Пролетарское болото

Даниил МАЛЕНЬКИХ

От редакции:

Мы поместили этот материал в рубрику «Дискуссия», потому что считаем положения, высказанные в нём, довольно спорными. Однако, против фактов тоже не пойдёшь. Поэтому предлагаем нашим читателям обсудить эту статью и изложенные в ней факты.

 

 

Любителям сочинять о революционности современных рабочих посвящается

Эпизод 1. «Колыбель революции».

Наш активист раздает листовки у ОАО «Мотовилихинские заводы». Это там, где в 1905 г. восстали рабочие. В листовке коротко и ясно разъясняется на конкретных примерах «Форда», ЛМЗ и докеров, как надо бороться за повышение заработной платы и выплаты сверхурочных, и как не надо делать (пример — Автоваз). В общем, очень краткий курс классовой борьбы (листовку можем выслать всем желающим).

«Это листовка о том, как зарплату повысить» — говорит активист. В ответ «быдло» шипит и огрызается. Берут плохо, в основном женщины пожилого возраста. Мужчины и молодые рабочие (последних раз-два и обчёлся) — хуже. Видимо, очень много получают и сверхурочно не трудятся.

Вдруг, откуда ни возьмись, появляются они, то есть менты. На машине аккуратно подруливают к активисту. Откуда здесь взялись менты!? На часах 6-45 утра, в это время добрые менты спят и злые спят тоже. Но даже если предположить, что это какой-то безумный патруль, то он бы просто не заметил активиста: мы ведь знаем, где поставить раздатчика.

Со стороны перекрестка его просто не видно (на этом участке не горят фонари). Вот если бы раздатчик стоял у магазина «Вино круглосуточно» или у автобусной остановки, тогда бы он мог стать жертвой патруля, а так остается только один вариант: ментов кто-то вызвал.

Из машины подходит старший наряда (он представился именно так). Старший наряда не говорит глупостей типа «предъявите ваши документы», он сразу просит листовку. Получив свой экземпляр, мент начинает его изучать на предмет связи с предстоящими выборами. Связь с выборами установить не удается. Пока мент в темноте изучает листовку, активист продолжает работу. Не стоит ведь отвлекаться по пустякам. Мент возвращается в машину, взяв с собой листовку.

Машина не уезжает до тех пор, пока раздача не закончена. Остается только поставить полиции 5+ за лояльность. Но кто же тот гад, что вызвал ментов? Сначала подозрение падает на охрану завода. Но это не она: смена патруля в 9-00. Раздатчик не мог нарваться на охранника, идущего на смену или со смены. До проходной метров 100. От того места, где стоит раздатчик, нужно пройти 30 метров вперед и еще 70 направо. Со стороны проходной раздатчика не видно — его скрывает здание музея. Может, охрана среагировала на людей, заходящих с листовками на проходную? Тоже исключено — сейчас не 1905 год. Рабочие не заходят на завод, размахивая листовками. К моменту подхода к проходной уже положил листовку в карман или выбросил (некоторые экземпляры «быдла» искренне говорят, что не любят читать). Читать на ходу бесполезно, т.к. нормальное освещение появляется только рядом с проходной. Может, крысой оказался какой-нибудь инженер, верный холуй хозяина? Опять нет. Смена у ИТР начинается в 8-00 (у рабочих — в 7-10).

В 6-30, когда началась раздача, инженеры еще не вышли из своих квартир. Остается только один вариант: шибко пролетаристый гад вызвал ментов, точно указав место расположения раздатчика (в противном случае стражи правопорядка могли хоть до помутнения в мозгу кататься по улице 1905 года, тщетно пытаясь поймать хоть кого-нибудь.

Эпизод 2. «Из этой Искры ничего не возгорится».

Те же листовки, но другой завод (НПО «Искра») и другие люди. Листовки берут так же плохо, как и на «Мотовилихинских заводах», но 300 экземпляров уходит. Одновременно на предприятие вносит листовки наш человек. Кстати, рекомендуем: при такой схеме активиста попалить с листовками невозможно, т.к. на вопрос начальника: «Откуда у тебя это?» можно смело отвечать: «Сегодня у проходной раздавал кто-то».

Вечером активист рассказывает о реакции трудящихся на наше творчество. Листовка, между прочим, в тему. На «Искре» трудящиеся совершили страшный грех: не выполнили план. Произошло это оттого, что рабочих не хватает (желающих батрачить за 6000 рублей без сверхурочных в нашем городе найти трудно). Во искупление греха оставшиеся работают «за себя и за того парня», но получают только за себя. Короче, из 200 часов начальство оплачивает только 160, а 40-абсолютно не оплачиваемый труд (иначе говоря, рабочие 5 смен в месяц пашут даром). В обеденный перерыв, собрав братьев по классу в слесарке, наш активист обозначил проблему и способы ее решения. Трудящиеся как-то странно замычали и завыли. После чего они решили дождаться ноябрьской получки, а там подумать.

