснованные репрессии невинных людей, давались указания на привлечение виновных к ответственности, отменялась система судебных троек.

Претворяя в жизнь данные задумки, был проведен и ряд практических мер, а именно: нарком внутренних дел Ежов, при котором, собственно, и были допущены ошибки, был снят и впоследствии расстрелян как враг народа. В 1939-40 годах репрессивная политика резко ослабла: осуждено в 10 раз меньше, смертных приговоров в 162,3 раза меньше, чем в 1937-38 годах. По данным Игоря Пыхалова в 1938 году было расстреляно за контрреволюционные преступления 328 618 человек, а в 1939 году 2552. Если говорить про общее число политических осужденных, то в 1938 году было осуждено 554258, в 1939 — 63889 .

Во-вторых, партия предприняла меры для того, чтобы наказать виновных в необоснованных репрессиях. Как сообщают далеко не коммунистические источники: всего в 1939 г. из органов госбезопасности было уволено 7372 оперативных сотрудника, или 22,9% их списочного состава, из которых 937 попали за решетку (а с конца 1938 года руководство страны добилось привлечения к суду более 63 тысяч работников НКВД, допускавших фальсификации и надуманности дел, из числа которых 41 тысяча была расстреляна).

В-третьих, были проведены и реабилитации невинно осужденных. Согласно отчетам ГУЛАГа, всего в 1939 г. из лагерей было освобождено около полумиллиона человек.

О чем свидетельствуют эти цифры? О том, что руководство государства не взирало спокойно на происходящее, а принимали самое деятельное участие в борьбе с незаконными репрессиями, которые были в тех условиях (как, впрочем, и в любых условиях, пока существует государство), неизбежными.

Таким образом, исходя из анализа как численности репрессий, так и роли в них партийного руководства, мы приходим к весьма интересным выводам, а именно:

1. Тема репрессий сама по себе надуманна, ибо за последние 20 лет страна потеряла больше народу, чем при Сталине. Масштабы же сталинских репрессий раздуты непомерно, потому не могут признаваться как таковые (ведь если не было таких масштабов репрессий, если незаконно привлекалось лишь 5%, то, стало быть, теряется и предмет спора).

2. Если даже партия и правительство допускали недостатки в работе, то они быстро их исправляли; мало того, насколько было возможно, лично Сталин и ЦК в целом препятствовали репрессиям. Те же деятели НКВД, которые их допускали, несли заслуженные наказания. Но в таком случае, где здесь «геноцид»? Где «тоталитарный» и «античеловечный» режим? Напротив, перед нами предстает картина пресечения произвола конкретными действиями самого руководства страны.

3. Из этого следует ничто иное, как вывод об отсутствии фактического материала для десталинизации, отсутствии предмета спора. А стало быть, бессмысленности, с исторической точки зрения, оценивать «сталинские репрессии», масштабы которых мало отличались от масштабов репрессий любого подымающегося государства, любой подымающейся новой общественно-экономической формации (а если отличались, то в сторону меньшего числа жертв).

4. Десталинизаторы, таким образом, возводят фальсификацию истории в ранг государственной политики. К слову сказать, Медведев ни слова не сказал о завышении цифр. Наоборот, в своей оценке проекта он подчеркнул, что «неплохой является идея о создании базы данных о жертвах террора, такой же, как и о жертвах Великой Отечественной войны». То есть президент России, по сути дела, приравнял власовцев и бандеровцев (они же тоже были жертвами «сталинского террора») к ветеранам Великой Отечественной войны, тем самым лишний раз показал, что сегодня фальсификация истории — часть государственной политики режима.

