«Назгул» Дмитрий Фламин о музыке, книгах и Мордоре вокруг нас

Представляем Вашему вниманию интервью с лидером молодой московской команды «Назгулы Боевой Промзоны», облекающей в музыкальные композиции левую политическую повестку в мистических и фэнтезийных красках.

Беседовала Елена Искрова

 

Привет, Дмитрий. С Новым годом! Давай сначала о нашей бренной жизни: что ждешь в новом году в общественном и творческом плане? Какие планы, мечты у Назгулов?

— Салют! Тебя также! В общественном плане в новом году я жду повторения бессмертного принципа «Отродясь такого не было, и вот опять».
Впрочем, самые интересные социальные процессы обычным глазом не заметишь. И не только у нас явно.
Мировой капитализм теперь не толстячок с сигарой, а такой молодящийся залихватский дедушка, как Трамп или Владимир Владимирович. Силы еще полно, но в поясницу что-то уже постреливает. Планы и мечты у Назгулов на этот год простые, целеустремленные: сделать второй альбом, прокачать звук, возможно выпустить классное и атмосферное видео. Про себя дополню, что выпустил в конце года свой поэтический сборник «Останутся только сказки» и параллельно хочу развивать поэтическую стезю.
И конечно же, Назгулы будут выступать, насколько хватит у всех возможностей.

— Теперь о группе. Откуда такое мистическое название “Назгулы Боевой Промзоны”? Вас можно заподозрить в любви к лимоновским нацболам? Грубо говоря, эстетика НБП [партия запрещена решением Московского Горсуда РФ 07.08.2007 — прим.ред.], с их полуобнаженными грозными девушками с лимонками в руках, привлекла вас?

Эстетика полуобнаженных или совсем обнаженных девушек, конечно, радует душу, но мне кажется, дело совсем не в них=)
Будучи преданным исследователем легендариума Толкина, я всегда хотел соединить его с почвой нашего русского постсоветского, я бы уточнил, нацбольского ресентимента, реванша страшной и красивой эпичной сказки.
Мир расколдован, он стал пресным, пошленьким, и чтобы переделать его, мир нужно заколдовать обратно, в наш правильный беспросветный оптимизм.
Как-то помню гулял позапрошлой зимой возле нагатинской промки, вернее возле того, что от нее осталось, и увидел как на фоне дыма из труб ТЭЦ скачут по небу черные кони, во главе с королем Назгулов. И понял: вот то эсхатологическое чувство грядущей битвы, которое давно хотелось выразить.

— Вау! Романтично. А кто в команде пишет тексты и музыку? И сразу вопрос: откуда такая депрессивная атмосфера в композициях и на обложках Назгулов?

— Тексты 90% мои, или те, которые кажутся мне и моим товарищам близкими по духу.

Музыкальную основу создаю я, дальше ребята прекрасным образом ее дополняют, переиначивают акценты на свой лад, обрамляют. У нас идет достаточно веселый азартный момент творчества, в котором есть и баталии, и компромиссы=)

Саша вносит аранжировками и варганом более психоделическую составляющую.
Он человек другого мировоззрения, но мы сходимся с ним в странной любви к «балабановской» атмосфере безвременья.
Игорь с гитарными партиями добавляет насыщенности, делает музыку более веской, умеет придать особенной краски.
Назгулья атмосфера не столько депрессивная, сколько выжидательная, накапливающая силы из точки ноль, из самых бессонных ночей, из самой снежной русской хмари.
Кажется, что ничего не происходит, а на самом деле уже вовсю звенит цокот копыт
по Мордорской Руси, просто стоит остановиться и прислушаться.

— Отступлю немного от Толкина. Расскажи немного о своих политических взглядах.

Я отдельно все-таки выделю, что мы не стремимся замкнуться на политической сфере. «Плакат» нам неинтересен. У нас достаточно разные политические взгляды, но видящие точки соприкосновения.
Сам я марксист, придерживающийся классической твердой линии:  Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, Мао. В культурном плане я люблю левый национал-большевизм, чувствуя особенную важность культуры и национального романтизма.
Полагаю, что каждая формация отдельно выражала себя в господствующей мир-системной культуре, как, например, капитализм выражает себя через английский, американский мир, а рабовладение когда-то выражало себя через Рим и Грецию.
Убежден, что русская культура, имеющая в себе мощнейший рокот русского космизма до сих пор имеет в себе именно тот необходимый заряд, который окажется решающим для движения к коммунизму. Такое культурное мессианство мне нравится.


— Дмитрий, а как правильно охарактеризовать направление музыки Назгулов? Мне сложно разобрать: и на фолк похоже, и на индастриал.

Основа, конечно, индастриал. На самом деле индастриал как направление имеет удивительный оперативный простор для множества сочетаний, соприкосновений с другими музыкальными областями.
Поэтому, да, и нотки дарк-фолка и психоделики, и эпического мартиал-индастриала и блэк-метала нам близки. Вопрос, как к этому подойти.

