Сопротивление буржуазной культуре

Знайка

Глядя на советские успехи в космосе, меня в первую очередь интересовало, когда же всё это началось, в какое время, с чего. Меня интересовал путь материализации идеи о покорении космического пространства. Но прочтя книги и просмотрев фильмы, удивило, что люди сами, снизу, смогли организовать кружки, клубы. С. П. Королёв собирал первую ракету в подвале с единомышленниками. В те далёкие времена и материалов такого разнообразия не было, и станков, и вычислительных мощностей. Первые компьютеры появятся через 20 лет. Были только машины математические, по функциональности уступающие настольному калькулятору. И чертили всё от руки. Не то, что сейчас трёхмерные сборки на компе собирать. Тогда эти трёхмерные сборки в голове у конструктора были. И смогли же создать космонавтику!

Теперь смотрю в окружающую реальность. Информации полным-полно. Море книг по самым разным областям деятельности безымянные герои сканировали и выложили в сеть. Материалов гора, станков навороченных и способов обработки, о которых наши предки и мечтать не могли. Я уже не говорю про компьютеры.

Но где кружки? Где будущие строители летательных аппаратов, любители радио, различной обработки дерева и металлов? Куда это всё делось? Наивные родители думают, что это наше государство должно этим заниматься. В 20-е годы люди организовывали это сами снизу, государство лишь направляло, давало крышу над головой. Но сейчас нет ни того, ни другого. Всё, что осталось это дожившее с советских времён. И как юноши или девушки будут выбирать себе будущую профессию, если они не знают к чему у них способности, интересы? Практика позволяет людям разобраться в себе. Она позволяет ощутить себя в будущей профессии. Найти своё призвание. А что бывает, если человек работает не по призванию — об этом написал советский писатель Иван Ефремов:

 

— Это вы правильно, — покорно согласился радист, — с образованием куда легче. Диплом — он цену человеку поднимает, разряд, так сказать.

— Кто тебе так мозги повернул? — снова начал сердиться старый горняк. — Только разряд у тебя в голове. Книг, что ли, таких начитался, было их раньше много. Вывели те писатели так, что без высшего диплома и нечеловек вроде… девку замуж не возьмут без диплома. А для какого лешего ей диплом, ежели она к науке склонности не имеет? Вот и явились теперь такие, с порчеными мозгами. Какая ни на есть работа через силу вами делается, а почему, ты мне ответь!

— Не могу ответить, только верно, есть люди без интересу к своей работе.

— А все потому, что не на месте они: один в науку ударился, как баран в чужой двор, другая — инженер, электрик или химик по диплому, а по душе — самая хозяйка толковая, и мужа бы ей хорошего да ребятишек пяток и по сельскому хозяйству фрукты какие сажать да птицу разводить. Вот оно и получается, что работа не мила, а немилая работа хуже каторги, если ты век свой должен на ней стоять. За дипломом погонятся, а себя вроде как к каторге приговорят, несмышленыши. Писатели, опять же, — где бы добрый совет подать — лупят без разбору: гони диплом, а то и герой не герой, и женщина не женщина, а вроде быдло отсталое. Неправильно это, и ты неправильно рассуждаешь со своим дипломом!

— А как же правильно?

— По-моему, вот как: знание — это не то, что тебе в голову в обязательном порядке набьют, а что ты сам в нее положишь с любовью, не спеша, выбирая, как цветы или камни красивые. Тогда ты и начнешь глядеть кругом и с интересом и поймешь, как она, жизнь-то, широка, да пестра, да пресложна. И житьишко твое станет не куриное, а человечье, потому человек — он силен только дружбой да знанием и без них давно бы уже пропал. Житья бы не стало от дураков, что ничего, кроме своего двора да животишка, не понимают…

Источник:

Потребность в развлечениях удовлетворяют пошлые комедии. Мужчины хотят приключений, острых ощущений. Можно заняться спортом, охотой, рыбалкой. Но после изнурительного труда (а в крупных городах — ещё и стояния в пробках) не у каждого хватает сил, например, поиграть в футбол. Поэтому значительная часть рабочих после работы смотрит футбол, боевик, триллер и «погружается» в мир борьбы, приключений и острых ощущений, без отрыва от дивана.

