В чем повторится история?

Рабкор.Ру

В 1899 году в Россию пришел кризис. С его приходом Николай Второй отложил в сторону популистские «нацпроекты». Декларации прессы о вечном мире, якобы установившемся по инициативе русского царя в результате Гаагской конференции, сменились новостями о войне с Японией. Столкновение с далекой державой было воспринято в буржуазных кругах как спасение для экономики. Кризис позволил хозяевам фабрик усилить эксплуатацию рабочих, причем фабриканты твердо рассчитывали на прибыль по «патриотическим контрактам». Условия жизни трудящихся значительно ухудшились по сравнению с предшествовавшими годами экономического подъема.

Нельзя сказать, что царское правительство не имело антикризисного курса. Вялая реакция на первые известия о мировом кризисе сменилась интересом к затруднениям имущих классов. Помещики столкнулись с проблемами сбыта сельскохозяйственной продукции, промышленники — фабричной. Власть была не способна разрешить трудности кризиса, отказавшегося проходить быстро и углублявшегося медленно и неумолимо. Она лишь могла поддержать братские классы, помещиков и городских капиталистов. Крупнейшим источником помощи стали военные расходы. Но у государства возникла еще одна проблема: кризис повысил восприимчивость ранее политически пассивных низов общества к антиправительственной пропаганде. Эта проблема требовала решения.

В благополучные для империи 1890-е годы революционные элементы доставляли власти сравнительно мало беспокойства.В беседе с рабочими один полицейский чин даже сказал: «Мы тоже социалисты, только мирные». Казалось, что могло изменить Россию тех лет? Грянул мировой кризис. Структуры охранки, центры по борьбе с экстремизмом того времени, усилили нажим на «революционных смутьянов». Но хозяйственные условия в стране изменились. Рабочие и крестьяне все чаще убеждались в том, насколько «мирными» социалистами являются власти. Никакой помощи безработным не оказывали, тяжелое положение деревни мало интересовало правительство, полиция и администрация заводов жестко реагировали на требования рабочих улучшить их материальное положение.

Кульминацией антикризисного курса в отношении низов стало 9 января 1905 года. Винтовочными залпами и ударами шашек встретили «мирные социалисты» рабочее шествие с иконами и портретами любимого государя. В больницы было доставлено 1216 убитых и около 5 тысяч раненых «экстремистов». Добрый царь, разумеется, предпочел ничего не знать об одержанной законным порядком кровавой победе. Но потрясений России было уже не избежать. Лозунгом политически пробудившегося пролетариата стали слова одного рабочего: «Как царь с нами, так мы с царем!»

Правительство нынешней России тоже ищет антикризисные решения. Для выполнения «социального на 73%» бюджета 2010 года (его примерный размер 280 миллиард долларов) необходимы дополнительные средства. Дефицит официально оценивается в 7,5% ВВП. Предполагаемое Министерством финансов решение срывает маску с «социального бюджета». Деньги планируется взять в большой мере за счет повышения тарифов. Изменения в налоговой системе также должные дать казне средства, очевидно, будут состоять в увеличении акцизных сборов. На алкоголь они поднимутся на 30% по сравнению с 2009 годом, на табачные изделия специфические ставки вырастут на 44%. Оптовые цены на газ возрастут с октября 2009 года на 30%. Другой «социальной» мерой, видимо, станет обещанное чиновниками замораживание пособий по безработице (максимум 4900 рублей). Несмотря на инфляцию индексация зарплат бюджетников не планируется.

Повышать заработки бюджетников власти предполагают лишь при улучшении экономической ситуации. Правительственные программы занятости не предусматривают мер, повышающих потребление. Власти действительно стремятся что-то сделать, чтобы избежать роста социальной напряженности в связи с массовыми увольнениями. Но даже на эти цели запланировано выделить смехотворные суммы. Так, на поддержание региональных программ занятости предполагается направить немногим более 1 миллиардов долларов. По поводу безработных финансовые чиновники утверждают, что неправильно выдавать пособия домохозяйкам, которые только портят статистику.

Всего на мероприятия по поддержке занятости и выплаты пособий запланировано направить 3 миллиарда долларов. Даже эта скромная сумма достаточна для предоставления пособий в 11-13 тысяч рублей всем безработным или обеспечения им достойную оплату на общественных работах. «Ресурсы немаленькие», — признается министр финансов Кудрин. Но их, по его словам, недостаточно для поднятия пособий. Вместе с тем известно, что за участие в общественных работах власти готовы платить безработным всего по 5 тысяч рублей. Странная «щедрость».

Считается, что среди благ, принесенным кризисом работодателям, наиболее значимы низкие зарплаты и избыток свободных рук. Повышение пособий по безработице может сдержать процесс падения заработков, а это невыгодно монополиям. Деньги есть для многих антикризисных дел государства, они всегда находятся для больших банков. Их нет только для безработных. Экономика страны остается ориентированной на экспорт сырья. Упадок внутреннего рынка мало тревожит государственных управленцев. Дешевизна рабочей силы поднимает прибыль хозяев корпораций, что немаловажно в условиях кризисного падения цен на нефть и металлы.

Суть антикризисной политики правительства — облегчить положение корпораций, пока мировой спад не сменится ростом, и не допустить общественных выступлений. В этих рамках раздаются обещания «социального бюджета», организуется девальвация рубля, обваливающая доходы трудящихся, и проявляется губительное равнодушие к состоянию внутреннего рыка и производства. Крах автомобилестроения показывает картину будущего другим хозяйственным отраслям.

Суть глобального кризиса в том, что дальнейшее развитие капитализма невозможно без структурной перестройки, без смягчения производственных отношений по линии «труд — капитал», без технологического перевооружения промышленности. Необходимы новые источники деловой энергии. Необходима новая научно-техническая революция. В странах, где отраслевое строение капитала и его политическая надстройка больше всего препятствуют осуществлению перемен, революций не избежать. Россия — в их числе. Кризис продлится долго. Его разрушительных сил хватит, чтобы радикально изменить сознание общества. Выйти из него по инерции, в результате чужих антикризисных побед Россия не сможет. Даже если это и произойдет, падение лишь сменится депрессией. Перемены необходимы и неотвратимы.

В 2010 году мировой кризис не завершится. Понимать это начинают и российские власти. Безработица и инфляция, даже без повторной девальвации, продолжат расти. И без того низкие зарплаты, пенсии и пособия обесценятся еще больше. Наложится на этот процесс рост тарифов и потребительских цен, а также недоступность для массы безработных даже нынешних пособий. Мировые цены на сырье упадут из-за сокращающегося потребления. Никакие спекулятивные операции на нефтяном рынке не пересилят эту объективную тенденцию. Вновь возрастет кризисная нагрузка на рабочих всех хозяйственных сфер. Социальная структура общества продолжит меняться, что подтолкнет людей к поиску политических ответов. У масс, до того выглядевших аморфными и аполитичными, появится критический взгляд на действительность. Правительству придется привыкать к непопулярности, увеличивающейся взрывоопасно.

Что впереди? Материальные трудностей низов будут усиливаться, а вместе с тем станет и всё более заметным сознательное нежелание властей решать возникшие проблемы. Впрочем, даже если желание и появится, оно упрется в финансовую недостаточность, которая усилится по мере того, как деньги расходуются на спасение «классово близких» банков и корпораций. В конечном счете, всё упирается в невозможность для верхов идти на уступки без смены общей логики своего поведения, своей политики. Накал социальных страстей увеличится, это неизбежно. Полицейские меры «успокоения» неожиданно могут дать обратный эффект. Политические ведомства, пока еще убежденные в своей эффективности и жизнеспособности, внезапно обнаружат, что теряют контроль над ситуацией. Власти не одолеют кризис, поскольку не желают радикальных перемен. А своим консерватизмом они лишь приближают перемены и делают их более радикальными.

Оппозиционеры, которые верили, будто кризис сам собой свалит правительство и отдаст власть им в руки, продемонстрировали полное непонимание природы происходящего. Но и правительственные чиновники, надеющиеся просто пересидеть кризис в своих кабинетах, недалеко ушли от наивных оппозиционеров. Если кризис будет продолжаться несколько лет подряд, не давая массам серьезного облегчения, страна взорвется. Творцами перемен станут не либеральные фрондеры и не малочисленные левые группы, столь яростно преследуемые репрессивными структурами государства. Они лишь будут пытаться принять участие в событиях, разворачивающихся без них и помимо них. Чиновники своими решениями и своими непоследовательными инициативами могут запустить процесс перемен, но не они завершат его. Главным преобразователем станет народ. Тот самый народ, что сегодня недоуменно безмолвствует и некоторое время будет безмолвствовать еще, презрительно игнорируя попытки спровоцировать себя на радикальные действия абстрактными призывами, демагогическими лозунгами и индивидуальными пиар-протестами.

Апатия масс имеет свои пределы, объективную границу которым задает развитие кризиса. Те, кто полагает, будто Россия навсегда покончила с революциями, будут сильно удивлены.

Источник: http://www.rabkor.ru/editorial/3749.html