Красные флаги

Марат

Я вижу красные флаги. Яркие, броские, развевающиеся на ветру знамёна. Эти знамёна смотрятся вызывающе среди унылых, жёлто-серых красок донской степи. Ветер полощет их; то вытягивая струной, то на мгновение оставляя в покое, чтобы ещё более яростно полететь, накинуться на них, стремясь унести их вверх, осветить, разбавить знойно-голубое небо живым красным цветом. Но флаги прочно привязаны к древкам, древки крепко сжимают сильные мозолистые руки. Скачут красноармейцы. Скачут на мускулистых, поджарых конях, скачут уверенно, твёрдо. Фигуры красноармейцев хорошо сложены — это фигуры рабочих, лица незатейливо просты -это лица крестьян, лица народа. На этих лицах — печать бесконечной усталости, усталости от долгих бессонных ночей, от не менее длинных, полных тревог и печалей дней, от кровавых боев до последнего патрона, усталость от ежедневного расставания с товарищами, очень часто расставания навсегда…

Серой, тягостной усталости нет лишь в глазах этих людей. В их глазах -твёрдость, жажда бороться, желание жить. В их глазах — вера, в их глазах — надежда, в их глазах — любовь. В их глазах -солнце, небо и… красные флаги.

* * *

Грязная, холодная электричка. Всюду, под скамьями, между скамей валяются пустые бутылки из-под пива и минералки, обёртки из-под мороженого, сухариков. Люди, большинство с кислыми, угрюмыми лицами. Мою дремоту разрушают громкие звуки аккордеона. Открываю глаза и вижу бедно одетого, седого старика, идущего по проходу и играющего на инструменте дешёвые, популярные мелодии. На груди старика — ордена. Я отворачиваюсь к окну — мне стыдно, стыдно за страну, в которой ветераны, воины Победы, воины Армии Света, спасшие мир от величайшего зла — фашизма, вынуждены влачить такое жалкое существование. Страна, в которой герои живут в сто раз хуже последнего, выжившего под Сталинградом фашиста, недостойна уважения. Страна плюёт героям в душу, плюёт в душу детям и внукам героев, плюёт на свою историю.

Дед проходит мимо меня. Не в силах сдержать себя, я сую ему десятку, прекрасно зная, что она ему не поможет. Я заглядываю ему в глаза и вижу в них огромную усталость, усталость от серых, безликих, тяжёлых дней, усталость от безысходной жизни в несчастной стране. Вот только нет в его глазах того самого главного, что я хотел бы в них увидеть — веры, надежды, в них нет любви, в них нет жажды бороться и желания жить. В них только пустота и усталость…

Я сжимаю кулаки. Я ненавижу эту страну, страну, над которой развевается власовский триколор. Моё сердце там — в стране Серпа и Молота, на безграничных краснознамённых просторах…

Марат