Наденька не знает о классовой борьбе

Вячеслав Сычёв

*Наденька в данном описании – собирательный образ, но наверняка вы узнаете в ней некоторых своих знакомых

Друзья и родственники считают ее умным, образованным человеком. Она тоже уверена в том, что не дура, ведь за спиной и психологический факультет, и с отличием законченная школа английского языка.

Наденька – разносторонне развитая личность. Она посещает фитнес-клуб, играет на гитаре и сама сочиняет песни. Еще она любит накладывать музыку на стихи Ахматовой и Николая Гумилёва. Наденька поет не только для друзей – ее даже приглашают на концерты городского уровня.

Считая себя поклонницей «Битлз» и субкультуры хиппи, Наденька при этом никогда не слышала ни о Красном мае 1968, ни об общественной борьбе на Западе против войны во Вьетнаме.
Наденька любит читать, но не какое-то занудство в виде русской классики или, тем более, книг советских авторов. Литература должна быть действительно интересной, такой как роман Джорджа Мартина «Игра престолов» или как книга Джоан Харрис «Ежевичное вино».

Работа, которую выбрала Наденька, полностью соответствует её характеру. Специалист по подбору персонала – это почти самый важный человек в любой современной фирме. Как психолог, Наденька в совершенстве овладела приемом задавать вопросы не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы проследить реакцию собеседника. Эта модная технология позволяет отсеивать слишком неуправляемых людей. Начальство ценит наденькину
креативность.

А еще Наденька – православный человек. Она иногда ходит в церковь – туда, где службы проводит самый продвинутый батюшка в городе. У Наденьки есть платок, дорогой крестик и она умеет молиться. При этом Наденька ничего не знает о своей религии и даже не пытается ее
критически осмыслять. Троица, так троица, пасха, так пасха.
Быть патриотом – кредо Наденьки. На все оппозиционные разговорчики в ответ она всегда предлагает назвать имя того, кто сегодня может заменить Путина. Ведь очевидно, что никто его заменить не может.

Наденька готова была бы голосовать и за «ЕдРо» и за действующего президента, но только вот она никогда не ходит на выборы. Зачем, если и так выберут «ЕдРо» и действующего президента?
Каждый год, как патриот, Наденька пытается понять сакральный смысл праздника Победы. Здесь она пребывает в замешательстве. Уж слишком большой «совковый» налет лежит на всем, что связано с этой датой. И фильмы, и песни и очень несовременно рассуждающие ветераны – все это для Наденьки слишком пафосно и кажется пропахшим нафталином.

Наденька даже замечала, что есть какое-то противоречие в том, что, с одной стороны, Победой надо восторгаться, а с другой, известно, что бедных людей коммунисты гнали на убой.
Как-то раз Наденька все же посмотрела фильм про войну, он назывался «Штрафбат». Там, конечно же, показана правда.
Вообще, Наденька не любит разговоров про историю. В школе и универе этот предмет казался Наденьке самым неинтересным. Наденька только за счет усидчивости получала свои «четверки» – и тут же забывала все ненужные ей подробности. Поэтому Наденька ничего не знает о трех русских революциях и уверена в том, что милого семьянина Николая II свергли большевики, а не его собственные министры и генералы.

Посмотреть кино про средневековую Европу Наденька еще может. Но вот история России навевает скуку. Хотя было все вполне прилично, пока коммунисты не нарушили «естественные процессы». На вопрос «кто такой Дзержинский?» Наденька ни за что не ответит. Она когда-то даже слышала эту фамилию, но что это был за человек, сказать затруднится.
Современные голливудские фильмы по глубокому убеждению Наденьки – это никем не превзойденный Олимп. И актеры, и типажи, и спецэффекты – все на высшем уровне. Из советского кинематографа можно посмотреть только «Служебный роман» и «С лёгким паром». Все остальное – занудный шлак для старпёров.

Короче, Наденька – самодостаточный, современный, свободно мыслящий человек. Она вообще старается не задумываться об общих вопросах, и решает только свои личные дела.

Общими вопросами пусть занимается Путин – не зря ведь она ему доверяет. Какое-то время Наденька была все же не согласна с повышением планки пенсионного возраста. Но потом поняла, что эта реформа – необходимость: ну кто, скажите, будет кормить
этих не любящих работать стариков?

В дождливый осенний выходной день Наденька укутывается в плед, с ногами забирается в кресло и открывает томик Макса Фрая. Так уютно и тепло.

Наденька еще долго не будет пытаться по-настоящему разобраться в политике и не услышит словосочетание «классовая борьба».
До тех пор, пока политика и классовая борьба сами неожиданно, но очень активно сами не займутся Наденькой.