О судьбе «левых» коалиций

БРИТАНОВА Элина

Социалистическая альтернатива буржуазной власти предлагается левыми движениями и организациями современной России уже на протяжении 20 лет. Это время является немалым сроком, учитывая то, что большевистская партия смогла стать сильной и организованной за меньший промежуток времени почти сто лет назад.

 

Конечно, можно пенять на революционную сознательность масс: тогда были другие условия и другой капитализм, пролетарии были более сплоченными, что позволило авангарду пролетарского движения — коммунистической партии — победить в борьбе за власть. И это будет верно, так как материальные условия предопределяют сознание и революционную активность масс.

 

Но сто лет назад та же самая партия большевиков сталкивалась с проблемами, знакомыми нынешним коммунистам, и не имела исторического опыта ведения внутрипартийной и межпартийной дискуссии, ведь им практически не на кого было ссылаться, чтобы сказать: «Посмотрите на опыт коммунистов, которые боролись сто лет назад. Что бы сказал их лидер Пупкин?». Большевики первые «открывали Америку» и «прорубали окно в Европу» — первые строили социализм. Было ли это потому, что уже в начале 20 века имелся в наличии рабочий класс? Было ли это потому, что зрела революционная ситуация?

 

Несомненно.

 

Но ничего бы не получилось, если бы отсутствовала грамотная расстановка организационных сил в партии и не велась непрерывно внутрипартийная дискуссия, если бы коммунисты не вскрывали ошибки и недочеты в своей политике сразу же и не умели прогнозировать последствия того или иного политического действия. Грамотная стратегическая и тактическая составляющая — неотъемлемая часть революционной организации, стоящей на классовых позициях.

 

Абстрагирование коммунистов-большевиков от социал-демократов-меньшевиков было исторически важным шагом, означавшим отделение сил, которые тормозили движение к социализму, тех, кто витал в облаках или вел кулуарно-кабинетную политику, тех, кто использовал сознание масс в своих интересах — отделение оппортунистов. Опыт внутрипартийной политики можно проследить в работах Ленина «Что делать?» и «С чего начать?». Ленин обращал внимание на все движения и организации, которые можно было назвать рабочими, социал-демократическими, социалистическими и т.д. Сейчас такие организации называются в обиходе «левыми».

 

Понятие «левый» крайне абстрактно, так как оно не отражает сущность политического направления, а значит — является основой для возникновения троекратных, пятикратных и т.д. двойных стандартов, противоречий и либеральщины.

 

Кто такие «левые»? Сегодня к ним относят большинство оппозиционных групп. Даже некоторые либералы называют себя «левыми» (сто лет назад тоже были левые эсеры).

 

Понятие «левые» — мелкобуржуазная политическая игра с массами, где каждый «левый» представляет свой интерес. Но либерализм 90-х — стремление к плюрализму идеологий, поддерживаемое некоторыми социалистами, совершенно справедливое для того времени, демократичное и гуманное. Либерализм 90-х показал, что такая тактика ведет к добровольному отказу от ответственности за результат.

 

Нет ничего удивительного или ужасного в том, что социал-демократы, троцкисты («двоюродные» политические братья социал-демократов начала 20 века), анархисты принимают участие в создании многочисленных коалиций, матрешкообразных союзов и движений — сознание масс соответствует этой политической уличной действительности (оно на данный момент мелкобуржуазно и экономично). Не удивителен и тот факт, что марксисты состоят в некоторых коалициях — работа в массах — неотъемлемая часть деятельности марксистского революционера.

 

Это начинание «с нуля», поскольку старая гвардия, которая видела СССР, обладает спецификой восприятия времени, в котором она живет, и она склонна к необъективным оценкам. Но 20 лет общегражданского протестного движения привели к приобретению опыта, который немногие пытаются осмыслить.

 

Марксист должен понимать, где есть работа с классовой борьбой, где ее нет, а также — какая это работа. Она может быть как прогрессивной (способствующей классовому сознанию), так и растворяющей классовость в общегражданском бледно-розовом тумане.

 

В новейшей истории были широкомасштабные социал-демократические коалиции. Социал-демократическое объединение сегодня означает то, что в него входят марксисты, реформисты, троцкисты и другие социалисты. C этого начинала строиться ленинская партия. В начале 90-х они пытались противостоять буржуазному перевороту, в конце 90-х — боролись с Ельцинским режимом, а с начала 2000-х — с Путинским. Анпилов, Тюлькин, Удальцов, многочисленные лидеры молодёжных и региональных движений известны в левом спектре, эти люди обозначили себя на практике и в теории как левые оппозиционеры (коммунисты, социалисты и т.д.)

