«Антикапитализм-2002»

А. Буслаев

14-15 сентября прошла молодежная акция «Антикапитализм-2002» с участием практически всех левых молодежных организаций. В прессе она была освещена достаточно подробно, поэтому сейчас остановимся не столько на хронологическом описании хода акции, сколько на выводах, которые из нее следует сделать.

Часть 1. Демофашизм-2

Если ты подонок, скажем,

Или вор с тюрежным стажем,

То в ОМОН вербуйся смело

Для защиты беспредела.

Только знай — и на ОМОН

Все ж найдется угомон:

Сдрючат с вас жилеты, каски,

С лиц поганых стянут маски

И усиленный конвой

Сквозь пургу и волчий вой

Поведет дорогой предков

В те края, где небо в клетку…

Российский фольклор

В одном из последних номеров молодежной полосы «Мысли» (http://mgo-rksmb.narod.ru/m3-2.htm) была опубликована статья В.Михайлова «Демофашизм» о зверской расправе ОМОНа над участниками митинга антиглобалистов 28 мая этого года. 15 сентября в Москве повторилось то же самое, но в еще более жесткой форме. Власть наглеет.

Это был второй день акции «Антикапитализм-2002». Организаторы планировали сбор на Маяковской площади, затем шествие и проведение митинга на Манежной. Шествие запретили, ограничившись лишь митингом. Но и его нормально провести не дали.

Уже при выходе из метро «Маяковская» многих участников митинга отводили в комнату милиции и обыскивали. Все место проведения митинга около памятника Маяковскому было оцеплено многочисленными рядами милиции (буржуазная пресса утверждала, что якобы было около 400 милиционеров и 60 омоновцев, хотя в действительности и тех, и других было по несколько тысяч). Опоздавших участников митинга и журналистов милиция просто не пропускала.

Все это не могло не вызвать ответной реакции. Еще до официального открытия митинга большая группа его участников (как утверждают, по инициативе лимоновцев) попыталась реализовать свое конституционное право на свободу шествий и пройти по заявленному маршруту по Тверской улице. Участники попытки прорыва были жестоко разогнаны ОМОНом. Вторая попытка тоже оказалась безуспешной. После этого была совершена попытка вырваться на свободу с противоположной стороны — на Садовое кольцо. Тоже неудачно.

Сам по себе митинг прошел нормально, если не считать того, что ОМОНовское оцепление было еще более сжато и стали они вести себя еще более нагло: например, просто арестовывали всех, кто пытался подойти слишком близко к ограждению. Одного комсомольца (причем несовершеннолетнего!) схватили, просто когда он спускался с трибуны и направлялся к митингующим.

Учитывая это, мы решили, что лучше выходить с площади и двигаться к метро всем вместе и организованно. Однако стоило участникам митинга, взявшись за руки, выйти за пределы ограждения, как на них напал ОМОН. В дальнейшем нас обвиняли в «невыполнении законных требований милиции», хотя омоновцы не выдвигали никаких требований, тем более законных: просто вытаскивали людей из толпы, выкручивали руки, били «демократизаторами» и запихивали в автобус. Все это сопровождалось разнузданным матом. Омоновцы ругались: «вы, суки, заставляете нас в выходные дни работать» (хотя они все равно бы сидели на своей базе), в автобусе требовали «всем головы вниз, кто поднимет голову, то получит…» (вероятно, это делалось для того, чтобы мы не запомнили лиц полицаев). Тех, кто пытался требовать соблюдения своих законных прав, выводили из автобуса и жестоко избивали. Особенно сильно досталось члену АКМ Ивану Баранову, которого омоновцы в отделении милиции впятером избивали ногами.

Задержано было, по утверждению СМИ, около 100 человек, в том числе — несколько десятков членов РКСМ(б). 27 человек, включая меня, находились в 69-м отделении милиции двое суток — с 15 по 17 сентября. Справедливости ради следует сказать, что сотрудники 69-го отделения обращались с задержанными достаточно корректно и слишком уж большого беспредела не допускали. Но то, что нас держали там двое суток — этого мы прощать не намерены.