Исторический аспект крайне важен для нашей пропаганды. Ведь если не было террора, если Сталин и руководство партии не развязывали, а наоборот предотвращали террор, то меняются сразу и принципиальные оценки того времени, но главное, меняется сразу качество современной десталинизации. Если при реально существовавшем терроре десталинизаторы имели бы хоть какое-то моральное прикрытие, то в нашей ситуации вся изначальная задумка с «осуждением тоталитаризма» есть не более чем грязная, буржуазная, фальсификаторская выходка, призванная укрепить позиции господствующего класса. И здесь необходимо разоблачать так называемую «защиту» Сталина, которая ведется Зюгановым. Как он говорит обычно, «надо двигаться вперед, партия на ХХ съезде покаялась..», — но позвольте, а за что покаялась???? Ведь если репрессии носили масштаб в разы меньший, чем приписывается, то и каяться не за что. Первые реабилитации проведены еще в конце 1930-х годов, стало быть, уже само сталинское руководство занялось защитой невиновных. Получается, что на ХХ съезде, кроме интриг Хрущева по поливанию Сталина грязью, ничего и не было! И не пристало коммунистам ссылаться на эту позорную страницу истории КПСС как ХХ съезд. Напротив, необходимо отмежевываться от наследия ХХ съезда, вскрывать его антикоммунистическую сущность и показывать, что современные ортодоксальные марксисты-ленинцы-сталинцы не имеют ничего общего с наследием ХХ съезда.

Конечно же, десталинизация — вещь крайне неудобная и обреченная на провал. Сегодня антикоммунисты поставлены перед выбором: если пропагандировать государственнический сталинизм, это поможет расположить к себе значительную часть населения страны, но с годами на фоне сталинских времен нынешние власти будут выглядеть все более ничтожными, потому даже государственнический, в общем-то, антикоммунистический «сталинизм» современной власти может быть опасен.

С другой стороны, запретить коммунистическую идеологию означает ее усиление, ибо любая прямая десталинизация, декоммунизация, любой прямой запрет ведет к усилению противодействия приверженцев сталинизма (причем, как сталинизма марксистского, так и «сталинизма» государственнического). К слову сказать, было проведено исследование о том, как россияне относятся к запущенной компании по десталинизации, и результаты не заставили себя ждать — 89,7% населения ответили, что относятся к десталинизации отрицательно!

Таким образом, мы видим, что власть сегодня со своей десталинизацией попала в тупик и сама по себе попытка запретить «правовыми» средствами коммунистическую идеологию обречена на провал, ибо в нашей стране слишком велика доля населения, которая с разных позиций, но высоко оценивает деятельность советского руководства 1930-50 х годов.

О деклассированных противниках десталинизации.

Несколько слов хотелось бы сказать о надклассовых противниках десталинизации и нашем отношении к ним. Условно их можно разделить на два лагеря: противников самой идеи проекта Федотова и противников методов его реализации.

К первой группе можно отнести всех оппозиционно настроенных «левоватых» патриотов. Представители данной группы, как правило, ссылаются на процветающее государство во времена Сталина, на мощность державы, на нерешенность сегодняшних проблем и учете исторического опыта СССР для их решения (как будто современная система в принципе позволяет говорить о советском опыте). Для представителей данной группы характерен деклассированный «сталинизм», про который мы говорили выше. Государственно-патриотический подход к советскому прошлому, критика современной власти с государственно-патриотических позиций — все это арсенал этого направления. Ведущими представителями являются такие деятели как Зюганов и Проханов. Во всех их выступлениях просматривается государственно-патриотический подход. Некоторые из этого лагеря откровенно идут на уступки буржуазной пропаганде. Так, к примеру, делает Зюганов, ссылаясь, как было уже замечено выше, на ХХ съезд, — мол «мы и так уже осудили репрессии, что вам еще надо?» Хотя известно, что все здоровые марксистско-ленинские левые силы давно заклеймили решения ХХ съезда как антикоммунистические и вредоносные.

Тем не менее, среди представителей надклассовых противников десталинизации есть и более грамотные публицисты. Так, к примеру, А.И. Фурсов в статье «Десталинизация: тайные коды» (№19-22 за 2011 год) вплотную подошел к классовой оценке нынешней десталинизации, благодаря чему выглядит гораздо достойнее таких «сталинистов» как Зюганова. Он пишет: «предложение «десталинизаторов-2011″ — это, помимо прочего, предложение сытых. Более того, это подлое предложение, ибо если учесть степень преемственности советской и постсоветской верхушек (в 90-е годы 70%, в провинции — 80%), то каяться должна именно верхушка, разворовавшая страну и ограбившая народ — перед народом. Призывая к сопокаянию, десталинизаторы уравнивают вора и ограбленного». Что ж, можно только с одобрением отнестись к подобным высказываниям, которые отражают именно классовую сущность явления, однако несколько ниже вышеупомянутый автор скатывается в старое национал-патриотическое болото и выдает: «Сталин создавал державу — коммунистическую, но державу, а не земшарную республику, строил страну, а не творил мировую революцию». При этом что за страна (отговорки про «коммунистическую державу» недостаточно, если сказал коммунистическая, то поясни, что это значит), чья страна, какого отношение советского социализма к общемировому комдвижению, — на все эти вопросы, увы, мы не находим ответов у Фурсова. Напротив, он пишет далее, что «разумеется, Сталин никогда не был русским националистом, каким его пытаются изобразить некоторые ретивцы, так сказать, от избытка чувств-с. Он был державником-имперцем». В задачу статьи не входит разбирать все эти высказывания, отметим лишь известное высказывание самого Сталина, который, между прочим, говорил, что «победа социализма в одной стране является не самоцелью, а средством для развития и поддержки революции в других странах» (Сталин И. В. Вопросы и ответы. Сочинения. Т. 7. М. 1947. С. 168).

