Какого большевизма боится господин Сурков?

А. Славин

Во вторник 13 марта 2007 года, выступая на очередной политической «тусовке» в РГГУ, посвященной 90-летию буржуазно-демократической Февральской революции, небезызвестный господин Сурков обратился с проповедью о сбережении России от потрясений. «Революция — это, прежде всего, разорение, истребление. Мы плачем о демографии, а сами тоскуем по потрясениям. Нужно навсегда изъять революцию из нашей политической практики», — сказал он, припомнив для большей убедительности знаменитое высказывание лидера КПРФ Г.А. Зюганова о том, что «лимит на революцию наша страна исчерпала». Для укрепления авторитета господин Сурков произнес еще ряд политических декламаций, смысл которых прост и не нов с библейских времен: всяка власть от боженьки.

"Демократия - это власть, это сила и порядок!" (с) В. Сурков

"Демократия — это власть, это сила и порядок!" (с) В. Сурков

В своем докладе он страстно призвал молодежь «не дружить с нынешними большевиками», приведя в качестве основного аргумента ссылку на дурную энергетику радикально настроенной молодежи. Прозвучало несколько красивых фраз о том, что «демократия — это власть народа, а власть народа — суверенна», что нужно молодым людям поменьше повторять чужие мысли из газет, больше думать своим умом, избегать помощи иностранных правительств в благородном деле строительства демократического общества и прочих неразумных, с точки зрения Кремля, действий. Завершающим аккордом этой декламации стала фраза: «Демократия — это власть, это сила и порядок». Именно так, по мнению президентского окружения, можно уберечь молодое российское государство от насилия «маньяков и террористов», которые тайно собираются на своих интеллигентски-западнических кухнях и стряпают зловещие протоколы об уничтожении России.

Все это звучало чудовищно и цинично, поскольку господин Суркова не назовешь невежественным в политической истории России. Хотя на первый взгляд может сложиться именно такое впечатление. Как человек образованный, он прекрасно знает цену «трудам» А.И. Солженицына, откуда принято черпать антисоветские премудрости. Однако именно газетной статейкой выжившего из ума «классика», он предпочел подурачить молодых слушателей, чтобы они «думали самостоятельно» … в верноподданническом стиле. Нет пророков в своем отечестве. Кроме литературных власовцев Солженицына и Раздзинского.

Февральская революция — тема отдельного и очень большого разговора. О том свидетельствует уже такой факт, что данному «локомотиву истории» посвящен огромный цикл статей и брошюр, прежде всего В.И. Ленина. Вождь мирового пролетариата справедливо указывал, что в Февральской революции соединились три силы: а) крупная буржуазия и обуржуазившиеся помещики, чиновники, попы, полиция и военщина, которые были не против монархии, только в слегка ее «модернизированном» виде; б) мелкая буржуазия, в первую очередь многомиллионная крестьянская масса и разночинная интеллигенция; в) поднимающий голову рабочий класс крупных промышленных центров страны. В результате свержения царизма власть взял в руки новый класс — буржуазия. Этот поворот истории был подготовлен несколькими событиями, в первую очередь переходом российского капитализма в стадию империализма, проникновением практически во все органы власти ( от земств и военно-промышленных комитетов до армейских штабов и Государственной Думы ) представителей буржуазии, преобразованием России в «филиал» западной экономики и стремлением российского финансового капитала сбросить мешающие ему остатки крепостничества. Главной репетицией была первая Русская революция 1905-1907 годов, которая нанесла серьезный удар по самодержавию и крепостничеству. Но основным «двигателем» Февральской революции конечно же стала империалистическая мировая война, приведшая царскую Россию, ее экономику к разрухе, политическую надстройку к фатальному разложении, а класс помещиков — к нравственной деградации. Именно империалистическая война, которую фактически не могла без союзников вести Россия, обремененная кабальными займами ( которые брались на подавление революции 1905 года ) , именно эта жестокая и беспощадная война, но никак не «большевики», привела царскую Россию к неизбежной гибели. Падение царизма было исторически обусловлено, хотя и затянулось. Однако господин Сурков постарался ограничиться казенно-патриотической тирадой и напугать молодых людей страшилкой, которая не имеет ничего общего с действительной историей. Почему?