Автор спросил у работницы завода, почему она смотрит телешоу, сериалы и прочую «развлекуху». Ответ был такой: «В жизни и так много плохого и она однообразно серая. Надо же как-то и отдыхать, развлекаться». Вот такое бегство от действительности.

Американский публицист Г. Оверстрит писал в своей книге «Зрелый ум»:

 

Кинобизнесмены поняли, что самый верный способ привлечь зрителей… — это дать им услаждающие их жизнь иллюзии. Кино стало крупным деловым предприятием, при помощи которого множество неудовлетворенных жизнью мужчин, женщин и подростков могли грезить об осуществлении своих надежд. Кинофильм не ставит своей задачей научить этих разочарованных людей двигаться вперед и предпринимать активные действия для решения стоящих перед ними проблем. Он задался целью дать им мечту, которая сама по себе была бы настолько увлекательна по сравнению с реальностью, что они снова и снова возвращались бы в кинотеатр, чтобы помечтать еще несколько часов. Эти прибыльные штампы стали настолько прочными, что даже серьезные романы и драмы, пройдя через мельницу кино, превращались в нечто совсем на них не похожее: они появлялись на экране в измененном виде, который должен был отвечать мечтам неудовлетворенного и незрелого ума.

Цитируется по книге: А. В. Кукаркин. Мифы западного кино

 

Средства массовой информации тоже прекрасно знают вкусы людей и усиленно на этом зарабатывают. Чем больше людей посмотрит передачу, фильм, тем большему числу людей можно впарить рекламу. Но это только одна из причин, по которой подобный продукт широко распространен в СМИ. Раз это пользуется спросом, зачем придумывать что-то новое? На этом и так можно деньги заработать. Другая причина в том, что система буржуазного образования готовит из человека не всесторонне развитую личность, а узкого специалиста, заточенного для решения какой-то конкретной задачи. Даже не столько из злого умысла — подготовка и содержание узких специалистов просто обходятся дешевле. Для того, чтоб человеку узнать, что такое хорошо, а что такое плохо, ему нужно сравнивать. Также и в вопросах культуры. Чтоб отличать культуру от суррогата, человек должен быть образован в области культуры.

 

Различные открытия и достижения научно-технической революции XX в. были использованы империализмом для подкрепления своего экономического, военного и политического потенциала. Стремительное развитие средств массовой коммуникации позволило ему в значительной степени подчинить своим узким интересам формирование вкусов, морали, духовных запросов многомиллионных масс. В массовой культуре с особенной силой проявилась враждебность буржуазного общества искусству, на которую указывал еще Карл Маркс. Для господствующих классов буржуазного общества она явилась мощным средством воздействия на общественное сознание, деформацию которого систематически осуществляют дельцы от массовой культуры. Она стала способом интеллектуального принижения и развращения народа, парализации его социальной активности. И если буржуазная философия XX в. в целом занимает оборонительные позиции, то эстетика и практика буржуазной массовой культуры с её всеядностью, беспринципностью и конформизмом, с ее деструктивной и антиинтеллектуальной функцией, прикрываемой безобидным развлекательством, ведет себя в наше время идеологически особенно активно.

А.В. Кукаркин. По ту сторону расцвета (полный скан)

А.В. Кукаркин. По ту сторону расцвета (только текст)

 

И видя весь этот беспредел, это насилие над сознанием народа, понимаешь с какой мощной, враждебной к человеку государственной машиной ты сталкиваешься. Наши товарищи думают порой, что вот народ проснётся сам. У меня своё мнение на этот счёт. Народ сам по себе будет просыпаться бесконечно долго, ввиду того, что у наших правителей одно из самых мощных пропагандистских орудий, которое было сделано ещё в советское время, служило трудовому народу и теперь повёрнуто против него. Плюс перенятый опыт западной пропаганды.