С нашей точки зрения, подобная, пусть и отрицательная оценка десталинизации, при самых наилучших побуждениях, тем не менее, сама является составной частью в этой кампании, ибо вытравливать из Сталина коммунистическую интернациональную и марксистско-ленинскую сущность может означать только одно — изощренную форму десталинизации на деле, при благих намерениях на словах. В отношении же к представителям данного направления требуется дифференцированный подход — те, кто наиболее отчетливо приближаются в своем анализе к классовому анализу (например, тот же Фурсов А.И.), могут быть нашими попутчиками в борьбе против этого проекта, те же, кто своей «защитой» развивает фальсификацию истории, нуждается в идеологическом разгроме с нашей стороны.

Ко второй группе отрицающих десталинизацию можно отнести тех, кто, в общем-то, не против самой задумки, но считает это «преждевременным», «нецелесообразным с точки зрения геополитических интересов». Данные представители выражают интересы империалистических кругов буржуазии, по сути дела, является запасным путем десталинизаторов, ведь десталинизация по пути «удушения в объятиях» может стать весьма действенной. К представителям этой группы «критиков» проекта десталинизации можно отнести журналиста Пушкова, который, будучи членом комиссии десталинизаторов, заявил особое мнение и голосовал против проекта. Он мотивировал позицию тем, что «программа обострит ситуацию идейной гражданской войны, из которой наше общество не выходит вот уже почти двадцать лет». И что «в нынешних предложениях смазывается различие между СССР как державой-победительницей (этот статус СССР был признан повсюду — от Постдама до Нюрнберга) и гитлеровской Германией. Эти предложения превращают нас в кающуюся страну, фактически отказывающуюся от своей победы, признанной во всем мире — от США до Израиля. Это нанесет чудовищный удар по международным позициям России и её национальному самосознанию». С точки зрения Пушкова, основной опасностью десталинизации является не фашизация России и декоммунизация общества, а подрыв международного положения РФ как субъекта международного права и боязнь раскола общества. Словом, Пушков не против десталинизации как таковой, но против ее методов, которые могут нести угрозу буржуазному строю России и амбициям империалистических кругов российской буржуазии. Что ж, с позиции буржуазии — вполне прагматичная и по-своему верная точка зрения. Только вот эта позиция была актуальна для более или менее «спокойного» развития капитализма, когда буржуазия еще могла развиваться без потрясений и обходиться без прибегания к открытой декоммунизации. В условиях же, когда широкими слоями населения ставится под сомнение сам принцип капитализма и рыночной экономики, а современное российское общество в основной своей массе, успело отойти от помутнения начала 1990-х годов, пушковский подход чреват обратными последствиями, о которых уже шла речь выше. Здесь же напомним, что люди способны анализировать и видеть вопиющую разницу между сталинизмом и «тандемом».

Некоторые выводы и тактика коммунистов.

В результате анализа проекта Федотова-Караганова по десталинизации-декоммунизации России мы можем сделать некоторые основные выводы:

· Сталинизм неотделим от марксизма-ленинизма и только с этих позиций может быть использован в нашей пропаганде. Любые иные его интерпретации носят глубоко враждебный делу рабочего класса характер и подлежат публичному изобличению.

· «Правозащитники» защищают не жертвы репрессий, а лишь право буржуазии подавлять классовых врагов, при этом, когда речь идет о пролетарской диктатуре, они применяют двойной стандарт, лишая пролетариат право на классовую борьбу, считая ее то «экстремизмом», то, в случае если пролетариат у власти, «тоталитаризмом».

