От кого исходит угроза фашизма в России?

ГУСЕВ В.С.

Общая картина россиянского политического ландшафта известна: централизация «вертикали власти», подчинение парламента президентской администрации, складывание однопартийной системы, ослабление демократических институтов и независимости СМИ.

В последние годы наметился перенос практики государственного террора с Северного Кавказа на территорию всей России. Ряд нападений на представителей антипутинской оппозиции со стороны неких околовластных группировок показывает, что эскадроны смерти в нашей стране всегда наготове. Ведь в Германии 1920-ых фашистская гидра набирала силу и в уличных столкновениях. И вот создаются противостоящие «оранжевой угрозе» «Наши», «Евразийский Союз Молодёжи», «Местные», «Россия Молодая», «17 вагон» и др. Какова идеология того же ЕСМ? Откроем газету «Россия-3. Евразийское вторжение»: «Ты больше чем человек», «Наша цель — Абсолютная власть. Мы — Союз Господ, новых повелителей Евразии…, мы — господа земли, мы дети и внуки господ земли. Нам поклонялись народы и страны, наша длань простиралась в полмира, а подошвы топтали горы и долины всех континентов земного шара. Мы всё вернем назад… Наша революция — консервативная революция… Всё что не может выжить пусть лучше умрет и освободит дорогу новой жизни…», «Мы пришли чтобы провозгласить эпоху Великой Чистки», «Высшая форма национализма — идея Империи», «Есть старая теза — кровь и почва, но у нас почва выше крови. Арийцем можешь ты не быть, но евразийцем быть обязан». Весь этот черносотенный фашистский бред издан тиражом 50 тысяч экземпляров, в Молодежном Евразийском Движении пасутся «как члены Единой России, так и члены КПРФ» (стр.9), а в Петербурге «уже на второй день визита лидер ЕСМ Валерий Коровин прочел лекцию по «Геополитике сетевых войн XXI века» в учебно-методическом центре спецназа ГРУ «Флагман» перед десятками «юных головорезов».» (стр.18). Не правда ли, симптоматично? Уличные нападения на оппозицию преследуют цель перевести серьёзные политические разногласия о дальнейших путях развития страны на уровень столкновений между уличными молодежными группировками, стравить активную часть молодёжи друг с другом, запугать её.

Белов и Зюганов нашли общий язык // Фото газеты ДПНИ

Белов и Зюганов нашли общий язык // Фото газеты ДПНИ

В настоящее время тайная полиция в России не только оправилась от абсентеизма начала-середины 90-ых, но с воцарением Владимира Путина — большого поклонника Столыпина, Маннергейма и Деникина с идеологом русского фашизма Ильиным на пару, — значительно активизировала свою деятельность, традиционно отличающуюся садизмом, подлостью, склонностью к предательству, но беспрекословным выполнением указаний начальства и полным пренебрежением к правам человека. В бюджете 2006 года финансирование ФСБ было увеличено на 37%. Видимо, этот «национальный проект» перспективней жилья, образования и медицины с сельским хозяйством вместе взятых.

Навязчивой идеей путинского правления является «борьба с терроризмом». Как и борьба с коррупцией ведётся она по принципам «пчёлы против мёда» и «что охраняем, то и имеем». Что-то подозрительно вовремя в 99-ом рванули жилые дома в Москве, а Басаев с Хаттабом ломанулись в Дагестан, аккурат перед президентскими выборами (это не гэбистов тогда в Рязани схватили за минированием дома?). Что-то подозрительно, кстати, в зале «Норд-Оста», в том самом зале, где государство ухайдакало свыше 130 своих граждан, оказался сотрудник ФСБ с сотовым телефоном. Ну и уж конечно совершенно случайно после бесланской трагедии принят механизм назначения губернаторов. Действительно, если бы терроризма не существовало, его следовало придумать.

Нашей стране нужна команда эффективных антикризисных менеджеров. Однако могут ли быть таковыми отставники и действующий резерв всех мастей, составляющие две трети управленцев? Для правящих нами погон идеальной формой социального устройства является казарма или лагерь с чипом ИНН каждому на лоб.

Обществу постоянно навязывают химеры необходимости единства с властью. Для этих целей находят и демонизируют образ некоего внешне-внутреннего врага: троцкистско-зиновьевская банда, терроризм, Березовский, оранжевые перевороты. Сегодня именно те, кто пестовал и поддерживал террористов, вопят на каждом углу об угрозе террора. Вчера они же стращали если не оранжевой, то красно-коричневой угрозой. Тем временем, по тюрьмам и психушкам продолжают гнить несколько десятков противников кремлёвского режима, а в антитеррористическое правление население России ежегодно сокращается на 800 тысяч человек. Тысячи и тысячи россиян гибнут от поножовщины и «палёной» водки, в автоавариях и от нарушений техники безопасности, погибают в армии в мирное время. Как и во всём мире «борьба с терроризмом» является предлогом для проведения агрессивной внешней политики, гонки вооружений, для наступления на трудовые права и общедемократические свободы, для давления на СМИ.

