Противоречия законопроекта о педофилах

БРИТАНОВА Элина

Перед выборами у законодателей началась шумиха. Каждый день господин Медведев говорит о социальных благах, вносит законопроекты, пересматривает существующие нормативы. С голубых экранов не сходит портрет этого великого национального лидера.

Одним из наиболее нашумевших среди населения явился недавний законопроект, который провозглашает наказание данным преступникам в виде, простите, кастрации.

Вот, что пишет «Российская газета» 13.07.2011 г.

«Президент Дмитрий Медведева внес в Госдуму законопроект с поправками в УК РФ и другие законодательные акты РФ, которые не только запрещают условное наказание за посягательство на половую неприкосновенностей детей, не достигших 14 лет, но и предполагают химическую кастрацию таких преступников. Поскольку, как показывает статистика, исправить их, изолировав на какое-то время от общества, нельзя. Они выходят на свободу и вновь берутся за старое.»

С одной стороны, ужесточение мер к этим лицам может показаться правильным, грамотным, жёстким. Представители КПРФ поддержали этот проект:

«Думские коммунисты уже заявили, что они поддержат президентский законопроект, так как фракция «всегда выступала за ужесточение наказания за такие преступления и поддерживает любые продвижения в вопросе обеспечения безопасности российских детей» — Пишет РГ.

С точки зрения права, демократии и конституции, эта норма прямо противоречит Конституции и нормам Уголовного Кодекса Российской Федерации, которые на первых страницах указывают на гуманное отношение к человеку и гражданину, и что применение пыток, унижений человеческого достоинства не допускается.

Можно много говорить о том, что закон — что дышло, можно бесконечно страдать правовым нигилизмом, и не верить в силу закона — и в России это будет правомерно ибо противоречий, конфликтов в законодательстве — как звёзд на небе. Отсылочные нормы к законам, которых нет, двоякое толкование определенных статей — все это следствие умышленной некомпетентности тех, кто пишет законы.

С точки зрения простого российского обывателя эта норма кажется правильной, рациональной. Ведь «с этими свиньями надо поступать по-свински — это нелюди». Так рассуждают те, кто смотрит ежедневно криминальные хроники, «Пусть говорят» Малахова, новости по ОРТ, РТР, НТВ.

Это точки зрения отражают: 1) Либерально-демократическую (или как назвал бы её В.И.Ленин — буржуазно-демократическую) точку зрения и 2) Консервативную обывательскую. Противоречивость этих взглядов неудивительна: при капитализме это нормальное положение вещей. Некомпетентность законодателей и неграмотность населения — это прямая дорога к консерватизму.

Монополизация в экономической сфере требует наличия консервативного мышления. Это марксизм — от него никуда не денешься. И любой коммунист, который пытается разобраться в этих противоречиях, но далекий от теории либеральной юриспруденции, задаст массу вопросов, и не станет кидаться в крайности. Интересно, что консервативную точку зрения поддерживают члены КПРФ.

В Советском Союзе эта проблема тоже имела место быть. И за изнасилование малолетнего следовало одно: высшая мера наказания — расстрел. И без церемоний. Закономерен вопрос: не носила ли в СССР данная мера наказания консервативный характер? И марксист должен ответить, что не носила. Право действовало лишь постольку, поскольку социалистический подход жестко и прямолинейно действует в интересах общества. Расстрел педофила не предполагает членовредительства, унижения человеческой личности или других средневековых мер. В СССР государство — есть трудовое общество. В капиталистической России государство — это представители (три ветви власти) — только они могут быть по факту субъектами власти. И как показывает практика, они борятся толька за отнятый у народа капитал.

Любая отрасль права носит такой характер в обществе, каковы общественные отношения в нём. А общественные отношения зависят от окружающего материального мира. Опять марксизм. Коммунисты обязаны реагировать на такие подачки от Презедента и Парламента, понимать и объяснять их суть.

Возможные следствия введения законопроекта на рассмотрение Думы тоже стоит отметить с точки зрения имеющейся практики. Надо помнить, что мнение Конституционного и Верховного Суда является непоколебимым и решающим в судьбе многих норм: они вправе и обязаны признать Закон о кастрации противоречащим конституции. И учитывая махинации современных господ-капиталистов, мы можем иметь три исхода:

1. Проект реализуется и не опротестуется, и тогда мы будем иметь «Ура-Путин-Медведев» еще очень много лет. Возможно и более быстрое скатывание к консерватизму (а членовредительство — есть неотъемлимая форма наказания в консервативных обществах — и об этом я буду ещё писать в будущих статьях. Это неплохое дополнение к введенной полицайщине).

Ведь народ соскучился по сильной руке советского строя, и сильная рука капиталистической России покажется истиной, за которую не жалко идти в огонь и воду. Это может стать очень хитрой политической махинацией, прямой дорогой на путь поствеймарской Германии)

2. Законопроект опротестует Суд, и тогда мы столкнемся с очередным случаем коррупции.

3. Законопроект будет отклонён после выборов — на 2-3 чтении, и станет банальной предвыборной шуткой.

Прогнозы не утешительны, глядя на процесс российского законотворчества и правоприменения.

Проблема педофилии — одна из самых сложных и распространенных как в России, так и во всем мире. Даже в обществах с глубокими морально-религиозными нормами, со строгими законами и нравами это явление живёт: будь то христианская, буддистская, мусульманская или иудейская Евразия, первобытно-общинные общества Африки и Австралии, народы Нового Света (Южная и Северная Америки) — дети всех народов страдают от этой болезни.

Педофилия живет с начала истории: во все времена, во всех культурах она делала свое отвратительное дело: рушила жизни, губила судьбы. В каких-то обществах такое положение вещей было общепринято, а где-то педофилов казнили самыми жестокими способами. Ни религиозные нормы, ни жесткие санкции, ни демократия, ни легализация (существует позиция, что разрешение партии педофилов на примере Нидерландов поможет в борьбе с проблемой. Наряду с марихуаной и проституцией это явление можно будет контролировать «демократическими мерами» — жесткое уголовное преследование за сношение с малолетним лицом, но при этом у этих граждан присутствует право слова).

Наибольшую практическую эффективность показала практика СССР. Законы обеспечивались государством и обществом. И ее надо будет применять и учитывать, когда новые коммунисты будут строить новое социалистическое общество. Коммунистическое общество не должно позволить развиваться этой заразе, и будет на корню пресекать малейшие проявления. И это будет величайшая практика и величайшая победа человечества. Это то, к чему должен стремиться каждый коммунист.

Все психические болезни не изжить полностью, как и грипп, и с ними придется бороться и при коммунизме. Возможно, найдётся лекарство, но пока для педофилов ответ должен быть один.