Только через двое суток состоялся суд (направляли нас на суд и в понедельник 16 сентября, но привезли к самому его закрытию). Возили нас на суд таким образом: в кузов автозака, закамуфлированного под «аварийную газовую службу» с одним крохотным окошком (после этого дерьмократы еще будут вякать, что при «тоталитарном» режиме заключенных якобы возили в фургонах с надписью «хлеб»!), в одном тесном кузове было 27 человек, и в таком состоянии людям приходилось находиться по нескольку часов!

Когда суд все-таки начался, то сначала дело попало было в руки честному судье, который начал оправдывать комсомольцев. Это явно не входило в планы режима, и после четырех оправданных суд был прерван и дело было передано двум другим судьям, которые за несколько часов проштамповали приговоры о штрафе на 500 рублей.

В качестве лжесвидетелей в суде присутствовали омоновцы — по двое на каждого человека. Поскольку в суд они пришли без формы, дубинок и касок, то первоначально их все приняли за скинхедов — точно такие же бритоголовые и с отсутствием даже малейших признаков интеллекта. На каждого подсудимого пришлось по 2 омоновца-лжесвидетеля. «Моих» омоновцев звали Сырдановский и Павлов. Заявили они следующее: что якобы мы участвовали в попытке прорыва, который был еще до митинга. В то время как задержаны были после митинга. Один из комсомольцев после прорыва выступал с трибуны митинга, в то время как по омоновским протоколам он к этому моменту был уже задержан. Все это не смущало продажных судей. Ситуация была настолько очевидная, что даже судебные исполнители, выписывавшие нам квитанции о штрафе, говорили друг другу: «все равно они платить не будут, и правильно сделают».

Естественно, не будем — напишем и кассацию в вышестоящий суд, и заявления в прокуратуру, и в управление собственной безопасности (это подразделение, куда следует жаловаться на злоупотребления сотрудников милиции), и иск о возмещении морального ущерба. Пусть не чувствуют себя безнаказанными.

Практически все газеты написали об этих событиях. И хотя у буржуазных СМИ нет причин любить коммунистов, тем не менее даже буржуазнейшие газеты «Коммерсантъ» и «Вечерняя Москва» дали правдивую информацию об омоновском беспределе. В то время как считающиеся «коммунистическими» газеты «Правда» и «Советская Россия» представили дело так, что хорошие люди — это только верхушка СКМ, а все остальные — и РКСМ(б), и АКМ, и НБП, и даже рядовые члены СКМ — то есть все, кто проявлял хотя бы подобие радикализма — это «погромщики», «провокаторы» и «пособники режима». Неудивительно — у них через полтора года выборы, а из-за всяких «провокаторов» КПРФ может не получить свои вечные 20% на парламентских выборах и вечное второе место на президентских!

Часть 2. Первый день акции.

Невзначай здесь забыли когда-то

Обращенья — товарищ и друг

Здесь друг другу кричат: «Провокатор!»

И друг другу бессовестно лгут.

И покуда такое творится,

Никаких революций не жди

Ибо здесь, воспалясь от амбиций,

Революцию губят вожди

Б.Гунько

За такими событиями как-то затерялся первый день акции «Антикапитализм-2002» — марши в Щелково и в Королеве. В то время как истоки событий 15 сентября следует искать именно там…

Конечно, все согласны, что попытка прорыва милицейского заграждения в Москве была, мягко говоря, неуместной и ошибочной. Но вместо того, чтобы привычно кричать: «провокация!», не лучше ли ответить на вопрос, что послужило причиной произошедшего? То, что какие-либо столкновения будут, было очевидно: даже не только и не столько из-за неизбежного наличия провокаторов и даже не только и не столько потому, что часть участников (в первую очередь НБП и часть членов АКМ) шли на акцию с намерением «подраться» — сколько потому, что молодежь просто видит, что все «законные» формы борьбы (типа обязательной подачи заявки за 10 дней) уже неэффективны, что для того, чтобы добиться успеха, нужно проявлять радикализм. И естественное стремление молодежи к радикализму надо было не пресекать, а найти ему верный выход.

