Копирайт и феодализм

КРАВЕЦКИЙ Алексей

Часто встречаю утверждение, будто в России всё так не комильфо, потому что, дескать, в ней построен не капитализм, а феодализм. В «нормальном» капитализме, дескать, и трудящимся хорошо, и предпринимателям, у нас же всё попросту не капиталистично, а феодально, и ввиду такого неприятного расклада кругом бедность, развал и раздрай.

Тут я завсегда объясняю: отнюдь, граждане, это — самый настоящий капитализм. Более даже настоящий, чем на Благословенном Западе. Просто там, у них неометрополия, а у нас тут периферия. Ресурсы в метрополию тянутся со всего мира, в том числе и с нас, поэтому там их гораздо больше. А вот то, что ресурсы сии перепадают не только крупному капиталу, но и наёмным работникам — это уже не капитализма заслуга, а социалистических элементов в нём. Введённых в тамошний капитализм из-за его былого противостояния с прогрессирующей мировой социалистической системой. Грубо говоря, чтобы тамошние рабочие, воодушевившись социальными успехами соцстран, тамошним капиталистам не вломили. Сейчас, вот, СССР рухнул, положительный пример исчез, поэтому соцпрограммы сворачиваются, да и все стадии производства стремятся туда, где рабочая сила дешевле. В первую очередь, конечно, мануфактурный элемент, однако со временем туда и менеджерский и научно-технический уйдут — даже сейчас уже переходят. Не сразу перешли только потому, что в местах с дешёвой рабочей силой специалистов требуемой квалификации мгновенно произвести не удалось.

В общем, самый настоящий капитализм со свойственным ему звериным оскалом. И концентрация больших масс населения у черты бедности, и сращивание капитала с властью — самые обычные, более того, ключевые капиталистические черты. Капитализм, собственно, это не есть стремление облагодетельствовать население, это — переход власти от земельной аристократии к промышленной.

Оттуда же и устранение феодальных институтов — промышленное производство не так сильно привязано к территориям и юрисдикциям, поэтому закрепление работников за территориями, в свою очередь, принадлежащим феодалам, ему мешает.

К чему я это? Это я к тому, что при подавлении коммунистических сил, тянущих капитализм к тому блаженному состоянию, в котором он пребывал в восьмидесятых, неизбежно возникнет феодальная реакция. Которая наравне с истинно капиталистической потянет население Золотого Миллиарда в те же самые условия, в которых проживают миллиарды остальные. То есть, в сторону капиталистических Бразилии, Индии, Колумбии, Нигерии и прочих стран, находящихся за пределами Топ-30. Оскал капитализма станет ещё более оскаленным и к нему вдобавок прибавятся ещё и элементы феодализма.

Один из таких элементов я узрел воочию, прочитав статью дорогого товарища sha_julin:

Наша славная Госдума приняла закон об отчислении 1% стоимости любых носителей информации и записывающей и воспроизводящей аппаратуры в пользу обладателей авторских прав. Тот самый нашумевший «закон о болванках».

Недовольство этот закон вызвал почти у всех. Но одни говорят о несправедливости таких сборов, другие о том, что разворуют, третьи — о том, что список облагаемых сбором велик и абсурден. Все в чём то правы, но все говорят о разном. Многие понимают суть явления, но не разъясняют непонявшим.

Есть даже ссылающиеся на Германию, где якобы есть аналогичные сборы, но значительно более крупные.

То есть все понимают, что «один разделить на два — это поллитра, но обосновать не могут».

Так что же такое «налог на болванки»? Начнём с краю — в Германии такой ерунды нет и быть не может. Когда разберёмся — поймёте, почему.

Итак, государство собирает налоги, оно имеет на это право и может обложить налогом что угодно. Тот же подоходный налог — это по сути налог на право получать доходы. И он не маленький. Государству налоги необходимы, так как на них содержится весь государственный механизм. И все это понимают. Налоги могут собираться на какие-то конкретные нужды, адресно, а могут и просто для общего наполнения бюджета.

Так что же так сильно, кого интуитивно, а кого осознано напрягло в «налоге на болванки»? Да то, что это НЕ НАЛОГ. Это больше напоминает худший вариант средневековой ренты. Ведь налоги имеет право собирать только государство и оперировать ими должны государственные институты.

Но РАО Михалкова — не государственный институт. Это «некоммерческая общественная организация». Общественные организации, частные лица, фонды и т.д. НЕ ИМЕЮТ ПРАВА собирать с нас налоги. Иначе это уже не налоги, а вымогательство, рэкет. Вот ничего я у этой организации не брал и не заказывал — значит имею право посылать её и ничего ей не платить.

Право — это вообще вещь интересная. Право может выходить за рамки закона, охватывать те области, что законом не охвачены. А вот закон за рамки права выходить не может. Иначе такой закон неправовой, неправомочный. Он не имеет правового содержания и является политическим произволом.

И вот сейчас наша невежественная и враждебная людям Госдума издала неправомочный (неправовой) закон. Она выдала право некой общественной организации и частному лицу, Михалкову, СОБИРАТЬ С НАС НАЛОГИ

Что тут важно, на мой взгляд? Тут важно возрождение феодального института. Фактически, от государства выделилась некоторая его часть, государству подконтрольная лишь косвенно, но получившая в своё распоряжение одну из функций государства. Такое, конечно, бывает в регулярном порядке. Например, денежки в США штампует частная организация, которая потом эти денежки продаёт государству.

Однако не всякое такое выделение противоречит капитализму. Про другие моменты можно спорить, однако, вот, делегирование права собирать принудительные налоги с третьих лиц — это совершенно точно феодальный элемент.

