Из истории российских спецслужб

ЗДАНОВИЧ П.

Предлагаемый читателю материал дает общее представление о том, как бывшие советские органы безопасности, защищавшие когда-то социалистический строй, к нынешнему моменту мутировали в карательные подразделения, находящиеся на страже буржуазного режима.

Состав КГБ СССР

В те времена, когда советским КГБ руководил Ю.В. Андропов, Комитет был чётко структурирован, состоял из более чем десяти управлений, каждый из которых специализировался на определенном направлении и все вместе обеспечивали общую задачу — защиту Советского строя.

Первое главное управление занималось внешней разведкойИменно они во второй половине 1940-х добыли под руководством Л.П.Берии для СССР секрет атомной бомбы.Именно к этому отделу принадлежали многочисленные резиденты, обобщающим образом которых стал легендарный Штирлиц (сериал Юлиана Семенова пропагандировал советскую разведку). Однако были у этого управления и провалы: в его ряды затесался В. Путин, который, по воспоминаниям сослуживцев, был настолько бездарным чекистом, что не смог завербовать ни одного агента, а руководимая им шпионская сеть в Германии провалилась одновременно с падением берлинской стены.

Второе управление КГБ, наоборот, занималось внутренней контрразведкой, разоблачая иностранных шпионов, внедрённых на территорию СССР. Про них был поставлен фильм «ТАСС уполномочен заявить». Третье управление КГБ занималось «особыми отделами» в армии, следя за идейной чистотой советских воинов.

Страх на всех врагов народа наводило Пятое («идеологическое») управление, которое занималось диссидентами. Его председателем долгое время был Ф. Бобков, который ныне перебежал на работу начальником службы безопасности «Мост-банка» Гусинского. То есть Бобков принципиально сменил профиль своей работы: если ранее он ограничивал свободу слова, то теперь он её защищает. Такая идейно неустойчивая личность во главе ключевого управления не могла не оказать влияния на его работу. В конечном итоге эффективность работы «пятёрки» оказалась невысокой — они не столько боролись с антисоветчиками, сколько создавали им рекламу.

Боялись враги народа и Шестого («экономического») управления, которое занималось борьбой против теневой экономики. Однако и оно слабо выполняло свою задачу: ловило и сажало мелких валютчиков и «фарцу», в то время как воротилы нарождающейся буржуазии действовали безнаказанно.

Седьмое управление — всем известные спецназы «Альфа» и «Вымпел». Восьмое управление — нынешнее ФАПСИ. И, наконец, Девятое управление занималось охраной высших лиц государства и КПСС.

Раздробление единого ведомства

Буржуазному режиму, пришедшему к власти в августе 1991 года, было нужно уничтожить последние остатки Советского государства, одним из столпов которого был КГБ СССР. Во-первых, демреформаторы во главе с Ельциным по понятным причинам испытывали личную обиду на КГБ, во-вторых, им были нужны спецслужбы совершенно иного рода.

Если социалистическому строю соответствует единая спецслужба как «боевой отряд партии», честно называвший своей функцией защиту социализма (ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ в СССР, «Штази» в ГДР и т.п.), то в реакционных буржуазных государствах существует множество спецслужб карательного направления, грызущихся между собой и соревнующихся в том, кто из них эффективнее будет бороться против оппозиции. Так, например, в США существуют три соперничающих ведомства — ЦРУ, ФБР и АНБ. В гитлеровской Германии тоже было три конкурирующих между собой спецслужбы — абвер, гестапо и политическая разведка Шелленберга.

Примеру этих реакционных режимов и решил последовать Ельцин. Властями буржуазной России был взят курс дробления КГБ на множество мелких спецслужб. В конце 1991 года помимо АФБ (нынешняя ФСБ) из бывших отделений единого КГБ были образованы самостоятельные ведомства: СВР (служба внешней разведки), ФПС (федеральная пограничная служба), ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации), ГУО (главное управление охраны, в состав которого входила СБП — служба безопасности президента) и ДО — департамент охраны.

Внешняя разведка за время ельцинско-путинского правления так и не проявила себя какими-либо серьезными успехами. Скорее, наоборот: вся зарубежная агентура развалилась. «Знаменито» это ведомство оказалось только тем, что в 1991-96 годах им руководил небезызвестный Е. Примаков.

