Шемякин суд

Е.Д. Монюшко

17 сентября 2002 г в Тверском суде г. Москвы (Цветной бульвар, 25а) состоялись судебные разбирательства по делам об обвинении ряда участников санкционированного митинга «Антикапитализм 2002». Митинг двумя днями ранее был проведён рядом молодежных организаций, в том числе РКСМ(б), на площади Маяковского, теперь — Триумфальной.

Захваченные «на месте преступления» молодые ребята 2 суток содержались за решеткой в разных отделениях милиции Москвы. Наиболее краткой и содержательной характеристикой суда над задержанными является известное выражение — Шемякин суд. Будучи очевидцем происходившего в суде, поясню эту мысль.

В здании суда в течение целого рабочего дня шли заседания, в 3-х или даже более местах одновременно. Получить какую-либо информацию о том, в каком помещении, на каком этаже, в какое время, каким судьей будет рассматриваться дело того или иного обвиняемого, было невозможно. Ввиду этого свидетели, могущие дать показания для защиты обвиняемого, не могли своевременно прибыть к месту заседания, а обвиняемые не могли вызвать своих свидетелей. Даже в тех случаях, когда свидетель оказывался в нужном месте в нужное время, судьи не давали возможности свидетелям дать показания. Если в зале суда появлялись 2 свидетеля защиты, судья требовала удалить второго. В то время как свидетели обвинения, в качестве которых выступали исключительно сотрудники «правоохранительных» органов (омоновцы, проводившие задержания), давали показания вдвоем-втроем и оставались в зале заседания во время допроса свидетеля защиты, сопровождая его показания своими комментариями.

Обвиняемые показывали, что при задержании и во время перевозки к месту содержания под арестом им были нанесены оскорбления и побои, но эти заявления были проигнорированы судом (медэкспертиза не проводилась).

Подавляющее большинство из десятков задержанных были захвачены ОМОНом не во время происходивших до митинга стихийных (или возможно спровоцированных) нарушений порядка, а спустя 1,5 часа, уже после окончания санкционированного митинга. По словам сотрудников ОМОНа, они располагают оперативными съемками, которые, якобы, позволят опознать задержанных среди участников нарушения порядка. Но эти материалы судом не были затребованы и не рассмотрены.

В документах, выданных обвиняемым после судебного разбирательства, указано, что каждый из них обвиняется в невыполнении требований сотрудников милиции. Между тем, при задержании никто из производивших захват не представился и не предъявил никаких требований. Просто хватали, выкручивали руки и бросали в машины.

Задерживавшие не были в форме сотрудников милиции, не имели знаков различия, лица спрятаны под шлемами, поэтому задержанные не могут опознать тех лиц, которые их задерживали и даже избивали. Требования к задержанным и обвиняемым опознать тех, кто их задерживал и избивал противозаконным образом, можно расценить как издевательство.

Трудно понять, чем руководствовались судьи, вынося решения — или прекратить дело (оправдать), или оштрафовать на стандартную сумму 500 рублей — ведь практически все обвиняемые были в равных условиях, никаких конкретных доказательств их вины получено не было.

Совершенно беззаконным является и то, что тех, кто был присужден к штрафу, не освободили сразу после оформления соответствующих документов в суде, а снова загнали в используемую для перевозки задержанных машину с надписью «АВАРИЙНАЯ» и заперли на замок. Выполнявший эту «операцию» милиционер с погонами младшего сержанта вел себя нагло и грубо, выражался нецензурно и отказался сообщить мне, кто дал ему такое распоряжение. Только спустя продолжительное время, благодаря тому, что многочисленные свидетели, присутствовавшие в здании суда, обратили внимание на это беззаконие, задержанные были освобождены.

Все эти факты, свидетелем которых я был, а также и то, что было замечено другими, присутствовавшими в здании суда и около него 17 сентября 2002 г, показывают явно заказной характер суда, явившегося продолжением беззаконной расправы над молодежью на площади. Эти факты дают основание для протеста по поводу нарушения прав граждан на свободу митингов и демонстраций, а также подачу апелляций на решение судей Тверского суда.

Ветеран Великой Отечественной Войны, полковник в отставке Монюшко Е.Д.


Товарищи комсомольцы, вернувшиеся после митинга и судов домой, я горжусь знакомством с Вами, и тянет говорить торжественным штилем о мужестве, стойкости, товариществе. Несмотря на избиения, на то, что вас пытались запугать морально, как только мы вас увидели, а главное, услышали, сразу стало ясно — вас не сломили. Вы прошли закалку, превратившись в броневую сталь.

Ребята, вы молодцы! Как поется в песне — «ничто на Земле не проходит бесследно», так и этот маленький бой в нашей общей битве выигран вами и работает на наше общее хорошее и счастливое будущее. И оно будет. И будет оно счастливым.

Член РКРП-РПК, инженер-разработчик медаппаратуры Пугачева Р.Б.