Социализм или Коммунизм?

Иван БИРЮКОВ

От редакции:

Данная статья носит весьма дискуссионный характер и публикуется в качестве «затравки» к обсуждению.

В своей статье я коснусь вопроса о названии той революции, за которую мы все так страстно боремся и которую стремимся приблизить каждым мгновением своей жизни. Как правильно обозначить её — социалистическая или коммунистическая?

Ни Маркс, ни Энгельс в своих основополагающих работах не употребляли термин «социалистическая революция». Этот термин появился тогда, когда не было ни одной коммунистической партии. Наши партии, в которых тогда шла борьба между марксистами и оппортунистами, носили названия социал-демократических, а, в лучшем случае, социалистических. Нам повезло ещё, что не возник термин «социал-демократическая революция».

Согласно классикам марксизма, капитализм переходит в коммунизм. Нет социалистического общества, есть только коммунистическое.

«То, что обычно называют социализмом, Маркс назвал «первой», или низшей, фазой коммунистического общества». («Государство и революция» В.И. Ленин).

Наша революция разделяет две общественно-экономические формации: капиталистическую и коммунистическую, нет общественно-экономической формации социализма, есть только коммунизм. Поэтому нашу революцию, служащую наиболее острым этапом борьбы между старым и новым общественным строем, необходимо называть по названию того строя, который начинает своё развитие после её победы, то есть наша революция должна носить название коммунистической.

Коммунистическая революция есть, таким образом, первый этап становления коммунизма, первый этап низшей фазы коммунизма. После её победы начинается второй этап — непосредственное превращение низшей фазы в высшую, т.е. непосредственное развитие коммунистического общества.

В программном заявлении Революционного комсомола можно встретить такую фразу:

«Единственный путь победы коммунизма — коммунистическая революция, первым этапом которой будет социалистическая революция…»

Если с первой частью данного заявления можно полностью согласиться, то вторая вызывает некоторые сомнения. Поскольку под социалистической революцией обычно понимают то, что мы рассмотрели выше, получается что социализм есть по сути коммунистическая революция. И Маркс, и Энгельс говорят о коммунистической революции как о способе достижения коммунизма. Поскольку социализм входит в понятие коммунизма как его первая фаза, можно ли приравнивать понятие социализма к понятию коммунистической революции? Можно, если понимать под социализмом не только первую фазу коммунизма, но и переходный этап между ним и капитализмом. Вот тут и встаёт второй вопрос — может ли первая фаза коммунизма служить одновременно и переходным этапом от капитализма к коммунизму? Ответ вроде бы очевиден — НЕТ. Но тут обязательно найдутся товарищи, которые тут же всё объяснят. Мол, когда мы говорим о переходном этапе, мы имеем в виду не коммунизм вообще, а только его высшую фазу, непосредственно коммунизм. Действительно, между капитализмом и непосредственно коммунизмом лежит определённый этап, названный социализмом. И вроде бы всё становится ясно и вновь спокойно на душе. Но только пока не перечтёшь на досуге «Критику Готской программы» Маркса. Маркс в этой работе долго и упорно рассуждает о «»низшей»» или » «первой фазе коммунистического общества», затем о «высшей фазе» оного же. Он говорит о двух разных фазах одного общества и, кстати говоря, вообще не употребляет термина «социализм». А затем он пишет фразу, которую наизусть знают многие и многие марксисты —

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного (курсив — мой) превращения первого во второе.»

Заметьте, Маркс говорит не о высшей, не о низшей фазе, как раньше в тексте, а о коммунистическом обществе в целом, т.е. как раз таки о коммунизме вообще. Таким образом, определение социализма как переходного этапа за уши притянуто и на сопли приклеено. Возможно, это было сделано специально оппортунистами, которые стремились оправдать свой поворот вправо, своё соглашательство с буржуазией и переход на путь компромиссов с ней. Точно не скажу. Но хоть первая фаза коммунизма и не развивается на своей собственной основе, а выходит из капитализма, тем не менее это есть уже, хоть и не полный, но коммунизм. Что касается «родовых пятен» старого общества, то Маркс в «Критике» определённо говорит только о «буржуазном праве» в вопросах распределения. Но мы к этому ещё вернёмся.

