Молодёжь и ваш «коммунизм»

Marlen Kid

Когда открываешь левые интернет ресурсы — сплошь и рядом разговоры о кризисе коммунистического движения, левого мировоззрения и проч. Там, где эти темы не муссируются, всё обстоит еще хуже — готовые истины из Маркса и Ленина без всякой лукавости перекидываются и примеряются на сегодня. В таком случае всё понятно и революция неизбежно придёт, осталось только дождаться и готовиться «ковать пока горячо». Без сомнения можно сказать, что пространство левых идей на русском языке больше отталкивает интересующихся, нежели привлекает. Модель коммунистической борьбы в результате знакомства с современным российским левым протестом либо совсем не складывается, либо насаждается наиболее «ближайшим» (по духу) ресурсом, партией, фракцией, или чем-то подобным. Человек, столкнувшийся с левыми идеями практически (без помощи), не способен к рефлексии этих идей. К сожалению, «коммунистическое» интеллектуальное поле не нуждается в этом. Это и есть самое первое проявление кризиса, с которым сталкивается молодой человек, заинтересованный борьбой за справедливость и гуманистическим учением Маркса-Энгельса-Ленина.

Сегодня, когда глобализированный мир разодран ТНК и разделение между трудом и капиталом достигло по-настоящему мировых масштабов, в развитых странах часто революционным субъектом становится молодёжь. Студенты и работающие молодые люди выступают с протестом против сложившихся порядков. Они не имеют, в большинстве, ни организации, ни четко выработанных целей. Они являются авангардом скорее не своего национального рабочего класса (ибо промышленный пролетариат несилён в развитых странах и вытеснен на цивилизационную периферию «третьего мира»), а рабочих и служащих капиталистических окраин — стран, которые нещадно эксплуатирует американский и европейский империализм. В данном случае сознательно, полусознательно или бессознательно греческие (или любые другие) студенты, громящие банки в Афинах, громят их за миллиарды нищих рабочих в Латинской Америке, Азии и Африке. Порядки, которые молодёжь хочет нарушить, поддерживают этот мир несправедливости и нищеты. Хотя и рабочее национальное (в той развитой стране, где выступают студенты) движение, стихийно, либо организованное профсоюзами с компартиями нередко поддерживает студенчество и молодёжь, но на ситуацию с революционной борьбой в мире оказывает куда меньшее влияние, нежели последние. Следует понимать эти выступления, как проявление классовой борьбы.

Россия в системе глобального империализма занимает буферную позицию между эксплуататорскими «верхами» и эксплуатируемыми «низами». В нашем случае революционная борьба особенно опосредована нуждой в молодёжи, в молодых идейных борцах. Законсервированные интеллигентики и интеллектуальчики, подкормленные правящим классом, в массе своей не способны увидеть проблемы угнетённых, тем более что самые угнетённые этой грабительской системой находятся за тысячи и тысячи километров и имеют другой цвет кожи. Традиционно (или классически) предполагается, что интеллектуалы, обслуживающие правящий класс, частью своей перейдут на позиции борьбы, на сторону революции и угнетённых. Тогда как после империалистической глобализации, завершившей тысячелетие, после размывания национального капитализма окончательно в песок, все классические каноны стали незаконны. Развитое западное общество превратилось в коллективного эксплуататора для всех народов мира. ТНК, прикрытые различными «национальными безопасностями», договорами о «свободной торговле» и проч. уловками империализма, разграбляют 5 миллиардов людей всеми возможными способами. А население развитых обществ потребляет и потребляет. Оно превратилось в глобальный офис, главная задача которого более эффективное ограбление, более варварские методы наживы. И смешно читать и слушать о «народившемся» обществе на Западе. Тогда как вытеснив почти всё промышленное производство на периферию, империализм выдумал теорию отсутствия таковой вообще. Всяческие «инновационные» экономики и проч. — не более чем красивые названия этого офиса «смерти». Особенно забавно слышать о них из уст губернаторов и бюрократиков помельче, которым видимо очевидное, что система мироустройства сложена, и офис у этой системы ограбления и потребления один, не видно. Всё они мечтают выстроить экономику как в Швейцарии и Люксембурге, и всё дальше продают нефть, газ и остальное богатство недр, наживая себе небольшие дачи, машинки, а иногда гипермаркеты, торговые сети и т.д.