— Скажи, Мордор это мы? Вот слушаю композицию “По Мордорской Руси”. И есть ли в идеологическом мире Назгулов прекрасный Шир, где все живут посреди коммунизма и тем счастливы? Или это тотальный капиталистический Мордор?

— Все ровно наоборот! Это сытые условные «галичане» из Шира, любящие свои мельницы и свое сало с цибулей видят во всех пролетариях, людях труда грязных орков! Как же это заметно на примере дикого социального и национального расизма на Украине по отношению к Донбассу!
Самое смешное, я не так уж далек от истины в рамках первоисточника. Действительно, Толкин, будучи человеком благородных кровей, видел в английской индустриализации угрозу своему старому традиционному миру с лужайками и консервативными ценностями. Я не говорю, что только это двигало этим выдающимся человеком, но нотки этого социального расизма, конечно, у него есть.
Заметь! Только силы «зла» развивают в эпосе науку и технику, своим трудом пытаются превозмочь невзгоды, вместо вечного статуса-кво, которым дорожат «крайне правые» эльфы.

—Вот так!

— Эльфы, как будто обчитавшись какого-нибудь Юлиуса Эволы, высокомерно видят в «смертных» утрату их изначального юного мира. У них такие фашистские нотки, поскольку фашизм тонко сентиментален и его отношение к времени всегда отрицательно, дальше всегда хуже.
В отличие, кстати, от гномов, которые, на самом деле, наши, такие ребята. На партизан похожи, да и выпить не дураки=)
Я хочу показать наоборот, что наш Мордор — это очень и очень круто! Что наш северный русский Ангмар таит в себе такие неисчислимые силы, которых больше нигде нет. И среди временной реставрации «Бурбонов от 91-ого года» мощь кремлевских глазниц неутомимо собирает новую-новую рать.


— Немного о вашем новом альбоме под удивительным названием “Заверть”. От него веет чем-то старым, славянским, исконным. Откуда такое название, что оно несет в себе? Чему альбом посвящен?

— «Завертью» в одном из переводов «Властелина колец» называлась гора,
на которой Король-Чародей пырнул Фродо своим моргульским клинком, и он увидел мир, закрытый от остальных, став немного по назгулью сторону.
Но дело не только в этом. Мне нравится в таких неправильных, порой «одомашненных» переводах чувствовать что-то родное. Обращаться к хтоническому, глубинному. Это те соки, которые питают нас, это та глубина прошлого, которая породит будущее. «Заверть» — про перепридумывание нашей русской пустоши. А масштаб этого нового рождения еще предстоит понять.

— Лично мне импонирует композиция “Танцуй”. Пожалуй, это самая деятельно-радостная вещь, хотя танцевать нам придется и “на погосте”. Твоя любимая композиция Назгулов и почему?

Самая важная, конечно, «Назгулы промзоны», потому что я влюблен в это мрачное и величественное полотно. А самая любимая, самая личная – «Горгоротский Блюз», потому что, чтобы без вот этой пронзительной, отчаянной злобы, «среди горгоротских расщелин просто всех закопать вас», ты не сбережешь внутреннее самоуважение и внутреннюю правоту. Все стали теплохладными. Достучаться, почувствовать единомышление нужно не сладкими и лживыми речами о гуманизме и добре, а дрожью и совместным негодованием, ответным действием при виде несправедливости. Обратись к самому древнему, что в тебе есть, и окажешься прав.


— Мистично! А на каких исполнителей Назгулы опираются? Чем или кем вдохновляются?

Если, коротко, то Назгулы Боевой Промзоны – это безумная попытка в голове соединить австрийский толкиновский эпик-блэк метал от Summoning с Гражданской Обороной. По индустриальному ритму же ближе всего, конечно, отцы из Laibach. Чтобы мы делали без безумных идей, да? 😉   

— Это да. И заключительный вопрос о тебе самом. Расскажи о своей любимой книге.

Всю жизнь я обожаю «Фауста» Гете. По глубине это, может быть, самая титаническая книга в истории, и при том ведь в такой плутовской, обаятельно-легкой подаче, по началу.
Я вижу в «Фаусте» очень правильное начало такого «доброго» ницшеанства. Их прекрасная сделка с Мефистофелем, начавшись вроде бы с мыслей о кабаке и молоденькой Гретхен, – в конце концов выходит на недосягаемый уровень вечной борьбы за счастье для всех даром, за «свободный край, свободный мой народ».
Только этот уровень и насытит, наконец, волшебника, гордо высветив Человека с большой буквы! И даже старому хитрому Мефистофелю придется остаться с носом, потому что такая цена ему уже не по карману.

— Дмитрий, спасибо за интервью! От имени РКСМ(б) желаю творческих успехов и больше революционного позитива!:)

Тебе тоже огромное спасибо! Желаю РКСМ(б) успешного развития и притока свежей крови в свои ряды. Беспросветный оптимизм поможет в этом!

Познакомиться с творчеством Назгулов можно здесь