Ману Чао Хороший вкус против глобального капитализма

Ману Чао

Ману Чао (род. в 1961 в Париже, настоящее имя — Оскар Трамор) — бывший вокалист и лидер франко-испанской группы «Mano Negra», основательницы латино-рока. В начале 90-х эта группа стала знаменитой в Европе, а затем культовой в Латинской Америке. Их тексты о бедности и угнетении, положенные на смесь фольклорных мелодий с панк-роковым ритмом, покорили половину Западного полушария.

Сверхпопулярной группа стала во время долгого тура по Латинской Америке, где они давали концерты за мир для жителей континента, измученного гражданскими войнами. Во время этого тура, в 1994, группа распалась, но это не остановило Ману Чао. Он продолжал выступать, не останавливаясь ни перед какими трудностями. В Колумбии ему пришлось купить старый поезд, чтобы добираться из деревни в деревню, где он играл для простых крестьян. Некоторые следовали за ним. В конце концов, вокруг него собралось что-то наподобие бродячего цирка — музыканты, фокусники, акробаты, которые помогали ему организовывать шоу и вдохновили на несколько песен. Не раз колумбийская армия пыталась использовать поезд, чтобы добраться до красных партизан, поэтому зрители всегда были вооружены.

"Best of MANO NEGRA"

Ману Чао: «У всех, кто приходил на шоу, было оружие. С оружием приходил каждый, понимаете? Это реальное насилие. Но у нас все проходило без проблем. Все уважали нас. В каждом городе, где был наш поезд, были технические трудности, но не было насилия. Это была наша маленькая победа».

После Латинской Америки была Северная Африка. Там Ману Чао узнал о проблемах, с которыми сталкиваются иммигранты в Западной Европе. Ману Чао: «Что касается Африки и Европы, с каждым днем для африканцев все труднее получить бумаги. Когда вы потом пересекаете границу, с каждым днем все труднее жить, потому что европейские правительства не дают вам никаких прав. И вы должны жить нелегально, как будто не существуя. В Европе, если ваша кожа слегка коричнева, вы знаете — да, они сразу же вас остановят. Вы не едете — не можете ехать. Они остановят вас: «Вы получили бумаги?» — «Нет». — «Вы не получили бумаги? Хорошо, садитесь в самолет и летите в вашу страну. Вон».

Ернесто Лечнер, музыкальный критик, «Лос-Анджелес Таймс»: «Ману Чао — номер один из тех, кто осуждает вещи, по его мнению, неправильные в мире. И он всегда делает это с большим чувством юмора, всегда очень саркастично. И лирика «Clandestino» очень саркастична».

«Clandestino: Esperando La Ultima Ola» — так называется первый альбом музыканта, имевший бешеный успех. Он разошелся четырьмя миллионами копий (это только лицензионных!). Ману Чао получил Les Prix Victoires (Французский вариант Grammys) в номинации «Лучший музыкант мира», «La Banda Elastica» и «Pulse Latino» назвали «Clandestino» альбомом года. Все публикации о нем переполнены восторгом, а европейский слушатель покорился так же, как и мексиканские фанаты. Следующей остановкой стали Соединенные Штаты, куда он отправился со своей группой, «Radio Bemba Sound System». Вскоре последовал сингл «Me gustas tu», а за ним и второй сольный альбом, «Proxima Estacion: Esperanza» (Следующая остановка — надежда). 17 завораживающих треков с самой вершины вавилонской башни — 9 на испанском, по 2 на английском и португальском, один на французском, один на арабском («Denia») и еще два на аналоге нашего суржика из приграничных районов Испании и Португалии. Как и «Clandestino», новый альбом напоминает вневременной коллаж из путешествий певца по всему миру. Многоязычие текстов изысканно гармонирует с мультистилистикой музыкального орнамента — от ядовито-ироничного ска «Promiscuity» до страстного панк-шансона «Le Rendez Vous», напоминающего о золотых днях канувшей в Лету «Mano Negra». С ними соседствуют горько-сладкое, словно стакан ледяного оранж-кампари, реггей-посвящение Бобу Марли («Mr. Bobby»), нежный и в пафосе не уступающий русскому року (только гораздо «вкуснее») романс «Mi Vida» (Моя жизнь) и неоднократно возвращающийся в нескольких треках рефрен «Bingo Bongo», одного из хитов «Clandestino», обогащенный в «Homens» рэпом неопознанной бразильской девчонки. Ироничные вставки из радиорекламы и телесериалов сменились торжественным голосом Левитана и предстартовым восторгом Гагарина. Все это очень похоже на рождение музыки XXI века, и видавшие виды эксперты согласны с этим заранее.