Так союза у закормленной интеллигенции в России не стоит ждать. Другое дело — нежные сознания молодых студентов, иногда несильно испорченные потребительством и современным образованием. Горячие умы, традиционно озабоченные идеями борьбы за лучшее, имеющие много свободного и потенциально свободного времени, прозябают в лапах безделья и нравственного разложения (тут, конечно, речь идёт о ребятах из крупных городов в первую очередь, но не стоит забывать, что по средствам современных интернет коммуникаций даже из маленького социального пространства с относительно невысокой культурой, человек может быть частью общественного молодёжного сознания социального пространства побогаче и покрупней). Они совсем не читают, а если читают — это нечто несуразное и бесполезное. Они заняты пустым провождением драгоценных дней до начала их монотонной работы в офисе, до начала их настоящего конца, как горячих и живых людей. Тем вопрос интересней ставится — «где левая пропаганда, где работа с ними?». Трубить же о бесполезности студентов и молодёжи — значит расписываться в отсутствии собственной революционной потенции. Да, и рабочие у нас не сильны в протесте; да, они уже полностью инкорпорированы в современную систему капитализма — они накормлены так, что бы ни создавать массовый и реальный (не экономический, а политический) протест, но студенты-то дело другое. Это в первую очередь кадры борьбы и теоретики. Они могут быть завербованы именно идеями борьбы. У них есть время мыслить и изучать. Пока они учатся, их пока до конца никто не украл. Надо только разрушить в сознании обывательскую матрицу, и поле расчищено для работы над собой!

Более того, что работы с ними не получается наглядно и конкретно, на месте, так сказать, проблема в том, что работа в главном смысле не получается не здесь. Работа не получается в самом решающем — в первом впечатлении. Молодой человек, заинтересовавшийся левыми идеями, сталкивается с множеством сложностей. (1) отсутствие сколько-нибудь системного пространства в сети и не только; (2) отчужденность организаций; (3) закрытость и оторванность «левых тусовок».

(1). Сеть Интернет выступает отличным и доступным механизмом коммуникации. Пропаганда борьбы только и должна высасывать все, что можно из возможностей Интернет. Тогда как происходит зачастую обратное — левый дискурс захлебывается в интернет или перемещается туда навсегда. Захламлённость левого Интернет-пространства уникальна. Такое количество ресурсов, у каждого со своей как две капли воды похожей на соседскую программой и планом действий, мешает, а не помогает разобраться в идеологии борьбы и сопротивления. При этом явно отсутствие действительно крупной марксисткой библиотеки, энциклопедических и учебных материалов по истории и философии с позиций диалектического материализма. Зато огромное количество форумных и блоговых личных споров мелких псевдотеоретиков и псведопрактиков, которые выясняют у кого, правда правдивей — у Сталина или Троцкого. При этом марксистская риторика «старых левых» является главным «паролем» для этих квазиинтеллектуальных бесед. Обычному «непосвященному» человеку в эти дела, кажется, что лучше не вмешиваться в эти «прения» настоящих революционеров.

Так проходит знакомство с левым пространством в сети.

Очевидно, что теоретические дискуссии необходимы, но нельзя использовать буржуазный механизм свободы в сети — чтобы высказывался каждый. Это приводит к бестолковой возне и переходу на личности. Этику и культуру общения в таком важнейшем деле, как революционная борьба необходимо подчинять идеологии в первую очередь. Возня и споры о Сталине совсем не способствуют борьбе. Так как марксистская оценка революции 1917 года, потерпевшей поражение в 1993 году, просто-напросто может затеряться в болоте левых интернет-писак. Нельзя левый сайт превращать в форум геймеров. А наши «коммунисты» по своей бестолковой трескотне дадут фору нашим компьютерным игрокам.

(2). Первое что хочется сделать, сколько-нибудь разобравшись с тем, что же такое марксизм и революционная борьба, — это найти себе товарищей. Множество «коммунистических» организаций и движений примут вас в свои ряды. Их программы и тактика борьбы очень схожи и главное, что каждая организация считает себя истинно революционной и истинно марксистской. Это главный «пароль» для того, чтобы тебя считали революционером — называть всех оппортунистами, ревизионистами и проч. Тогда как В.И. Ленин изобличая в революционной теории ошибки изобличал их именно в революционной теории, а не в мнениях, высказанных в постах к статьям. Простым мерилом того, насколько действительна критика в Интернет-пространстве левых, может стать взгляд на то, критикуется ли какие-то конкретные поступки, действия, или нет. Зачастую речь тут идёт о критике даже не теоретической позиции или платформы, а об опровержении частного мнения или прочей чепухе. Даже собственные программы наши «коммунисты» почти не обсуждают, их больше беспокоит выяснение отношений. Возможно, я сильно ошибаюсь, но у наших левых нет никакой революционной теории.

Итак, молодому человеку приходится принимать позицию ближайших (по духу) «коммунистов» и начинать плясать по правилам этой игры левых «борцов». Не многие принимают эти правила, и большинству становится попросту неинтересна такая «борьба». Поэтому, достаточно легко принимая этих интересующихся ребят в свои ряды, «коммунистические» партии и движения очень быстро их теряют.