Тот же Кукаркин в своей книге «По ту сторону расцвета» привёл цитату из книги Джудит Тодд «Большой Обман» (1962):

Было бы вульгарным упрощенчеством представлять себе дело таким образом, будто средства массовой пропаганды не пользуются сколько-нибудь значительным влиянием. Нет, их влияние чувствуется повсюду, а используемые ими приемы внушаются экспертами, хотя результаты вмешательства последних и не всегда можно предугадать. Средства массовой пропаганды в состоянии также опираться на тот несомненный демографический фактор, что с каждым днем подрастает молодое поколение, чья «приверженность к некоторым маркам товаров еще не определилась», как выражаются рекламодатели, потирая руки в приятном ожидании. Людям старшего и среднего возраста пришлось изведать и безработицу, и гражданскую войну в Испании, и вторую мировую войну, но те, кому сегодня нет еще тридцати пяти, не испытали всего этого. Постепенное снижение возраста людей, охватываемых влиянием средств массовой пропаганды, вплоть до подростков и детей, едва достигших школьного возраста, приводит к тому, что эти средства завоевывают все менее искушенную аудиторию…

Осуждая дух стяжательства, насаждаемый средствами массовой пропаганды, мы этим самым вовсе не выступаем против желания людей добиться материального благосостояния: стиральные машины и моющие средства сами по себе могут рассматриваться лишь как благодеяние для человечества. Но их одних еще недостаточно…

Другое противоречие, которое, кстати сказать, следует всячески приветствовать, заключается в том, что печать, радио, телевидение и кино способствуют расширению кругозора людей. Особенно это относится к телевидению, но применимо и к новым явлениям в кинематографии и даже к такому явлению, как расширение информации в массовой прессе о событиях, происходящих в других странах. И хотя трактовка такого рода проблем носит пристрастный и однобокий характер, люди все же знакомятся с ними, тогда как раньше они даже не подозревали о их существовании. Об этих проблемах говорят за станком и в конторах, в столовых и ресторанах, что создает небывалые возможности устранить все искажения этих проблем и извлечь из них уроки… Однако законы диалектики оказывают и здесь свое действие: то обстоятельство, что противоречия, присущие массовым средствам пропаганды, облегчают борьбу с ними, само по себе еще недостаточно. В результате того, что эти средства столь могущественны и что их прямое использование для пропаганды взглядов, в корне расходящихся со взглядами, проповедуемыми ими самими, не допускается, само существование этих средств возлагает огромную ответственность на всех тех, кто не склонен разделять проповедуемого ими безмятежного удовлетворения существующим общественным строем.

Организованная и активная оппозиция средствам массовой пропаганды — вот что страшит их заправил. Все, что в состоянии вызволить «плененную аудиторию», вплоть до того, чтобы побудить ее подняться и уйти прочь от телевизора, — это дело нешуточное, все равно, выключает ли эта аудитория телевизор в полном смысле этого слова, и все оценки, Ти-эй-эм теряют свое значение, или же она эмансипируется мысленно. Вмешательство такого рода, которое выступает против индивидуального подхода, заменяя его подходом общественным, может принимать различные формы — от содействия росту тиража независимых газет вроде «Дейли уоркер» до поддержки новых форм культурной работы в профсоюзах; от втягивания молодежи в движение за мир и против колониализма до открытия независимых кинотеатров на кооперативных началах; от организации самодеятельных драматических кружков и оркестров до роста посещаемости местных профсоюзных собраний; от поддержки попыток вынудить Би-би-си и коммерческое телевидение считаться с требованиями общественности до запуска острых стрел в толстокожих королей прессы и монополистов эфира в виде писем в редакцию и телефонных звонков на Портленд-плейс и Принсис-гейт, от поддержки Ассоциации потребителей и журнала «Уич?» до посещения отдельных лиц на дому и проведения подлинно задушевных бесед — задушевных потому, что они преследуют цель убеждать, взывая к разуму и достоинству человека.

Единственное средство ликвидировать все недостатки и пороки средств массовой пропаганды заключается в политическом преобразовании существующего общественного строя. Действуя в этом направлении — в организованном или индивидуальном порядке, мы можем использовать противоречия, заложенные в прессе, радио, телевидении и кино. Однако эти противоречия лишь оказывают нам некоторую помощь, ибо мы не должны пассивно ожидать, что полуправда и полуложь или, если на то пошло, чистая правда и чистая ложь заглушат друг друга. Мы не должны надеяться лишь на то, что многие нелепые представления, которые вдалбливаются в наши головы, будут играть нам на руку и своей полной абсурдностью проделают за нас всю необходимую работу. Ведь все это вдалбливается нам специалистами своего дела и зачастую носит нарочито нелепый характер. Вот почему нам самим необходимо стать специалистами по борьбе с этим злом, вырабатывая в себе умение разбираться в подлинном характере современного общественного строя и приучаясь прививать это понимание другим.