«Я — всего лишь музыкант», — как-то поскромничал Ману Чао, и официозные медиа сладострастно ухватились за его слова. Однако, его творчество красноречивее отдельного интервью. Непрекращающаяся атака на власть в его текстах, участие Ману Чао в «No border, No nation» (общеевропейская кампания за права иммигрантов, нацменьшинств и полную свободу перемещения), его постоянные выступления перед антиглобалистами, благодаря которым он уже затмил недавних суперзвезд левой молодежи Заха де ла Роша и Томми Морелло, его концерт на 100-тысячной демонстрации в Zocalo, где закончил свой грандиозный марш субкомманданте Маркос, наконец, личные встречи с самим Маркосом и Фиделем Кастро — это ли жизнь «просто музыканта», жизнь вне политики? Ману Чао каждым шагом доказывает, что в нашем мире невозможно быть «просто музыкантом», как, впрочем, и «просто человеком». В империи Третьего Рейха одни работали на заводах, выпуская колючую проволоку для концлагерей, другие шли в Сопротивление, одни «вне политики» обеспечивали государство нацистов, другие прятали евреев. Музыканты тоже делали свое дело — кто в шикарных залах, наполненных людьми в форме, кто под угрозой смерти на подпольных собраниях антифашистов. И в нашем шестимиллиардном концлагере каждый ежесекундно делает выбор между подчинением и борьбой. Ману Чао, похоже, сделал этот выбор раз и навсегда.

http://www.workres.kiev.ua/


Редакция КомРу

Вкусная наживка обыкновенных капиталистов

Московская афиша Мано Чао

Публикуя эту интересную заметку, нам придется сделать некоторые необходимые пояснения разоблачающего характера. Прекраснодушная характеристика музыкального творчества Ману Чао — этой по-своему культовой фигуры современного антиглобалистского движения, одного из основных представителей «культуры антиглобализма» — должна быть дополнена освещением его чисто коммерческой стороны. Предоставим сделать это самым что ни на есть серьезным и знающим людям — организаторам московского концерта проекта Ману Чао. Для них, современных российских музыкальных коммерсантов, вполне приемлемы не только общечеловеческая непосредственность, «несистемность» и прочие контркультурные добродетели этого некоммерчески-модного исполнителя, но и его ощутимый антиглобалистский душок. Мало того, они сами с удовольствием поминают эту самую антиглобовскую специфику Ману Чао на страницах концертного пресс-релиза, почему-то вовсе не опасаясь каких-нибудь омоновско-антитеррористичических приколов в «Горбушке» и ее предконцертных окрестностях:

«Феномен всемирной популярности Manu Chao необъясним даже с точки зрения видавших виды зубров музыкального бизнеса. Здесь нет накаченных тел, идеальных черт лица, стильных причесок, ультра-модного имиджа и пр. Да и в музыкальном плане над созданием альбомов трудятся отнюдь не тысячи высокооплачиваемых профессионалов, которые выстраивают алгоритмы на нотных станах. Это волшебство создает маленькая кучка антиглобалистов, которые при работе с музыкой во главу угла ставят собственное удовольствие от процесса, а не мнение окружающих людей. Однако из-под пера (или микшерского пульта, кому как больше нравится) Manu Chao выходят настолько искренние, самобытные и актуальные произведения, что остаться равнодушным к творчеству этого артиста просто невозможно».

Непосредственно после этого прочувственного анонса следует оценка иного рода — оценка в буквальном смысле:

«Должно быть, сим и объясняется совершенно культовый статус в среде музыкальных критиков и прекрасные цифры продаж альбомов по всему миру. Так, дебютная пластинка группы «Clandestino» всего за два месяца после появления в 1998 году разошлась тиражом 2.000.000 копий. А появившаяся в прошлом году работа «Proxima Escasion: Esperanza» не только превзошла коммерческий успех своей предшественницы, но и до сих пор продолжает вызывать восторженные отзывы и публики, и критики».

И, наконец, заключительный момент, специально для апологетов непорочно-некоммерческого саунда:

«Слухи о концерте Manu Chao в России ходили по музыкальным кругам, начиная с осени прошлого года. В это время 6 самых крупных промоутеров ожесточено бились за право организации этого концерта. И, наконец, битва выиграна прекрасным промоутерским тандемом — клубом «Китайский Летчик» и компанией GreenWave International, известной в прошлом по концертам «Кронос Квартета» и Майкла Наймана».

Курьезные моменты такого рода лишний раз показывают материальную изнанку альтернативности Manu Chao, Rage Against the Machine, и других творческих субъектов современной музыкальной культуры, завсегдатаев антиглобовских тусовок, чья «несистемность» на деле является не более чем специфическим местом в тотальной коммерческой системе масс-культуры капитализма. Разумеется, это еще не значит, что Ману, RATM и пр. не годятся для их потребления нашими левыми, которые, безусловно, очень даже могут использовать их для своих, больших и малых, пропагандистских нужд. Но надо помнить: некритичное отношение ко всякого рода общечеловеческим культурным фенечкам антиглобализма зачастую заставляет с аппетитом заглатывать пеструю культурную наживку капитализма обыкновенного.

Еще не верите? В таком случае, дополнительно советуем внимательно всмотреться в оригинальный табачно-монополистический бренд «Chesterfield» на рекламном постере оригинального Крокодила Ману.

Кушайте на здоровье, товарищи антиглобы!

МАНУ ЧАО
МАНУ ЧАО