На вопросы редакции газеты «Молния» отвечает один из командиров московского АКМ Алексей Гунькин

Корр.: Алексей, тема, которая нас интересует, — предстоящий марш «Антикапитализм-2003». Расскажите, кому принадлежит сама идея проведения подобного марша. Что показали предыдущие акции, прошедшие в 2001 и 2002 годах, каковы общие итоги?

— Действительно, два года назад по инициативе Авангарда Красной Молодёжи впервые прошёл марш «Антикапитализм-2001». Следует отметить, что с самого начала мало кто верил в успех акции. Сомневались даже вообще в целесообразности проведения подобного мероприятия. И, тем не менее, марш был успешно проведён, и, главное, — выполнил свою основную задачу. Впервые в новейшей истории России под общим лозунгом были консолидированы практически все молодёжные организации левого фронта. Это была успешная проба сил.

Корр.: Вы это поняли и решили закрепить успех?

— Это поняли не только мы. Жирный чиновник в коридорах власти, возможно, впервые за последние годы почувствовал себя несколько неуютно. Одно дело, виртуальная, карманная парламентская оппозиция, и совсем другое — реальные, решительно настроенные молодые люди со вполне конкретным рационализаторским предложением: «Бей буржуев!» Это пока они на улице. А если в гости захотят?! От такой перспективы можно и чёрной икрой подавиться… Короче говоря, власть испугалась. Вы не верите, что это возможно? О степени её испуга и растерянности можно судить по событиям 15 сентября 2002 года на площади Маяковского. ОМОН, ФСБ, РУБОП, солдаты-срочники. Двойное металлическое заграждение по периметру площади. В переулках поливальные машины, армейские грузовики и БТРы. А теперь решайте сами, кого боится система. Итог второго марша: мы заставили власть уважать нас.

Корр.: Отличное начало. Сначала объединились, а потом заставили себя уважать. Каковы цели и задачи марша «Антикапитализм-2003» с учетом предстоящих выборов? Каков нынешний спектр союзников?

— Уже в конце лета Авангард Красной Молодёжи перейдёт к самым активным действиям. Задача марша — в очередной раз пробить информационную блокаду, показать всему миру настоящую, революционную молодёжь. Не зомбированных «дебилов» из поколения NEXT, которые выбирают то, о чем скажет реклама, а поколение новой Революции, которое выбирает Родину. Именно это самый страшный удар для власти, для капиталистической системы в целом. Здесь наши союзники все те, кто никогда не согласится стать частью этой системы, принять законы ублюдочного капиталистического общества, в котором человек человеку — враг, а главная ценность — деньги. Какие бы стратегические планы и доктрины не разрабатывал Запад, сколько бы денег не вкладывалось в привитие «рыночных ценностей», сколько бы лжи не выливалось с экрана, — они никогда не победят, потому что просто не способны понять истинную сущность нашей молодёжи. Они никогда не поймут, почему мы не забыли цвет знамени Победы, почему помним слова нашего Гимна и то, что наша Родина — СССР! Не сомневайтесь в победе. Будущее принадлежит нам!


В связи с этим интервью у нашей редакции возник ряд вопросов, на которые, увы, не отвечает А. Гунькин.

Как понимается лозунг «Бей буржуев», особенно с учетом того, что били на акции только ментов и демонстрантов? Что изменится после того, как митингующие наконец побьют буржуев? Будет ли тогда АКМ выдвигать новый лозунг, ориентирующий организацию на иные цели, или все ограничится побитием? Может быть, А.Гунькин думает, что одержав «военную» победу над охраняющими митинг ментами, он приблизит торжество коммунизма?

Понимает ли он, Гунькин, что изменение общественного строя — в частности, установление социализма — хотя и связано с избиением ментов и буржуев, но далеко не ограничивается этим занятием? Если да, то почему А.Гунькин в частности не работает над созданием параллельных структур власти, а весь революционный пафос направляет в сторону не вполне трезвых «силовых акций»? Знает ли Гунькин разницу между революцией и военным переворотом?

С чего Гунькин взял, что стягивая спецвойска к месту митинга, власть проявляет именно испуг, а не вполне рациональное желание повязать всех левых активистов, пользуясь удобным случаем, который он, Гунькин создает, подбивая молодежь на столкновения с милицией?

«Мы заставили власть уважать нас» — это власть вам сама сказала? Поставьте себя на место власти: за что уважать людей, которые без особой надобности лезут на превосходящие силы противника, отгребают по полной, и при этом еще и гордятся собой? Не уместнее ли счесть таких людей неадекватными?

Не кажется ли Гунькину некорректным подставлять под дубинки тех, кто отнюдь не разделяет его боевой пыл, тем более, что акция совместная, и координируется Оргкомитетом, который в прошлом году не был поставлен в известность о предстоящем прорыве оцепления? В этом году Оргкомитет так же не планирует прорыв, означает ли это, что нас опять поставят перед фактом, или товарищ Гунькин просто сотрясает воздух? Не ощущает ли он, что этим дезориентирует левую молодежь, выставляя как главную цель некоторые сопутствующие акции осложнения? К слову сказать, готов ли к ним АКМ? Или люди, оказавшиеся за решеткой, опять будут предоставлены на милость победителя без адвокатов, передач и информационной поддержки? Что уже сделано, чтобы смягчить последствия арестов?

Считает ли А.Гунькин, что в прошлом году информационная блокада была успешно пробита? Не закрадывается ли в его голову подозрение, что власть успешно приспособилась показывать уличные столкновения как некое бессмысленное молодежное развлечение? Что для телезрителя это такое же зрелище, как драки футбольных фанатов или бой быков — яркое, но не вызывающее ни малейшего желания присоединиться и никак не связанное с его нуждами и интересами? Неужели это и есть то, что комсомольцы хотят сказать людям, то, ради чего стоит прорывать информационную блокаду? Что, «Антикапитализм-2002» ничему не научил?