 

На сегодняшний день только в Петербурге имеются РОТ-Фронт VS Левый Фронт, ЦВР, РСД и другие коалиции, образовавшиеся из мелких разрозненных протестных групп города.

 

На опыте Федерации Социалистической Молодёжи, реструктурированной с 11 февраля 2012 г. в Федерацию Социалистов, а фактически — ликвидированной, можно проследить закономерности такого взаимодействия. Итог сотрудничества марксистов и социал-шовинистов — ликвидация марксистского крыла после объединения с троцкистской организацией РСД. Этому предшествовала почти двухгодичная конфронтация марксистского просоветского крыла (Гришина-Макаровской) и социал-шовинистов (так называемых демократических социалистов, «творческих марксистов» Васильева-Николаева) на почве идеологических разногласий и кулуарно-кабинетной политики вторых, что привело потере места «авангарда» в молодежной революционной политике в Северной Столице.

 

Федерация представляла собой коалицию левых молодежных организаций, объединившихся с целью проведения своей социалистической политики, противодействия капитализму и построения социализма. Каждый из субъектов, а с 2010 г — платформ, представлял по-своему, что такое социализм, и как он должен выглядеть, но при этом, на протяжении десятка лет удавалось объединять, направлять и лидировать в системе протестного движения города.

 

При этом мелкобуржуазная сущность любой социалистической современной коалиции, со временем сказывается на качестве протеста, который, в конце концов, сводится к идеологическому абсурду и деградации революционной мысли, к скатыванию в соглашательство, либеральным играм лидеров, несоответствию формальной части с фактической. Это и произошло на печальном опыте ФСМ.

 

На данном этапе вся «левая» политика коалиций сводится к стремлению участвовать в избирательном процессе, иметь места в органах власти, к иллюзиям возможности создания социального государства парламентским путём. Это тот самый реформизм на практике, который в теоретическом описании был у Каутского, Дюринга и т.п. Еврокоммунизм, некоторые современные троцкистские идеологии — все это разновидности практики идеологии реформизма, неприемлемые для марксиста.

 

Левые работают с рабочими, но лишь в ключе профсоюзов, а это значит — в рамках буржуазно-демократической системы. Причиной этому являются историческое время и положение вещей, определенность идеологической направленности левачества XXI века.

 

Марксист, входя в любую коалицию, должен понимать, что это временный полезный ход, способствующий продвижению идей в массы и становлению марксиста как оппозиционера, а затем — революционера, и что изучать и анализировать опыт Ленина и большевиков он обязан.

 

Коммунист не должен смотреть наивно, раскрыв рот, на сегодняшние поствыборные протесты как на «Alma Mater» нового революционного подъема. Эти общегражданские протесты не новы, и они подконтрольны государству — даже многотысячный митинг в Москве на Болотной Площади не страшен тем, кто сидит за стенами Кремля. Ведь есть закон о митингах и собраниях, есть хорошо оборудованная полиция, а значит можно не переживать совсем.

 

Современные «левые» слепо проглатывают эту подачку и используют для борьбы с помощью государственного аппарата. Это восстание пчёл против мёда.

 

Что же делать сегодня революционно настроенному коммунисту? Что должен делать комсомол?

1. Определить задачи и цели (программа-минимум): распространять именно марксистские классовые идеи без примеси социал-троцкистско-шовинистического помёта.

2. Вырабатывать современный классовый язык и терминологию. Четкость и ясность, обоснованность и аргументированность, понятность и связность слов с реальностью — главные источники успеха марксиста в массах.

3. Определить четко аудитории и для каждой выработать стратегию развития. Рабочие и красная интеллигенция (студенты, преподаватели, врачи, юристы, экономисты) — большего и не придумаешь.

4. Ограничить участие в подконтрольных государству «общегражданских акциях» под красным флагом. В таких акциях необходима работа с массами — общение, разъяснение, листовочно-флешмобная часть, однако марксисты обязаны четно абстрагировать себя от чуждого и враждебного им «легального левого спектра».

5. Развивать внутри- и межорганизационную марксистскую линию. Процесс объединения коммунистов станет залогом для будущей классово-революционной работы.

 

Только такой подход сможет создать истинную альтернативу пробуржуазным «левакам». Именно он должен открыть новую страницу в истории партии большевиков.