Усатый налог подобен церковной десятине в былые времена. Церковь, не подчиняющаяся непосредственно центральной власти (местами даже ей неподсудная), имеет право собирать принудительный налог с граждан.

Я не владею юридической терминологией, поэтому пытаюсь передать суть: принудительный налог — это тот налог, который невозможно не заплатить. Скажем, сбор за проезд по платным трассам можно не платить, если пользоваться только бесплатными трассами. Однако нет никакой альтернативы облагаемым налогом IT-девайсам. Человек может себя избавить от такого налога, только вычеркнув себя из современного общества — ровно как средневековый крестьянин вычеркнул бы из тогдашнего общества себя, возжелав самоустраниться от церкви.

В противовес «принудительному» имеют место быть «добровольные» (условно) налоги. Скажем, устроители некоторого концерта добавляют какую-то сумму к цене билетов и пускают её, ну я не знаю, на поддержку бездомных детей.

Само собой, новоявленный феодал сразу же занялся своими феодальными делишками: организовал феодальную дружину и стал объезжать все окрестные земли с целью отобрать у граждан как можно больше. О да, уже не в форме платы за «объекты авторского права», а прямо сразу в форме налогов.

Ни дать ни взять инквизиция — сами, конечно, права приговаривать и приводить приговор в исполнения не имеют, но вот вести следствие и вымогать — уже.

Для полного комплекта не хватает только своей узаконенной частной армии. Благо, такие эксперименты в капиталистическом мире тоже уже проводятся.

Копирайт — это та область, где капиталистическая машина обнаруживает настолько сильную реакцию в пику прогрессу, что втягивает общественные отношения уже даже не в «дикий капитализм», а в средневековье. От жадности адепты копирайта буквально теряют голову. Давайте монопольно владеть информацией, требовать за каждый акт с ней отдельную плату, внерыночно, по произволу продавца эту плату назначать (монополия же!), заодно отсуживать себе денег за нарушение, а теперь ещё и частный налог введём — не отменяя всего остального.

Подобного рода сбор существует в некоторых капиталистических странах под общим названием «private copying levy». Вкладываемый в это дело смысл уже сам по себе фееричен: раз у кого-то есть право контролировать копирование, то даже тот акт копирования, который производит конечный потребитель у себя дома для собственных нужд может и должен подлежать оплате. Хотелось бы расставить в домах следящие устройства и отслеживать эти акты, но заграничные адепты до такой наглости не дошли (пока не дошли), поэтому их посетила мысль, закладывать плату за акт частного копирования прямо в цену тех носителей информации, на которые их объекты копирайта вообще можно скопировать. В большинстве стран, правда, такой разгул феерии не прошёл — даже для акул капитализма такое показалось ни в какие ворота не лезущим. Но некоторые таки под копирайт прогнулись.

Вообще, я давно уже писал, что всю эту дебильную и грязную околокопирайтовую возню следует заменить системой подписки. Фактически — налогом. Но с двумя незначительными такими нюансами:

  1. Налог должен собираться и распределяться государством.
  2. После введения налога копирайт должен быть целиком и полностью отменён.

Нюансы, незначительные такие, но как же сильно отличается результат их использования от современного положения вещей!

Ну а поскольку в России всё настолько мощно, что тормозов вообще почти никаких, то дело пошло ещё дальше: налог вводится не только на носители информации, аналогичные «закопирайченным», но и на все носители информации вообще. И на устройство, с помощью которых можно такое копирование осуществить. И на устройства, где можно воспроизвести скопированное. И при этом этот чудовищных размеров сбор отдать целиком под юрисдикцию частной организации.

Которая, надо отметить, сходу скромненько так предложила 80% собранного тратить на саму себя. 15% слать на «поддержку культуры». А остальные 5% отдавать правообладателям. Потом, правда, в ответ на недоуменные глаза общественности свою долю скинули до 15-20%. Но суть-то осталась. Всё равно решение, кому и сколько отдать — за этой самой, усатой организацией. Феодал — сам себе хозяин. А усатый налог при этом обязаны платить все граждане нашей страны.

Ещё раз повторю в чём суть: формально у нас страна демократическая. И формально всё население, наделённое избирательными правами, имеет возможность контролировать деятельность государства. Сформированный, в том числе, из налогов бюджет, формально распределяется выборным парламентом. То есть, формально (повторюсь, формально) граждане страны сами же контролируют, куда идут собранные ими налоги. Фактически, само собой, фиг кто чего может поменять — но хотя бы формально. Теперь же вводится обязательный налог, который целиком контролирует негосударственная организация, обществу вообще неподконтрольная (хотя и называется «общественной»). Это, сограждане, — тот самый феодальный налог. Причём, что характерно, феодал вообще никаких обязательств не имеет — изначально-то феодалы хотя бы были обязаны земли и население на них защищать.

Ну или, как сказал дорогой товарищ sha_julin, — рэкет и вымогательство. Чем, судя по отзывам многих, усатая организация и занимается.

Недаром, ох, недаром усатого прозвали не «капиталистом», а «барином».

Источник: http://lex-kravetski.livejournal.com/329180.html

От редакции:

На самом деле, идея собирать со всего общества неким централизованным образом средства на содержание авторов художественных произведения (писателей и поэтов, музыкантов и исполнителей, актёров и режиссёров), как, впрочем, и не художественных, и последующее распределение этих средств под контролем общества — не так уж и плоха. Более того, подобный законопроект можно было бы считать прогрессивным, независимо от перечня облагаемых налогом товаров (и вообще, способа налогообложения). Можно было бы даже закрыть глаза на очевидную ангажированность «распределителя» и одиозность личности Михалкова, на некоторые сходства с феодальными порядками и т.д. Но при одном условии — полной отмены права интеллектуальной собственности.