Кинолента «Завод» Юрия Быкова. Песни в пустоту

Профессор Электрик


Надо сказать, что жанр социального кино в последние годы в России набирает обороты. На горизонте появились такие картины как “За Маркса”, “Левиафан” и конечно же “Дурак”, заслуженно вызвавшие внимание со стороны отечественного зрителя на фоне бездарных комедий и псевдо исторических опусов про историю родной страны. Просматривая такую ленту, зритель в идеале должен не только окунуться в проблемы социума и узнать в героях фильма своих друзей, соседей и родных, но, что важнее, понять причину этих проблем, должен вынести в себе зерно истины, которая поможет изменить положение дел уже за границами кинотеатра. Давайте попробуем разобраться, удалось ли Юрию Быкову докопаться до сути, и что из себя представляет фильм “Завод”.

Сразу скажу, что фильм оставил при себе достаточно двоякое впечатление, разобраться в причинах которого без погружения в сюжет невозможно. Однако начнем все же с того, что снят он просто замечательно. Смотрится гладко и, можно сказать, на одном дыхании. Актерская работа — на потрясающем уровне, типажи героев подобраны с большой тщательностью и проработкой: в историю героев по-настоящему веришь. Декорации и тот “грязный” реализм, которого хочет добиться режиссер, погружает зрителя в грязную, нищую рабочую провинцию некоторого далекого промышленного городка во всей его красе. Единственное, с чем немного переборщил режиссер — это количество страданий на душу населения. Практически все герои либо сами исковержены судьбой, либо имеют родственников, которые находятся терпят трудности или даже балансируют на грани жизни и смерти. Наверное, это сгущение красок оправдано, ведь нагнетание мрака и безысходности, которое толкает рабочих на отчаянный шаг, должно быть мотивировано. Простим мелкие огрехи, такие, как дымящие трубы предприятия, которое остановлено на ночь. Общая картинка фильма завораживает.

Сюжет вращается вокруг завода, который вот-вот собираются закрыть, а зарплаты рабочим продолжают задерживать. Главный герой по прозвищу Седой (как мы позже узнаем, ветеран горячих точек) подбивает группу рабочих на захват директора завода с целью получения выкупа. Впоследствии рабочие оказываются в центре событий, где сталкиваются с полицией и “братками”, однако мотивация для такого шага у каждого из героев своя. По ходу противостояния автор обозначает несколько моментов.

Наиболее очевидный момент, который сразу бросается в глаза, это вопрос коррупции в полиции. Братки по звонку телефона улаживают вопросы с начальником полиции, несмотря на старания капитана Дадакина (образ честного служивого, который исполняет приказы “скрипя сердцем”). Ставя вроде бы правильную тему связи крупного бизнеса с властью, где бандиты как в 90-х “разруливают” свои проблемы звонком “кому надо”, автор тем самым нивелирует идею о том, что сегодня крупный бизнес — это фактически и есть власть, и ему не нужно делать звоночки, чтобы полицейские смотрели в сторону, пока бандиты творят беспредел. Сегодня беспредел со стороны полиции — куда более распространенная, простая и легитимная стратегия улаживания трудовых конфликтов (за примерами далеко ходить не приходится — взять хотя бы Жанаозен) . Фильм как бы говорит: вот есть плохие бизнесмены и коррумпированные полицейские, — но не показывает, что это логическое продолжение самой системы капитализма, что, пока она не изменится, никаких серьезных улучшений для простых рабочих не предвидится. Нельзя искоренить коррупцию, посадив несколько коррупционеров и не изменив самой системы.