Если говорить о данной конкретной акции, то таким выходом должна была быть организация радикальных акций в городах Подмосковья — там уровень жизни народа значительно хуже, чем в Москве, а правоохранительные органы слабее — то есть лучшим выходом было бы приглашение на акцию «Антикапитализм» большого числа местных жителей для проведения радикальной массовой акции типа воронежской. Были ли такие возможности?

Началась акция так же, как аналогичная акция «Антикапитализм-2001» год назад — только на этот раз народу было побольше. Если год назад все участники акции уместились в вагоне одной электрички вместе с другими пассажирами, то на этот раз мы заняли четыре первых вагона. Во время дороги на Щелково из окон высовывались множество красных флагов (не менее половины из которых составляли флаги РКСМ(б)), скандировались революционные лозунги. В ответ на лимоновский лозунг «Россия — все, остальное — ничто» мы отвечали лозунгом: «Советская Россия — все, путинская Россия — ничто!». И в городе Щелково шествие и митинг прошли по той же схеме, что и год назад. Только шествие по центральным улицам города нам запретили и заставили идти по каким-то задворкам.

Другое дело — в городе Королев. Там есть множество поводов для того, чтобы поднять народ — этот город стал настоящим полигоном антинародных реформ. Здесь уже введена повременная телефонная связь, как раз 1 сентября были еще повышены цены на телефоны. Сегодня Королев — это единственный город, кроме Москвы, где на железнодорожной станции установлен турникет. В Королеве находятся ключевые предприятия космической отрасли — Центр управления космическими полетами и РКК «Энергия», которые разрушаются правящим режимом и в которых сейчас легально сидят американские шпионы. Известны и имена руководителей этой шпионской сети в г. Королеве — зовут их Майкл Костелик, Майкл О’Брайен и Роберт Кабана). Подробно об этом рассказано в статье «Коптевская ОПГ» (http://communist.ru/lenta/?1092).

Все вышеописанное достаточно для того, чтобы поднять народ на массовую акцию. Тем более и относится тамошнее население к левым хорошо: скажем, если в других городах написанные на стенах (особенно в людных местах) левые лозунги быстро замазываются, то в Королеве сотрудники ЦУПа, идущие на работу, каждый день читают написанные на стене их учреждения лозунги РКСМ(б), написанные больше года назад.

Поэтому организаторы решили провести шествие по центральным улицам города — проспекту Королева, улицам Циолковского и Октябрьской и под конец устроить митинг на главной площади города, где находятся и памятник Ленину, и городская администрация, и главные проходные РКК «Энергия» — и проведенная в таком формате акция была бы действительно серьезная.

Понимая это, зам главы города Королев Рудев Александр Алнксандрович пошел на беспрецедентную наглость: шествие запретил вообще, идти только от станции Подлипки только по тротуару, флагов не развертывать, лозунгов не кричать, а митинг проводить не на центральной площади, а на далеких задворках в противоположной части города. Те, кто возмущен этими хамскими действиями, могут связаться с Рудевым по телефону 516-50-69 или по электронной почте a.rudev@korolev.ru и сказать ему, что он не прав.

Однако предъявлять претензии надо не только к Рудеву, но и руководству «зюгановского комсомола» — СКМ РФ. Дело в том, что подавать заявку и согласовывать маршрут Оргкомитет доверил представителям СКМ, а те не сделали и попытки сопротивляться и смиренно согласились на все требования властей. На последнем перед акцией заседании Оргкомитета еще шли разговоры о том, что «будем действовать по обстановке», то уже перед отправленим с Ярославского вокзала я заметил скандально известного подполковника ФСБ В.И.Кошелева, который о чем-то проникновенно беседовал с организаторами. О чем именно они беседовали — неизвестно, но, как я подозреваю, вовсе не о том, каким должен быть КГБ после революции.