Фашизм — оборотная сторона буржуазной демократии. Когда власть видит неспособность удерживать ситуацию, она сбрасывает демократическую маску, обнажая полицейщину. На начальном этапе понадобилось расстреливать Дом Советов из танков, потом на первый план вышли проект «КПРФ» и деполитизация массового сознания. В кризисный 1998-й люди в погонах уже были готовы нацепить значки РНЕ. Поскольку сейчас трудящиеся всё больше и больше осознают необходимость и неизбежность революционных изменений, в ряде случаев востребована управляемая оранжевая революция. Это как в игре «добрый-злой следователь», где, казалось бы, две альтернативы: власть и «оранжевые». Ввиду же недостатка объективных предпосылок реализации оранжевого проекта вероятнее в России проект коричневый. Пока подсунем проект «Преемник-2»: пусть выбирают между Ивановым и Медведевым, а для радикалов у нас бритоголовые припасены. Гораздо престижнее называться не гопниками, а евразийцами или нашистами.

Вот появляется «Совместное указание МВД и ФСБ» №187 от 1 апреля 2003 года, предписывающее подводить под уголовные преступления политическую деятельность, проводить мероприятия по дискредитации лидеров «экстремистских» группировок, выявлять и разобщать неформальные объединения молодёжи. Вот всплывает «Наставление по планированию и подготовке сил и средств органов внутренних дел и внутренних войск МВД России к действиям при чрезвычайных обстоятельствах», которое даёт возможность властям стрелять в демонстрантов и в массовом порядке отправлять их в «фильтрационные пункты», сиречь — в концлагеря. Вот во время массовых народных выступлений против монетизации в Петербурге шпана из 18-го отдела УБОП ГУВД, возглавляемого подполковником с характерной фамилией Чернопятов (в определённых кругах известным как Царь), избивает одного из организаторов акций протеста 70-летнюю Г.М.Толмачёву. Для встречи тогда радикальной оппозиции с губернатором понадобилась гибель на Московском проспекте ветерана войны. А вот что предлагает газета «Спецназ России», издаваемая Ассоциацией ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»: «…конец «прав человека» в их привычном понимании. Осуществлять борьбу против террора без обысков, прослушиваний телефонов, слежки, подставных организаций и провокационных действий, широкомасштабной дезинформации (в т.ч. через СМИ) — будет нельзя. Мало того — эффективная борьба будет невозможна без таких действий, как убийства без суда и следствия прямо на улице, как взятие родственников в заложники» (Е. Холмогоров, Война 21 века, №9(60), сентябрь 2001г.). «Поэтому столь уместной представляется сейчас консолидация властью политического поля — слияние партий, отказ от предвыборной борьбы и установление спокойного и продуманного политического порядка, который исключил бы любые политические революции». (Е. Малышев, По законам военного времени, №11(62), ноябрь 2001г.). А на 60 лет Победы речь завершать «Слава России!» 9 мая на Красной площади — это президент сам додумался или политтехнологи подсказали?

Делится своими впечатлениями один из лидеров современных российских ультраправых К.Душенов: «Кто только не вызывал меня «на ковёр» по требованию жидовствующих «правозащитников»! В каких только кабинетах не довелось мне побывать! И ни разу ни один из следователей и оперативников — будь то сотрудник ФСБ, МВД или прокуратуры — не проявил никакого желания «закопать» нашу газету или меня лично. Все они — люди служилые и подневольные — лишь отрабатывали команду, спущенную им «сверху». Но отрабатывали её сугубо формально, «от сих до сих», совершенно не стремясь выйти за рамки служебной необходимости. Более того, многие из них отнеслись ко мне и к «Руси Православной» с откровенной симпатией, не скрывая, что наши взгляды во многом совпадают. Такая же картина — и в думских кулуарах, и в университетских аудиториях, и в церковных общинах…».

Россияне давно не удивляются таким проявлениям государственного экстремизма, как незаконные задержания, прослушивание телефона без санкции суда, «катание пальчиков» в нарушение федерального закона. Раздутое МВД превратилось в самое большое Организованное Преступное Сообщество с крышеванием, нерегистрацией преступлений, истязаниями в отделах и прочими атрибутами свиного рыла власти. Телефонное право удачно дополняет басманно-мещанское правосудие.

Нами правит тандем чиновников, правоохранителей и оргпреступности. Страна давно живёт по воровским понятиям. И пока общество не осознает различие между писаным законом и полублатными понятиями, до тех пор у нас не будет защиты от властного произвола. Власть, ворующая миллионами и взрывающая сограждан в их собственных кроватях, не имеет права на существование.

Гусев В. С., к. э. н.