О «демократии» и идеологической шизофрении

«Никакая идеология в РФ не может признаваться обязательной» — так или примерно так гласит конституция 1993 года, принятая на крови расстрелянных у Белого Дома. Но все мы понимаем, что без обязательной (пусть даже неформально) идеологии государство развиваться не может. Именно она задаёт определённый вектор движения, основные цели и смыслы, показывает, к чему следует стремиться гражданам. В период правления Петра I идеологией являлось новаторство с ориентацией на Европу, при Николае I — триада графа Уварова «православие-самодержавие-народность», в социалистический период — построение бесклассового общества, уничтожение эксплуатации человека человеком. Сегодня официально закреплённой идеологии у России нет, но зато на её месте буйно зацвела идеологическая шизофрения.

Она начинается ещё со школы. На уроках литературы проходят Твардовского вперемешку с Солженицыным, специально отобранные антисоветские пассажи Мандельштама — со «Стихами о советском паспорте» Маяковского. На уроках истории мы узнаём, что Ленин был маньяком, Сталин — тираном, на каждый чих круглосуточно выезжало КГБ, но при этом Советский Союз освободил половину Европы.

С культурой происходит то же самое. Нам показывают фильмы о сумасшедших комиссарах и заградотрядах, одновременно воспевая подвиг советских солдат, среди которых воевали те же «кровавые» сотрудники НКВД. В одном и том же городе у нас может находиться доска белофашисту Маннергейму и обелиски павшим ленинградцам. Бюст Ленина и мемориал Колчаку. Улица имени лагерного стукача Солженицына, обелявшего власовцев, и могила Иосифа Виссарионовича Сталина, засыпанная цветами.

Проще говоря, есть товар на любого купца. Хочешь быть либералом? Неси цветы на «мост Немцова». Тяготеешь к коммунистам? Тащи гвоздики Ильичу. По душе белое движение? Бей земные поклоны доске Колчаку. Каждый имеет право верить в то, что ему нравится, провозглашать свою правду и поливать помоями оппонента, а правда абстрактная, узаконенная, как бы отсутствует. Казалось бы, всё очень демократично, если бы не одно большое «но»…

Уже со школьной скамьи дети понимают, что во всём этом идеологическом винегрете чёрт ногу сломит. То ли маньяк этот Ленин, то ли спаситель отечества, то ли хорошо, что мы победили немцев, то ли лучше бы сдались и «пили баварское». Интернет, телевизор и школа вразнобой предоставляют совершенно различные факты из разных (в большинстве случаев, непроверенных) источников, в которых неподготовленному человеку разобраться почти невозможно. К чему это приводит? К полнейшей политической апатии молодого поколения. Стремиться вроде бы не к чему, идеалов нет, да и не нужны эти идеалы. Что Ленин, что Ельцин — всё едино, и нет никакой общей правды, объективного взгляда на историю, так что нечего в ней копаться…

На фоне этого можно видеть активные попытки властей внедрить в эти молодые аполитичные головы переделанную уваровскую триаду «патриотизм-президент-православие». Где-то получается, где-то — не очень, но всерьёз такую неформальную идеологию молодёжь, конечно, не принимает. Трудно быть патриотом, когда прекрасно знаешь, что твоя страна разворована по карманам успешных дядь, которые душат тебя поборами. Трудно верить в президента, вокруг которого гнездятся олигархи, а он с поразительной невнимательностью якобы их не замечает, как не замечает разрушаемой экономики, угробленного образования и умирающей медицины. Трудно быть православным, когда нестяжательство, помощь ближнему и бесхитростность — удел «лохов», не вписавшихся в капиталистическую систему.

Н. Снегиревич 

Комментарии

  • В.Смирнов:

    На особую политграмотность не претендую, но именно потому и до сих пор беспартийный сочувствующий. Потому отвечу так.
    Спора нет, такое разнообразие дезориентирует. Но так или иначе, это, во-первых, всё-таки разнообразие мнений, поэтому можно спорить и аргументировать, притом приводя известные собеседнику или хотя бы краем прошедшие мимо него факты. Во-вторых, причины политической апатии, да и вообще малоактивной жизненной позиции,, по моему простонародному мнению, нужно искать не только и не столько в этом. Скорее, виной общая рыночная психология. Когда с одной стороны потребительство. А с другой человека и словом, и жизненным примером убеждают в том, что от него ничего не зависит даже в настоящем (в прошлом — тем более), Так надо ли, дескать, зазря париться, а то и рисковать? И переубедить трудно — ведь объективно-то просто нет не только революционной ситуации, а и достаточной напряженности . То есть, нет ситуации, при которой у достаточного большинства людей появились бы личные счеты к режиму.
    Тем, кто был в сознательном возрасте в период перестройки (и мне в том числе) памятно и другое. Такое массированное было обгаживание всего «совкового», что только держись. Любое сомнение, даже на бытовом уровне, вызывало просто вопли собеседников, типа: «Да как ты можешь? Ведь миллионы-миллионы же уничтожены! А главное — колбасы и масла не было, и водка по талонам».. . По сравнению с этим, сейчас признать себя неверующим — вызывает гораздо меньше оскорблений. Скорее уж лицемерные сожаления, типа: «Ну как же так, если боженьки нет — так это же ты себе что угодно позволить можешь? Неверующий человек же не имеет ничего святого! Почему же ты не уверуешь? Столько передач и статей сейчас появилось, столько случаев чудес»…
    Брежневскую, доведенную до абсурда «единую идеологию» я тоже застал в достаточно разумном возрасте. Благоприятный фасад и «подпольное» слушание горосов и рассказывание поганых анекдотов на кузнях. Тут уж у каждого было своё. А лияно я никогда не забуду, как попало мне из-за написанного сочинения. «Почему мне больше нравится Базаров чем Рахметов». А тема-то формулировалась наоборот: Рахметов-де должен нравиться больше. И только когда вырос, столкнулся с тем, что хотя бы еще два человека, не знавших друг друга и со мной не знакомых, в свое время написали так же. И по сути аргументировали так же. И тоже пережили аналогичные нападки. А вот по другой своей «выходке» аналогов так и не нашел: в сочинении по книге Фурманова написал: при такой дисциплинке, какая царила и описана в этой книге, никто не должен удивляться, чтО именно Чапаев получил в итоге.
    Так что и разброд — невесело, но и «единообразная идеология» — тоже ничего хорошего.

Comments are closed.