Штурмовавшие небо

КЛИМОВ Алексей

Парижской Коммуне, первому в мире правительству рабочего класса этой весной исполняется 133 года. Тогда, в 1871 году впервые в истории рабочие надавали по шеям паразитам-буржуям и взяли, пусть ненадолго, власть в свои руки. Это произошло после сокрушительных поражений французских войск во Франко-Германской войне 1870 года. Как и впоследствии в России в 1917, результатом военных неудач стало низвержение монархии. Император Второй империи Наполеон III был наголову разбит военной машиной бисмарковской Германии. Пролетариат, измотанный войной, длительной немецкой осадой Парижа, голодом и лишениями, все ужесточающейся эксплуатацией дошел до точки кипения в марте. 18 числа восставший народ после столкновений с правительственными войсками становится в Париже хозяином.

Как отмечал Ленин, «Коммуна возникла стихийно, ее никто сознательно не подготовлял». (Ленин, Соч. изд. 4, т.17, стр. 111). Для нас, коммунистов XXI века, имеющих перед глазами бесценный опыт революций XX столетия, опыт Коммуны все же не должен казаться незначительным. Да, коммунары совершили великое множество ошибок.

Они не национализировали Французский банк, боясь выглядеть нечестными. В результате этого банк предоставил Коммуне двадцать миллионов франков и в это же время тайно передал врагам революции двести пятьдесят восемь миллионов.

Одна из самых роковых ошибок восставших парижан — упущенное время. Со дня революции коммунары две недели праздновали свою победу, вместо того, чтобы сразу после взятия власти решительным ударом обрушиться на Версаль, где сосредотачивалась контрреволюция. Доходило до того, что форты, брошенные в страхе буржуазными войсками, стояли пустыми по несколько дней и их опять занимали версальцы. Коммунары же позже большой кровью заплатили за попытку овладеть этими фортами.

Целые округа Парижа, где жили богачи, сбежавшие от Коммуны, пустовали и так и не были заселены бедствовавшими от нехватки жилья работягами, парижскими голодранцами. Эти округа потом с легкостью были взяты войсками Тьера, вождя контрреволюции.

Отпущенные коммунарами пленные вражеские генералы после один перед одним соревновались в жестокости подавления восстания.

Существовали разногласия и между руководящими структурами революции — Коммуной и ЦК Национальной гвардии. У них не было единства по вопросу ведения борьбы с версальцами. Это серьезно осложняло организацию обороны.

Коммуна своим опытом показала будущим борцам как не надо делать революцию, каких ошибок нельзя допускать. И к следующей пролетарской революции должные выводы были сделаны. Надо ли говорить, что без учета опыта Коммуны те же ошибки могли сыграть роковую роль и в Октябрьском восстании в России?

Преобразования, совершенные в Париже за два с небольшим месяца Коммуны однозначно говорят о социалистическом характере этой революции. Были национализированы брошенные хозяевами предприятия, отменены штрафы, устранены привилегии чиновников. Рабочие впервые за всю историю сами руководили городом, предприятиями, решали вопросы в пользу бедноты, а не в пользу богачей.

Сражение

Сражение

Богачи же были напуганы и готовы на все, чтобы раздавить Коммуну. Собрав силы в Версале, контрреволюция, прекрасно вооруженная, не знавшая нехватки продовольствия и боеприпасов двинулась на Париж, где было туго со всеми видами припасов. С 21 по 28 мая прокатилась «кровавая неделя». Квартал за кварталом, улица за улицей в жестоких боях коммунары отдавали свой красный Париж. Последние жаркие схватки разгорелись на баррикадах рабочего квартала Бельвиль и на кладбище Пэр-Лашез, где располагалась одна из артиллеристских батарей коммунаров. А потом была расправа. Людей, у кого руки были в порохе или на плече был след от приклада, расстреливали прямо на городских площадях. Стена Коммунаров — известное место казни революционеров — до сих пор служит местом поклонения всех прогрессивных сил планеты подвигу героев первого серьезного пролетарского восстания.

Герои Парижской Коммуны Гюстав Флуранс, Варлен, Верморель, Делеклюз и многие другие навсегда остались вписаны в историю международного рабочего движения.

Они погибли не зря — их опыт был изучен и cослужил немалую службу делу борьбы за светлое будущее. Этому делу опыт Коммуны служит и сейчас.