ФАПСИ и её многолетний руководитель Старовойтов, занимавший свой пост в 1991-98 годах, известны в основном многочисленными коррупционными скандалами. Ближайший подельник Старовойтова по руководству ФАПСИ некто Монастырецкий даже успел за свои «подвиги» несколько лет отсидеть. Кроме потрясающей коррумпированности, Старовойтов войдёт в историю как второй (после Ельцина) организатор переворота 1993 года: ещё не дождавшись подписания ельцинского указа №1400, он поспешил отключить правительственную связь в «Белом доме» и Конституционном суде.

О заслугах пограничной службы известно только то, что добровольно отдан китайцам остров Даманский, политый кровью советских солдат, а американцам — ранее принадлежащие России острова в Беринговом море. Всё это, однако, не помешало главе ФПС генералу Андрею Николаеву использовать свою службу как трамплин в большую политику, Сейчас он председатель комитета Госдумы по обороне.

Охранники

Значительно более насыщенной была история Девятого управления. То, что от него осталось, в 1991-92 годах разделилось на две части: с одной стороны, Главное управление охраны (ГУО) во главе с генералами Барсуковым и Коржаковым, подчинявшихся лично Ельцину, с другой стороны — Департамент охраны (ДО), подчинявшийся председателю Верховного Совета. По мере развития противостояния между Ельциным и Хасбулатовым оба конкурирующих подразделения — ГУО и ДО — наращивали свои штаты, их структура всё более усложнялась. В октябре 1993 года ГУО было в авангарде ельцинских карателей, расстреливавших Дом Советов. Департамент охраны, естественно, был ликвидирован, путь в ГУО его сотрудникам был закрыт: в ельцинской охранке лояльность ценилась превыше всего. Поэтому бывшие сотрудники ДО занялись охраной банкиров, коммерсантов и бандитов, значительно выиграв в оплате по сравнению с теми временами, когда охраняли депутатов.

В благодарность Коржакову за проявленную верность Ельцин 11 ноября 1993 г. выделил из ГУО самостоятельную Службу безопасности президента (СБП). Широкую известность это ведомство получило после публикации в «Известиях» в ноябре 1994 года статьи под названием: «Кто управляет Россией: Ельцин, Черномырдин или генерал Коржаков?», где приводились факты вмешательства начальника СБП в распределение нефтяных потоков. Много шума наделала и операция «Мордой в снег» 2 декабря 1994 г. (вооружённый «наезд» Коржакова и Барсукова на «людей» Гусинского ? службу безопасности «Мост-банка»).

Деятельность СБП заметно выходила за рамки физической охраны президента. В конце 1994 года в составе СБП были созданы отделы «К» и «П», занимавшиеся расследованием коррупции ? соответственно в кремлевской администрации и в правительстве. Кстати, отдел «П» был единственным силовым ведомством, который принес стране больше пользы, чем вреда: через него сливался в прессу компромат о коррумпированности людей из правящей верхушки, таких как В. Черномырдин, С. Филатов, В. Шумейко, В. Гусинский, два Бориса Федорова. Генпрокурора Ильюшенко удалось даже отправить на нары. Юрий Скуратов был в 1995 году назначен Генпрокурором именно с подачи отдела «П».

Влияние СБП достигло своего пика в первой половине 1996 года, когда практически всё высшее руководство страны было укомплектовано «людьми Коржакова»: первый вице-премьер О.Сосковец, глава президентской администрации Н.Егоров, директор ФСБ М.Барсуков, пресс-секретарь Ельцина С.Медведев. Интересы группы Коржакова всё более противоречили интересам «либералов», группировавшихся вокруг Чубайса, Березовского и Гусинского. 19 июня 1996 г. сотрудники отдела «П» задержали с поличным двоих со знаментиой «коробкой из-под ксерокса» . Воспользовавшись этим, Чубайс при поддержке Черномырдина и Татьяны Дьяченко добился отставки Коржакова и его людей.

Что касается собственно ГУО, то в 1996 году оно было переименовано в ФСО (Федеральная служба охраны), руководителем её стал некто Ю.Крапивин, начальником же СБП после ухода Коржакова стал генерал-майор Анатолий Кузнецов. Сегодня он — личный охранник «пенсионера номер один» Б. Ельцина. С приходом Путина места Крапивина и Кузнецова заняли соответственно Е. Муров и В. Золотов. Всё, что известно про этих людей — что они заняли свои места не за свои деловые качества, а за личную дружбу с Путиным ещё по Ленинграду.