Важно также критически осмыслить характер самих средств массовой пропаганды. Пользуясь любой возможностью высказать теперешним владельцам прессы, кино, радио, телевидения и рекламы, что мы о них думаем, мы не должны, однако, упускать из виду будущее. Мы не имеем права забывать о тех огромных возможностях, которые заложены в прессе и радио, в кино и телевидении как источниках удовольствия и общественной пользы, но отнюдь не коммерческой выгоды. Мы обязаны использовать все пути для претворения в жизнь этих возможностей уже теперь, хотя бы и в ограниченных пределах.

Но прежде всего мы должны осознать, почему владельцы средств массовой пропаганды сознательно ставят преграды использованию таких возможностей и каким образом и в каких целях они используют эти средства для обработки наших умов.

Цитируется по книге: А.В. Кукаркин. По ту сторону расцвета

 

Прочитав эти строки, автор вспомнил советский фильм о ВОВ, и играющего на баяне Г. К. Жукова. В те времена человек сам играл на музыкальном инструменте. Творил культуру. Если бы сейчас человек сам творил культуру, то влияние на него буржуазного режима значительно ослабло бы . Если раньше завод собирался на какой-то праздник, кто-нибудь в отдел, цех притаскивал музыкальный инструмент и начинал играть, то сейчас посиделки больше напоминают поминки, где играет что-нибудь «популярное» и «заезженное» из динамика радио. И откуда сейчас взяться композиторам, если так мало людей играет на музыкальных инструментах?

От своих знакомых я узнал, что в Калуге была фабрика музыкальных инструментов, входила в ПО «Аккорд». Делала аккордеоны, пианино. До нашего времени не дожила. Что же с ней стало?

Один из моих знакомых из ООО, мелкого бизнеса поведал мне историю в беседе с компаньоном:

— А помнишь ***ныч, как мы с тобой с Аккордеонки (народное название фабрики) красное дерево, брусья тащили, когда она стала?

— Да, как же не помнить. Я его ещё пилить замучался.

— А что ты с ним сделал.

— А я из него сделал крышку от погреба.

Вот так променяли стяжатели культуру на крышку от погреба…

Подлинная культура в нашем российском государстве отчуждена от народа, брошена на самотёк. Да и правящему классу хорошо — народ сам отупеет и им будет проще управлять. Поэтому одной из важнейших задач нас, коммунистов должна стать борьба на культурном фронте. Необходимо вести битву против потребл*дства. А против него оружие одно — производство. Производство как материальных ценностей, так и культурных. И приобщение народу к подлинному искусству. Нужно лишить режим культурной гегемонии, чтоб массы проснулись и лишили его уже гегемонии политической, а потом и власти. Для этого надо открывать клубы самодеятельности, независимые от режима или же захватывать существующие, если есть такая возможность. Для производства и изобретения как материальных ценностей: авиамоделирования, обработки дерева, металлов, радиолюбителей, программистов; так и духовных ценностей: писателей, поэтов, художников, композиторов, артистов. Прочие примеры читатель может привести самостоятельно.

Производство объединяет. С его помощью будет преодолена разобщенность людей. Но искусство не должно быть ради искусства. Не должно быть никаких «катакомб» для своих, избранных и прочего. После того, как производство культурных ценностей будет налажено, надо идти в народ и передавать эти ценности ему, лишая режим монополии на производство и передачу культуры. В искусстве основополагающим должен быть принцип реализма. То что есть, то и показываю.

Режим через свои СМИ помимо отсеивания информации, неугодной ему, ту информацию которая к нему поступает, обрабатывает соответствующим образом. В одном случае раздувает из мухи слона. В другом случае сжимает слона до размера мухи. Если целую картину нарезать на мозаику, одни куски мозаики уменьшить, другие увеличить — целую картину не соберёшь. Также и режим не заинтересован в формировании у народа целостной картины мира. Настоящее искусство должно показывать не только то, что есть, но и сохранять при этом пропорции, ничего не сжимая и ничего не раздувая. Вот тогда народ действительно проснётся. При этом у него в сознании сформируется целостная, настоящая картина мира. И помочь формированию целостной картины — в этом задача нас, коммунистов.