Такие организации имеют два типа проблем. В одних догмы марксизма застыли на уровне плохого понимания (вернее вовсе непонимания) Ленина и Маркса, — там, как уже ранее говорила, революция совершается по строгому плану, датированному началом 20 века в России. В других европевидный плюрализм царит как теоретическая платформа любой деятельности. Считается, что никакого «правильного» марксизма быть не может, что нужно во всем искать истину, или ее долю. Они обычно легко поддаются влиянию политического поля заданной локальной зоны. Они способны быстро инкорпорироваться в политическую систему и стать ее рабами. И там и тут никто не знает, что реально делать и как бороться. Хотя и мой взгляд опосредован маленьким жизненным опытом, но считаю, что его следовало высказать.

(3). Знакомство с левыми идеями, к сожалению, как правило, начинается не с чтения классиков, а со знакомства с актуальной публицистикой. Вот такой у левых в России и нет. Все письменные материалы «коммунистов» имеют (как и многое) свой «фирменный» знак — они написаны для таких же «коммунистов». Это что-то вроде закрытой тусовки со своими «символами» и «паролями». Тексты современных «борцов» полностью закрыты для понимания либо своим «интеллектуализмом», либо грубыми и пошлыми марксистскими догмами. Все это замешано в фактическом игнорировании идейно-политической работы и изучении марксизма.

Почти все высказанное в статье носит спорный характер и является всего лишь моим частным мнением. Надеюсь на обращение мысленной деятельности левых на себя самих, так как думаю, что смогла отразить наши общие проблемы, — молодых школьников и студентов, увлеченных коммунистическими идеалами, и так разочарованных современной коммунистической борьбой.

От редакции:

Автор данной статьи начинает её с сетований на разговоры о кризисе левого мировоззрения. На наш взгляд, сама эта статья является прекрасной иллюстрацией этого кризиса. В чём автор действительно прав — так это в том, что левая среда сейчас пестра и разрозненна, что она оторвана от своей социальной базы, что она зачастую варится в собственном соку, а общение внутри «закрытых тусовок» осуществляется посредством «своих символов и паролей». Эти вещи очевидны каждому, кто достаточно долго присутствует в левой среде.

Однако остальные тезисы статьи заставляют думать, что автор не только увлечён коммунистическими идеалами и не только разочарован в современной коммунистической борьбе, но и не потрудился сколько-нибудь вникнуть в суть этой борьбы, в имеющиеся противоречия, в сложности современного движения. Это долго, нудно и утомительно. Гораздо проще написать статью с выражением своего «фи» всем борцам. Однако за эту простоту приходится расплачиваться безграмотностью. В самом начале статьи автор съезжает с классовых позиций, объявляя «молодёжь» революционным субъектом. Но «молодёжь» — это внеклассовый термин, объединяющий по возрастному признаку всех: от рабочих и ПТУшников до люмпенов и молодых богатых бездельников. У «молодёжи» нет и не может быть общих коренных интересов. Сам тезис о молодёжи как революционном субъекте весьма свойственен анархистам и левакам, которые любят противопоставлять это «новое движение» рабочему классу. Например, так они делали в Греции. Видно, что автор с готовностью присоединяется к такой трактовке, объявляя рабочих «инкорпорированными в современную систему капитализма» и идеализируя «несильно испорченное» студенчество. Автор на этом не останавливается и фактически скатывается к избитой теории «золотого миллиарда», объявляя Запад «коллективным эксплуататором» (ещё бы, ведь рабочий класс там уже «инкорпорирован»!), а статус угнетённых признавая лишь за «третьим миром». Странная логика! В ней очень много от печально известной поговорки: «Чего не знаю, того нет!» Автор, видимо, настолько разочарован в коммунистическом движении, что предпочитает не прибегать к левым СМИ для пополнения своих знаний. Видимо, автору неизвестны примеры организованной борьбы западных рабочих, да и российских тоже. А ведь рабочая борьба не затихает ни на день; кто интересуется ей, может ознакомиться с еженедельными сводками Информационно-методического центра при ЦК РКРП-РПК по рабочему движению. Автор даже не знает о крупной марксистской библиотеке, созданной усилиями Идеологического отдела ЦК РКСМ(б) и группы энтузиастов. Или, может быть, она недостаточно крупная? Но почему бы тогда автору не перейти от критики к делу и не помочь её пополнению? Может быть, это поспособствует более близкому знакомству «рассерженных молодых людей» с марксизмом, с коммунистической борьбой. С другими молодыми людьми: толковыми, дружелюбными, незашоренными — которые избрали себе не путь разочарования, а путь расширения кругозора, учёбы и борьбы.