Эпизод 3.»А у нас в общаге газ».

Сильно удивились жители общежития на Коспашской, 13, когда узнали, что они вместе с общагой проданы в собственность г-ну Вороно, да еще по весьма скромной цене — 600 тыс. рублей. После покупки общаги, Вороно сделал все, чтобы жильцам не было скучно: он отключал им свет, отопление и воду, регулярно разворовывал коммунальные платежи, подсылал к жильцам головорезов, громивших им комнаты, таскал по судам, продавал их комнаты сразу нескольким покупателям, прописывал в общагу уголовников, — короче, трудился не покладая рук, начиная с 2003 г. и по сей день.

Казалось бы, даже у собаки, не говоря уже о жильцах общаги, на г-на Ворона должна была выработаться вполне определенная реакция. Но не все так просто. В общежитии живут 80 семей, из них против Вороно выступают лишь 30. Остальные тупы, как пень, да еще гадят и вредят активистам, помогая Вороно. Причем «быдло», шестерящее на Вороно, точно так же сидит в холоде, темноте и без воды, да еще и платит за комнату в несколько раз больше, чем жители, не заключавшие с Вороно никаких договоров. Вороно нанимает эту мразь даже не за деньги, а за обещание каких-то мифических услуг в будущем, например, списания липовых долгов. И мразь старается. Последний случай весьма показателен.

Один подлец, по наущению Вороно, ночью брызгал слезоточивым газом в замочные скважины тем, кто не подписал договоры коммерческого найма. Поскольку жителям не хватило ума вызвать скорую, милицию и МЧС, подлец отделался штрафом. Большего в суде добиться не удалось. Обобщенный портрет «быдла», живущего на Коспашскрй, 13, выглядит так: 30-50 лет, работает на Изоляторном заводе или на «Камкабеле», происхождение деревенское, очень любит водку, думать не любит совсем.

Заключение. «Можно ли изменить мир?».

Я не открою Америку, если скажу, что современный рабочий класс РФ в массе своей мало напоминает рабочих «Форда», ЛМЗ и докеров Петербургского порта. Феномен массового обыдления рабочих достоин серьезного изучения. Надо запомнить одно: вышеописанная мразь и ей подобная никогда не будет другой. Дважды (в 1991-м и 1993-м) продав советскую власть, «быдло» утратило образ человеческий и способность действовать по-людски. Оно будет до самой своей смерти цепляться за фразу «жить можно». И даже когда капитализм будет угрожать «быдлу» смертью (такой случай на Коспашской, 13 был), оно не станет бороться. Перестанет хватать на водку, будет хватать на боярку. Срежут зарплату — начнутся массовые забеги в поисках Шамбалы (это место, где добрый хозяин хорошо платит). Перестанут платить вовсе, останется пенсия или возможность жить в долг.

Триумфом «быдла» являются голодовки, которые оно устраивает, чтобы разжалобить своих эксплуататоров. «Быдло» будет систематически срывать митинги протеста против роста цен и тарифов (такие случаи уже были), ибо еще не утратило надежду получить свои 30 сребреников за холопство (желательно ежемесячно и с поправкой на уровень инфляции).

Следует ли из вышесказанного, что наша работа бесполезна и не имеет ни малейших перспектив? Никоим образом. Просто необходимо корректировать методы работы и смещать акценты. Прежде всего, необходимо прекращать взывать к борьбе людей, «которые помнят, как хорошо мы жили при социализме». Из иуд не получаются борцы за социализм. Холопы способны лишь проголосовать за КПРФ, хотя гораздо чаще голосуют за Едро, получая свою баночку кофе.

Необходимо сосредоточить все наши усилия на рабочей и учащейся молодежи. Молодежи необходимо четко объяснять ее роль при капитализме со всеми вытекающими последствиями. Главное — должно возникнуть четкое представление о том, что для достижения определенного результата нужны организованные, продуманные и массовые действия. Надо также учесть, что для эффективной работы с молодежью необходимо иметь активистов в ее среде. Одними листовками не обойтись (часть молодежи просто уже не умеет читать, например, учащиеся пермского ПТУ «Уральское подворье», другие не в состоянии понять прочитанное). Что касается других категорий трудящихся, надо лишь периодически вести агитацию среди них, не забывая, с кем мы имеем дело. Помогать надо лишь тем, кто хочет бороться.