Да потому, что как представитель буржуазии, взявшей власть в ходе августовского контрреволюционного переворота в 1991 году, он вынужден подчиняться предписаниям своего класса и стоять на страже «суверенной» демократии. Слово «суверенное» смущает многих буржуазных писателей. Поэтому они толкуют и толкуют повсеместно, вводя в заблуждение своими лженаучными разглагольствованиями менее сознательных сограждан. «Достаточно сковырнуть Путина, а там дело выправится!»- проповедуют либеральные попики. На более верное определение путинской демократии как одной из форм диктатуры буржуазии у них не хватает смелости. Не скажут они и того, что их либеральная демократия, после драчки за власть между финансовыми кланами, закономерно исторически приведет опять же к одной из форм диктатуры буржуазии. И дело даже не в Путине как таковом. Либеральная буржуазия боится революции «снизу», не смотря на свои пламенные речи о народовластии и прочие погуделки. В случае кризиса господа Касьянов, Каспаров, Боровой, Лимонов и компания вновь выдвинут лозунг «Раздавить гадину!» и призовут на помощь либо путинскую, либо ( если не справятся! ) иностранную военщину. История не раз давала уроки массам, как либеральная буржуазия с легкостью переходит на сторону контрреволюции, становясь наиболее ярым душителем восставших низов. Поэтому не стоит обнадеживаться по поводу демократизма того или иного представителя «другой буржуазии». Власть — это понятие классовое. Поэтому Россия будет поставлена перед фактом гражданской войны.

Принимая последнее во внимание, теперь становится понятно, почему Путин, его «соратники» и «сподвижники» ( выражаясь языком некоей национал-патриотической организации ) жестко прессуют либеральные группировки. Они выполняют эту «палаческую работу» исключительно в целях сохранения своего класса, в целях упрочнения положения финансово-промышленных тузов России. Многих современных политологов вводят в заблуждение шаги путинского правительства такие, как восстановление жесткой вертикали, имперские заявления на сборищах представителей международной буржуазии, цензура в печати и на телевидении, а также многое другое. Принято приписывать это «гэбистскому воспитанию» путинской администрации, «совковости» и прочим субъективным факторам.

На самом деле все просто: при максимуме буржуазных демократических свобод арена классовой борьбы становится максимально чище и шире. В классовое противостояние вовлекаются широкие слои населения с той и с другой стороны, вплоть до самых-самых отсталых. Процесс самоускоряется за счет нарастания и углубления противоречий, что в конце концов сокращает время господства буржуазии и приближает быстрый ее крах. Поэтому чем больше и чем дольше будет сохраняться влияние отживших, закостеневших и архаичных форм государственной власти, чем меньше будет демократических свобод, тем дольше и стабильнее будет гнить российский капитализм. Тем дольше будут сохраняться и привилегии буржуазии. Господин Сурков и его коллеги, находясь у власти, прекрасно понимают эту особенность буржуазной государственной машины и хорошо знают слабости капитализма. Не зря они изучали марксизм, знания основных положений которого они творчески применяют для защиты интересов своего класса. Не стоит обольщаться их вроде-«реставрацией» СССР, как это делают некоторые недалекие апологеты «пятой империи».

Если отбросить всю ту демагогию, которой любит пугать обывателя господин Сурков, то в сухом остатке можно выделить беспокойство российского финансового капитала за свои привилегии. А для защиты привилегий все способы хороши, в том числе лживый жирный знак равенства между большевистской партией Ленина и социал-империалистами Лимонова, крайне враждебными революционному марксизму. Для защиты капитализма сгодятся фальсификации Солженицына, ложь и антиисторичные параллели.

Однако господин Сурков в своей речи сделал существенный промах, посоветовав молодежи думать самостоятельно, поменьше пересказывая чужие мысли и либеральное пустословие. Мыслить можно по-разному, например, «мыслить» в духе казенно-патриотических речей. Но молодость так устроена, что ее не увлечь скудоумным морализаторством и скучными нотациями, от которых и в брюхе пусто, и в голове не густо. Псевдо-патриотическому угару есть достойная альтернатива — революционный марксизм, к которому рано или поздно придут наиболее передовые молодые люди. Будущее за обновленной наукой Ленина, идеи которой проветрят затхлые студенческие аудитории. Они выветрят с кафедр сурковский словесный мусор, сделав университетский воздух чище и светлее…