· Проект десталинизации противоречит даже современному буржуазному закону, согласно которому никто не может подвергаться дискриминации по идеологическому признаку.

· Фальсификация истории проходит ныне на государственном уровне: происходит замалчивание «неудобных» исторических фактов, фальсификация численности репрессированных.

· Десталинизация является закономерным этапом, в общепланетарном наступлении на права трудящихся классов со стороны мирового капитала, то есть «план Федотова» — это не что иное, как идеологическая форма общепланетарной классовой борьбы буржуазии с пролетариатом.

· Одной из целей фальсификаторов-декоммунизаторов является отвлечение внимания трудящихся от проблем сегодняшнего дня.

· Основной же целью декоммунизации является юридический запрет революционно-коммунистический идеологии, что свидетельствует о фашизации современного российского государства, которая является последней попыткой выйти из кризиса.

· Противники десталинизации с надклассовых позиций, несмотря на благие намерения, зачастую сами становятся соучастниками в ее проведении, ибо вытраливают самое главное — классовую сущность сталинизма и десталинизации.

· Десталинизация обречена на провал, ибо в какой-то степени укрепляет идеологический стержень сталинизма, ибо, чем больше давить идеологию, тем больше она будет сопротивляться и в ходе этого сопротивления крепнуть.

Наша тактика:

Современные коммунисты, проводя борьбу с современной десталинизацией-декоммунизацией, должны учитывать два момента: общедемократический и идеологический.

· Общедемократическое направление борьбы должно проходить как борьба с фашизацией. Она позволит, с одной стороны, показать абсолютную нелегитимность, с точки зрения буржуазного права, подобных действий. С другой стороны, это хороший способ обличать так называемых «правозащитников», либералов, которые, строя из себя оппозиционеров, на деле сами готовы подписаться под планом Федотова, направленным на фашизацию, дискриминацию и свинчивание элементарных демократических прав и свобод, закрепленных даже нынешней буржуазной конституцией.

· Идеологическое направление. Сегодня абсолютно ясно, что эта десталинизация еще больше расколет общество и укрепит сталинские позиции. Мало того, смеем допустить, что десталинизация и проводится отчасти с целью сделать шаг в сторону запрета коммунистической идеологии, а отчасти взращиванию «сталинизма» государственнического, чтобы люди, «накушавшись» демократии, с радостью приняли «твердую руку». И вот наша задача как коммунистов, как марксистов-ленинцев, состоит в том, чтобы идеологически бороться за тех стихийных «сталинистов», которые подвержены государственнической идеологии. Поскольку такие «сталинисты» тоже негативно относятся к ныне действующей власти, наша задача выработать у них негативное отношение не только к власти, но и к капитализму как формации.

Подводя итог, скажем, что последние события политического развития заставляют нас всерьез задуматься о будущем. Буржуазия сегодня во всем мире фашизуется — чего стоит выходка нацистов в Украине 9 мая, государственный нацизм в Польше, запрет коммунистической символики в Венгрии, провокация фашистов на митинге коммунистов 22 июня 2011 года в Москве и другие события, заставляющие нас думать о том, что скоро могут настать не лучшие времена. Фашизм есть крайнее прибежище буржуазии, когда она больше ничего не может сделать. Фашизм есть антикоммунизм и антисталинизм в действии. Сегодня все большему числу людей очевидна тупиковость и реакционность капитализма как системы. Капиталисты это прекрасно понимают и именно поэтому ведут дело ко второму изданию фашизма и нацизма, завинчивая гайки и культивируя пещерный национализм. Все это говорит лишь об одном — капитализм сегодня слабеет, капитализм боится за свое будущее, капитализм загнивает. Что мешает нам добить его? Наша неорганизованность! Если мы всерьез хотим противостоять тенденции фашизма, необходима политическая активность, классовая организованность пролетариев всех стран. Ни разговоры о том, что «нет лидера» или что «социализм мы проходили», а глубокая вера в свои силы, стойкая убежденность в своей правоте, мужество в борьбе, организаторская стойкость и превращение пролетариата из класса в себе в класс для себя позволят положить конец десталинизации, декоммунизации, фашизации и капитализации!