Что же происходит? Социология пытается ответить на вопрос

Sergey B.

Хотелось бы установить, является ли употребляемый термин «мировой финансовый кризис» актуальным для нашего общества, не произошел ли экономический коллапс внутри нашей государственной системы. В настоящее время можно отметить преобразование общественных организаций и их взаимодействия, это свидетельствует о происходящих социальных изменениях. Изменения затрагивают все структуры и сферы нашей жизни. Если обратить внимание на формы досуга наших граждан, то мы увидим, что они не организованы. Всему причина — массовая культура развлечений, которая вырабатывает определенные стереотипы проведения свободного времени. Развлекательные заведения, ночные клубы — это сейчас основная культурная составляющая в нашем обществе. Телепередачи в средствах массовой информации часто отличаются низким качеством, популярностью пользуются телешоу, воспитывающие в людях потребительский и безнравственный образ поведения, также зачастую телеканалы транслируют антинаучные передачи, смотря которые человек постепенно начинает верить в мистические силы и разного рода другие сверхъестественные явления — это подрывает авторитет научного сообщества.

Молодежь оказалась в сложном положении. Употребление алкоголя для многих стало необходимым элементом проведения свободного времени. Незанятость и невостребованность на рынке труда — сейчас это первостепенная проблема молодых людей. Высшее образование не является гарантией того, что человек получит работу по своей специальности. Ни для кого не секрет, что многое решают личные знакомства, это указывает на скрытые функции общественных институтов. Следует заметить, что социальная политика по стимулированию создания молодых семей недостаточно функциональна и требует пересмотра.

Рассматривая производственную сферу, можно отметить низкие заработные платы трудящихся, устаревшее технологическое оснащение цехов. Например, производимая в России автомобильная продукция не способна составить конкуренцию импортным автомобилям, этому подтверждение протекционистская политика в отношении иностранных производителей. В сфере услуг обстановка также не обнадеживающая: массовые сокращения работников самых различных областей и снижение заработных плат на рынке труда, заставляет задуматься о масштабах той проблемы, с которой мы столкнулись. Рост количества безработных, невозможность найти подходящую работу — ситуация требующая внимания, однако в СМИ она не находит объективного отражения.

Отдельные меры, что предпринимаются для сглаживания ситуации в стране, как показывает время, не приносят необходимого результата. В прессе и по телевидению систематически употребляют слово «кризис», делая упор при этом именно на мировых задачах, в последнюю очередь обращая внимание на конкретные внутренние проблемы, которые требуют решения. Общественное мнение моделируется средствами массовой информации, поэтому объективно плохое состояние нашей экономики не получает широкой огласки.

Указанные обстоятельства прямо свидетельствует о том, что экономический кризис произошел не только по внешним для нас причинам. Перед нами встает вопрос о том, — кто заинтересован в разрешении сложившейся ситуации, и какими способами это возможно сделать? Социология дает нам возможность проанализировать обстановку, исходя из различных теоретических концепций. В частности, структурный функционализм Р. Мертона, который описывает способы адаптации населения к определенным фазам социальной структуры, рассматривает конфликт целей и средств в обществе. Это прослеживается в нашем случае — с одной стороны в средствах массовой информации формируется культ богатства, представляют передачи о красивой и расточительной жизни культурных элит, а с другой, большинству граждан не дают возможности обеспечить себе хоть приблизительно достойный уровень жизни. Согласитесь, нелегко представить сейчас легальный способ достижения полного материального достатка, если средняя заработная плата рабочего на Волжском автозаводе, мягко скажем, не высока, а ценовая политика заставляет довольствоваться лишь самым необходимым.

С позиции социологии, выход из кризисного положения — это слаженность всех общественных структур, ведь прогресс — это повышение кооперации и солидарности в обществе. Можно предположить исходя из этого, что в первую очередь специальному и высшему образованию надлежит подготавливать специалистов, готовых управлять современными технологиями, за счет которых производство увеличит отдачу и станет эффективным. Производственные процессы требуют совершенствования, необходимы технологические нововведения по образцам производств в наиболее развитых странах. Известные науке методы и полученные в ходе различных исследований результаты необходимо применять для управления социальной сферой.

От редакции:

Попытка автора — студента-социолога — разобраться в происходящем заслуживает лишь одобрения. Большинство представителей молодого поколения учёных либо обходят социальные проблемы стороной, либо принимают на веру буржуазные конформистские концепции, либо вовсе ударяются в мистицизм. В научной среде сейчас остро не хватает подлинно научного, то есть, критичного взгляда на происходящее.

Однако этот материал, на наш взгляд, является также хорошим примером ограниченности любой частной науки, которая не в состоянии дать наиболее общий, мировоззренческий подход к пониманию процессов, происходящих в обществе в целом. Наиболее типичная ошибка, которую делают узкопрофильные специалисты, состоит в механическом распространении законов и схем их частной науки на те явления, которые на самом деле находятся за рамками их применимости. Ошибочность такого подхода подробно разобрана Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм». Социология — тоже частная наука (и даже не всегда наука), несмотря на то, что она считается «наукой об обществе». Более того, являясь социальной наукой, она неизбежно имеет классовый характер, т.е. распадается на буржуазную социологию и пролетарскую, марксистскую социологию. Буржуазные концепции могут давать хорошие методики изучения частных и второстепенных проблем, но в принципиальных вопросах они не проясняют, а затемняют дело. Взять хотя бы вопрос о кризисе. Для марксистов давно уже не стоит такого вопроса, который ставит перед собой автор: актуален ли термин «мировой финансовый кризис»? Социология не может дать ответа на этот вопрос, да это и не её задача. Марксистская политэкономия уже дала ответ на этот вопрос. Затронутый автором вопрос о досуге также ярко показывает ограниченность подхода. Автор верно констатирует противоречия между наведённой сверху системой ценностей и реальными возможностями, однако при попытке предложить выход «с позиций социологии» он сразу ступает на скользкую почву и ограничивается весьма туманным предложением о «слаженности всех общественных структур». Буржуазная социология вполне может оперировать подобными формулировками, ведь её цель — уводить от реального понимания проблемы. Марксистский же социолог лишь подивится на нелепость такой формулировки, ведь для него очевидно, что «общественные структуры» — это государственный аппарат правящего класса буржуазии, чьи коренные интересы противоположны интересам основной массы трудящихся. И не станут они готовить квалифицированных специалистов для организации нормального общественного досуга, поскольку это будет способствовать подрыву их власти, их способа производства. А потому единственная «слаженность», о которой можно вести речь, — это слаженность работы по подавлению народного движения, поддержанию невежества, пропаганде ложных ценностей и ориентиров. И следовательно, чтобы на самом деле решить весь комплекс частных проблем, связанных с досугом, адаптацией и т.п., заключается в коренном переустройстве общества.