Если говорить о рабочих в фильме, то показаны они достаточно однобоко: старики, беспомощный юнец, гиперболизированная слабость всех рабочих за исключением главного героя не вызывает к ним какого-то сочувствия. Режиссер рисует их людьми абсолютно сломленными, тихими, серыми и непонятно каким образом ввязашимися в сюжетную авантюру даже при всей безнадеге вокруг. В них не видно тех людей, что еще век назад сотрясали мир капитала и были хозяевами ⅙ части суши. И, конечно же, ни о какой классовой сознательности даже в зачаточном состоянии среди основных героев нет и в помине. Единственный классовый момент — это выкрик неизвестного рабочего в начале фильма, когда начальство объявляет, что завод закроют, а выплаты задерживают: “А забастовки не боишься?”.

Тем не менее, акцент в фильме сделан на главного героя, и его линия напрямую связана с режиссерским посылом. Вначале герой подбивает рабочих на криминальную аферу, чтобы восстановить справедливость а ля Робин Гуд. К середине фильма, когда вскрываются некоторые детали, оказывается, что Седой, на самом деле, идейный, и повел за собой рабочих, для того чтобы посадить коррупционера, владельца завода Константина Калугина. Теряя союзников из-за расхождения во взглядах (кто-то просто хотел заработать денег, кого-то бандиты припугнули, угрожая семье), главный герой остается один на один в ловушке, из которой нет выхода; отказываясь от денег, он идет на принцип. Герой-одиночка, который мстит злодею — не просто голливудскому вампиру или мистеру Зло, а кровопийце настоящему, — напоминает эсера-бомбиста, готового на индивидуальный террор ради общественной мести, но все же зритель понимает его мотивацию. Однако внезапно под самый конец Седой спрашивает своего немезиду Калугина: мол, почему все так несправедливо в мире — ты один живешь шикарно, а люди вокруг страдают. Задавая правильные и насущные для современной России вопросы, он получает ответ: мол, а нет ее справедливости-то! Да и к тому же сам Калугин утверждает, что пахал как раб на галерах и в 90-е был смекалистым, под пулями ходил, жизнью рисковал. Седого он выставляет не идейным борцом,  а просто обиженным жизнью человеком, которому “не фортануло”, вот он и мстит всем вокруг и даже таких же рабочих ненавидит. Получив такую обезоруживающая тираду, главный герой отпускает олигарха (очевидно, соглашаясь с его доводами) и по факту кончает жизнь самоубийством (стреляя в воздух и вызывая огонь спецназа на себя) при сразу же начавшемся штурме. В конце фильма начальник охраны Калугина по кличке Туман, который на протяжении всего фильма взаимодействовал с Седым, выходит с завода в поле с сожалением о судьбе главного героя, как бы отсылая зрителя к началу фильма, где сам Седой приходит на завод тем же образом. Очевидно, что зрителю навязывается мысль о том, что и среди бандитов есть люди совестливые, готовые на человеческие эмоции и сострадание. Такое сравнение, на мой взгляд, ни только не добавляет человечности в образ бандита (ни в одном из действий не прослеживается хоть какой-то намек на искреннюю помощь положению рабочих), но и обесценивает саму личность главного героя, которого ставят на одну полку с подобным персонажем.

Надо сказать, что такая развязка оставила какое-то гадкое послевкусие. Все то, что было важно, обесценилось, все бандиты (за исключением нескольких шестерок) оказались целы, коррупционеры — все еще на воле, завод не отстояли, да и сам главный герой оказался человеком мелким, обиженным жизнью и не вызывающем должного сочувствия. В целом фильм тянет на жанр социальной драмы, в том смысле, что достаточно живописно изображает основные болезни современного общества, однако главная задача — вскрыть и показать причины этих болезней — увы, не удалась. Не удалась и “пожалейка”: главного героя едва ли жаль. Такое ощущение, что вся кинолента — это песня в пустоту, исключительная визуальная и мировоззренческая картина автора без претензии на анализ или на попытку подтолкнуть зрителя к формированию своего ответа. Справедливости нет, а вторую часть формулы автора можно было бы обозначить как в известном анекдоте: если тебя будут обижать, ты не обижайся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *