Шолохову 115

Есть одно явление в истории искусств, которое вечно попадает «не в то горло» буржуазным гуманитариям. Чтобы с умным видом рассуждать либеральному искусствоведу об отечественной литературе XX века, нужно об этом явлении непременно забыть, а если кто и напомнит, то нужно подвергнуть сомнению, что это явление было подлинным, потому что оно не может вписаться в систему милых сердцу мещанских иллюзий. Нужно обязательно выдумывать новые системы оценки, чтобы это явление обесценить.

Это явление на самом деле — человек, пролетарский писатель — коммунист Михаил Александрович Шолохов. Поистине великий писатель, оставивший поистине великое наследие для всего человечества. Это наследие будет жить долго, потому что интерес к нему не нужно искусственно поддерживать, он естественно возникает в пролетарских массах, из живого интереса рабочего человека к самой жизни.

Самой титанической работой Шолохова был роман-эпопея «Тихий Дон», разобравший картину жизни донского казачества во времена штормящих перемен. Этот роман лёгким позёмком подхватывает, казалось бы, хрупкое существо, юного казачка с турецкой помесью — Гришку Мелехова из хутора Татарского и лютым вихрем втягивает его в потоки великих событий. Все эти потоки в романе так ритмично чувствуются, так жива их связь с теми великими переменами, на фоне которых протекает повествование в романе, что Гриша Мелехов на четыре тома становится для нас, для читателей собирательным образом всего Донского казачества. Удивительным языком написан этот роман. Языком, выдающим любовь автора к родному краю, к природе, а особенно к человеку.

Великой ценностью для человечества обладает роман в двух томах о коллективизации на Дону — «Поднятая целина». Роман о том, как шло крестьянство на Дону по пути прогресса и о подлых попытках беснующихся от бессилия недобитков офицерства Белой армии сорвать народное движение к прогрессу. Для остроты контраста и понимания истинной значимости происходящих процессов в жизни крестьянства Советского союза можно ещё прочитать роман Джона Стейнбека «Гроздья Гнева», отражающий жизнь крестьянства США примерно в те же времена. Тогда станет видна разница между социализмом и капитализмом, станет понятна разница в соотношении сил, в поведении правящих классов и классов оказавшихся в опале.

«Судьба человека» и «Они сражались за Родину» остались нам от Шолохова, чтобы мы могли оглянуться на бессмертный подвиг Советского народа, освободившего мир от фашизма 75 лет назад. Оглянуться и приблизиться, прочувствовать с открытым умом и сердцем именно так, как это делал сам Михаил Александрович. В этом году, отмечая юбилей Великой победы народов над фашизмом, обязательно вслух нужно прочитать короткий приговор системе, порождающей войны и фашизм, который Шолохов написал под заглавием «Слово о Родине». Одного искреннего прочтения хватит, чтобы укрепить в себе человечность.

Когда либеральная интеллигенция говорит об отечественной литературе XX века, из виду исчезают такие писатели как Шолохов, Горький или Островский. Бездоказательно отрицается авторство Шолохова по отношению к роману «Тихий Дон». Для них писателями той эпохи остаются бездари и диссиденты, плуты, лжецы и самолюбивые бездельники, «обиженные» пролетарской цензурой. Они лишены того, что делает писателя великим — любви к человеку и человечеству, нет в них места для такой любви, оно занято жирной любовью к самим себе. Но не либеральная интеллигенция на самом деле определяет писателей века, а народ. И вспоминая беседы с зарубежными товарищами о произведениях Михаила Шолохова и других пролетарских писателей комсомольцы могут с уверенностью сказать, что народы мира плевать хотели на то, что там думают буржуазные «искусствоведы» о литературе XX столетия.