Но что же тогда является этапом перехода от капитализма к коммунизму? Получается, что коммунистическая революция. Может быть, именно поэтому Маркс пишет о «революционном превращении» капитализма в коммунизм.

Вернёмся к «Критике Готской программы». Далее Маркс продолжает —

«Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата».

Из всего этого вытекает, что диктатура пролетариата не есть государство всего социалистического этапа, а только этапа его становления, то есть этапа коммунистической революции. Это объясняет и последующую фразу Маркса, что Готская программа «не занимается ни этой последней, «(последней некоммунистической), «ни будущей государственностью коммунистического общества». Поскольку в высшей фазе коммунизма государства не существует, следовательно, Маркс имел в виду некий этап развития государства, когда государство уже не будет государством в собственном смысле этого слова. У Ленина мы тоже можем встретить подтверждение мысли о том, что диктатура пролетариата есть государство переходного этапа, но не социализма. В работе «Задачи пролетариата в нашей революции» он пишет: «Марксизм отличается от анархизма тем, что признаёт необходимость государства для перехода к социализму, — но не такого государства, как обычная парламентарная буржуазная демократическая республика, а такого как Парижская Коммуна 1871 г., как Советы рабочих депутатов 1905 и 1917 годов.» Как мы знаем, Коммуна и Советы есть формы диктатуры пролетариата, следовательно, Ленин говорит именно о диктатуре пролетариата как о государстве, необходимом для перехода к социализму, то есть на этапе коммунистической революции. К тому же в своей работе «Государство и революция» Ленин говорит о диктатуре пролетариата в разделе, посвящённом как раз переходу от капитализма к коммунизму, а не в разделе «первая фаза коммунистического общества». Действительно, государство, согласно классикам марксизма, является продуктом классовых противоречий, продуктом кассовой борьбы, орудием подавления одних классом других. На этапе коммунистической революции, когда классы находятся в антагонизме друг к другу, существует и необходимость и в государстве. При социализме, когда классовая борьба заменилась процессом уничтожения классов, когда не осталась антагонизма между классами, потому что нет класса эксплуататоров, а есть только трудящиеся классы, когда нет больше острых классовых противоречий, нет и необходимости в государстве как в орудии подавления. Государство не отмирает совсем, но оно играет другую функцию. В работе «Государство и революция» Ленин в главе «Экономические основы отмирания государства» в разделе, посвящённом первой фазе коммунизма, описывает ту функцию, которую будет играть государство на этом этапе. Он пишет, опираясь на Маркса, что на этом этапе сохраняется «буржуазное право» в вопросах распределения продуктов и распределения труда между членами общества. Позволю себе привести цитату — «Это — «недостаток», говорит Маркс, но он неизбежен в первой фазе коммунизма, ибо, не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научатся работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не даёт сразу.

А других норм права, кроме «буржуазного права», нет. И постольку остаётся ещё необходимость в государстве, которое бы, охраняло равенство труда и равенство дележа продукта.

Государство отмирает, поскольку капиталистов уже нет, классов уже нет, подавлять поэтому какой бы то ни было класс нельзя.

Но государство ещё не отмерло совсем, ибо остаётся охрана «буржуазного права», освящающего фактическое неравенство. Для полного отмирания государства нужен полный коммунизм». Заметьте, Ленин говорит: «…капиталистов уже нет, классов уже нет…» — и это о первой фазе коммунизма. Кстати, в «Государстве и революции» Ленин рассматривает переход от капитализма к коммунизму и первую фазу коммунизма в разных разделах.

Итак, подведём итоги. Во-первых, необходимо отказаться от термина «социалистическая революция» и заменить его термином «коммунистическая революция». Во-вторых, социализм не есть переходный этап между капитализмом и коммунизмом, а переходным этапом служит как раз таки коммунистическая революция. В-третьих, само наше понимание социализма следует немного пересмотреть. И ,в-четвёртых, диктатура пролетариата — это не государство всего этапа социализма, а государство этапа коммунистической революции.

В самом конце я бы хотел сказать, что нам вообще следует ограничить употребление понятия «социализм», а употреблять понятие «первая или низшая фаза коммунизма», как это делали Маркс и Энгельс, — это будет куда точнее.