После этого все было ясно: по прибытии в Королев СКМвские организаторы полностью удовлетворили требования милиции и смиренно пошли по тротуару на окраину города. И хотя наших было несколько сотен, а ментов — не больше десятка (не Москва все-таки!), никаких попыток сопротивления они не оказывали. А когда по призыву РКСМ(б) участники акции начали выходить с тротуара на проезжую часть, то помогали ментам разгонять комсомольцев не кто иные, как… СКМвские «дружинники». Неудивительно, что к антибуржуазным лозунгам акции прибавились и антиоппортунистические: и после этого инцидента, и на следующий день, когда представители СКМ пытались оттеснить от трибуны представителей других организаций, комсомольцы скандировали: «СКМ — предатели!», «Зюганов — буржуй!» и и т.п. Возможно, это было излишнее нагнетание напряженности — но, извините, такая уж была обстановка. Иначе на московском митинге нам вообще не дали бы слова, а вся акция свелась бы к демонстрации молодежи поддержки зюгановскому предвыборному референдуму. Извините, нам этого мало.

В самом же Королеве, после того как МВД и СКМ восстановили «конституционный порядок» и отвели народ на задворки подальше от центра — даже митинга никто не захотел проводить — ограничились концертом. А если бы молодежи дали выплеснуть радикализм там, где для этого были все условия — то, возможно, на следующий день не произошло бы того, что произошло…

Часть 3. Результаты

«Низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут предоставить им возможность жить по-новому. Нет, это не революционная ситуация. Но она не революционна только потому, что нет революционеров. Динамита революции становится все больше — спичек нет и поджигателей не видно. Пока не видно.»

Буржуазный журналист Л.Радзиховский,

газета «Время МН», 17 сентября 2002 г.

Какие же выводы мы можем сделать из акции «Антикапитализм-2002»?

Главный вывод — что эта акция показала истинное лицо всех участвовавших в ней организаций. СКМ и троцкистская РРП показали себя как организации, идущие на поводу у властей, не допускающие даже мысли о попытках сопротивления незаконным действиям режима (как мы потом шутили: СКМовцы не хотели проявлять радикализм на акции, и поэтому пришлось им проявлять радикализм в милицейском обезьяннике).

НБП и АКМ склонны к решительным радикальным действиям, но… какой-либо внятной цели они не обосновывают и их действия выглядят как «столкновения ради столкновений». Итог — среди членов НБП и АКМ после этой акции появились новые политзаключенные. Естественно, мы будем выступать за их освобождение, но не забудем и учиться на их ошибках.

Единственной же организацией, которая там, где нужно, проявляет необходимый радикализм, но в то же время не идет на бессмысленные провокации и может ставить конкретные цели, оказался наш Революционный Комсомол — РКСМ(б). Поэтому дальнейший рост влияния РКСМ(б) неизбежен — не случайно на нынешней акции представителей РКСМ(б) было значительно больше, чем год назад, причем под лозунгами РКСМ(б) шли также и ВМГБ (молодежная организация при ВКПБ), и ленинградские антиглобалисты.

Другой положительный результат — чем бы такие акции ни закончились, сама подготовка к ним всегда является мощнейшим мобилизующим фактором, сплачивающим организацию. Поэтому проводить такие акции нужно и в дальнейшем — но при этом не ограничиваться слепым повторением предыдущей акции, а добиваться качественного роста.

Политический вывод из произошедшего — что акция показала лживость измышлений о том, что якобы народ поддерживает правящий режим. Режим, пользующийся поддержкой народа, не нуждается в усилении репрессивного аппарата. Если репрессивные органы усиливаются — это говорит только о том, что усиливается сопротивление режиму. А это значит — у нас есть перспективы.

От редакции:

Печатается с сокращениями