Известными сотрудниками ФСО являются руководители охраны Госдумы — полковник Зюляев и подполковник Новиков, известные тем, что установили в Думе режим мелочной подозрительноси , ставят себя выше депутатов, берут на себя смелость диктовать депутатам условия их работы, а к помощникам и простым посетителям относятся просто по-скотски. При этом они не принимают никаких мер, чтобы остановить расхищение из здания Думы государственного имущества, принявшее уже чудовищные масштабы. Те, кто хоть раз бывал в Думе, расскажут вам много интересного о Зюляеве…

Последний раз ФСО засветилась недавно. В ходе кампании по выборам тульского губернатора молодчики из группы одного из кандидатов — А. Самошина — попытались захватить помещение избиркома. Их задержала милиция. Газета «Коммерсантъ» утверждает, что в числе захватчиков были сотрудники ФСО из Москвы.

Руководители ФСБ

Не менее интересна история и основной российской спецслужбы, которая меняла свои названия уже много раз и сейчас известна под названием «ФСБ». Историю этого ведомства следует начинать с Леонида Шебаршина, который ещё назывался председателем КГБ СССР и пробыл на этой должности лишь три дня. Это при нём демократические вандалы сносили памятник Дзержинскому, а Шебаршин личным приказом запретил сотрудникам КГБ вмешиваться. Сейчас он бьет себя в грудь, заявляя, что это он всеми силами стремился сохранить КГБ. На самом же деле работа Шебаршина на посту главы КГБ ограничилась тем, что он разогнал действовавшие в Комитете парторганизации КПСС.

В течение следующих несколько месяцев его преемником был Вадим Бакатин. Он вошел в истории преступлением, не имеющим прецедента: сдал американцам не только схемы подслушивающих устройств в их посольстве, но и всю технологию установки прослушек, в результате чего потенциальный противник за считанные недели вычислил и уничтожил все технические приспособления советской разведки во всех своих учреждениях. До сих пор Бакатина никто не привлек по статье за шпионаж. При нем же и произошло расчленение советского КГБ на множество карательных ведомств. При нем КГБ был переименован в АФБ (агентство федеральной безопасности)

В те времена глав силовых ведомств обязан был утверждать Верховный Совет. Такому одиозному человеку, как Бакатин, было нечего и надеяться на поддержку депутатов. АФБ стало министерством безопасности (МБ), министром стал Виктор Баранников, который арестовывал членов ГКЧП и впоследствии, во времена конфликта Ельцина и парламента в 1992-93 годах, открыто объявлял себя сторонником Ельцина. Впрочем, он работал сразу и на Ельцина, и на Хасбулатова, очевидно, рассчитывая впоследствии примкнуть к победителю.

Но усидеть на двух стульях Баранникову не удалось. Летом 1993 года в прессе прошла информация, что МБ готовит штурм здания Верховного Совета. Баранников всячески мешал депутатским и журналистским расследованиям, а когда это ему надоело, подал в отставку. В сентябре-октябре 1993 года был назначен министром безопасности «Белого дома», но не предпринял и шага, чтобы направить сотрудников спецлужб на защиту Советской власти (и это при том, что 25 сентября 1993 г. сотрудники центрального аппарата и московского управления МБ РФ единогласно высказались в поддержку парламента). Своим бездействием Баранников предал тех немногих честных чекистов, которые еще оставались на Лубянке к 1993 году с советских времен, и их всех повычистили.

20 сентября 1993 года Ельцин назначил министром безопасности Николая Голушко. Указ был подписан только после того, как Голушко заявил о своей поддержке указа №1400. Но и этой лояльности Ельцину показалось мало: Голушко обвинили в том, что подчиненные ему «Альфа» и «Вымпел» не проявляли особого рвения в расправе над защитниками Конституции. В общем, на своей должности он не засиделся.

В феврале 1994 года праздновал свой день рождения Сергей Степашин, бывший председатель комитета Верховного Совета РСФСР по обороне и безопасности, который одним из первых бежал из «Белого дома». В качестве подарка Степашину его друзья из ельцинского окружения подарили ему пост главы МБ. Со сменой руководителя сменилось и название ведомства: теперь МБ было переименовано в ФСК (Федеральная Служба контрразведки). Правой рукой Степашина был начальник московского управления ФСК Евгений Савостьянов, отправленный в отставку после того, как допустил в центре Москвы перестрелку с людьми Коржакова и Рушайлы.

Несомненным результатом деятельности самого Степашина на посту главного контрразведчика были трагические события 26 ноября 1994 г., когда наёмники ФСК штурмовали Грозный на танках и самолетах без опознавательных знаков, а когда попали в плен, то руководство ФСК демонстративно отказалось признать их гражданами России. Впрочем, нет худа без добра: в числе этих наёмников, впоследствии расстрелянных чеченцами, были и участники расстрела «Белого дома». «Награда», так сказать, нашла «героев».

Любой порядочный человек на месте Степашина пустил бы себе пулю в лоб. Но у того оказались свои представления о чести. В марте 1995 года по инициативе Степашина полномочия ФСК были значительно расширены, а сама спецслужба получила современное название — ФСБ. Но новое название не помогло Степашину: после Будённовска он с позором ушел в отставку.

10 июля 1995 г. директором ФСБ был назначен ельцинский собутыльник Михаил Барсуков, на долю которого пришлись Кизляр и Первомайское, где он собрал все возможные спецназы России, что не помешало Салману Радуеву тихо уйти (оправдываясь, Барсуков потом рассказывал, что чеченские боевики ушли «босиком по снегу»). Это Барсуков был автором ельцинского рассказа про «38 снайперов». Впрочем, ему повезло уйти в отставку с почетом: его сняли одновременно с Коржаковым за «коробку из-под ксерокса». Как бы пострадал «за правду»…

Его преемником стал бывший его заместитель Николай Ковалев. Один из людей, работавших с ним, говорит: «Возможно, Н.Д. Ковалев неплохой оперативник. Но назвать его героем язык не поворачивается». Начало работы Ковалева в должности главного чекиста ознаменовалось взрывами в московских троллейбусах. Как выяснилось, взрывы совершила некая нефтяная фирма, крышей которой и было ФСБ. Ковалев же в августе 1996 года прошляпил нападение боевиков Масхадова на Грозный, но не подумал уходить в отставку, когда несколько десятков его подчиненных геройски погибли в здании грозненского УФСБ.

Этот самый Ковалев осеню 1997 года докладывал лично Ельцину, что арестованы несколько членов РКСМ(б) «за терроризм». Но, продержавшись на своей должности больше, чем кто-либо ещё из своих предшественников — целых два года и один месяц — Ковалев возомнил себя вправе копать не только под оппозицию, но и под ельцинскую семью. Такого у нас, как известно, не прощают. В июле 1998 года под давлением Чубайса и тогдашнего премьер-министра Кириенко Ельцин снял Ковалева и назначил директором ФСБ Владимира Путина.

Путин руководил ФСБ так же бездарно, как и работал в КГБ. Чем он занимался на этом посту, вообще непонятно: прямо под его носом два раза взрывали центральную приёмную ФСБ, а ваххабиты на Кавказе, в свою очередь, демонстративно строили укрепления и готовились к войне. Путин, который по должности обязан был узнавать об этом первым, сегодня разводит руками и говорит: «Это всё оказалось для нас полной неожиданностью». Впрочем, Путин отыгрался на Скуратове, возглавив комиссию по анализу пленки с «человеком, похожим на генпрокурора». Просмотрев порнофильм, путинская комиссия пришла к выводу: да, похож этот человек на Скуратова! После такой наглой фальсификации ельцинская «семья» восторженно заахала: вот он, долгожданный преемник!

После ухода Путина в Кремль директором ФСБ стал Патрушев, получивший к своей фамилии дополнение «Рязанский» за известные гексогеновые учения. О них вы можете подробно прочитать в книге предателей Литвиненко и Фельштинского, отрывки из которой в августе были опубликованы в «Новой газете». Хотя идейные позиции авторов этой книги более чем сомнительны (например, они восхваляют таких одиозных деятелей, как Ельцин, Собчак, Новодворская), но тем не менее изложенные ими факты заслуживают самого серьезного рассмотрения.

Из данного рассказа видно, что глубоко ошибаются те товарищи, которые считают, что будто бы в ФСБ после советских времен еще остались честные коммунистически настроенные чекисты. Вряд ли справедливы и недавние надежды редактора «Завтра» А.Проханова на то, что «люди из системы» послужат кадровым резервом для «собирания России». Даже если таковые где-то и есть в единичных количествах — то они, как люди в погонах, обязаны выполнять указания своего начальства. А что представляет собой их начальство — мы только что видели.