Рабочие Ясногорска создали партийную организацию РКРП-РПК

Юрий КОРОТКОВ

Город Ясногорск, прославившийся когда-то тем, что его работники (одни из немногих) создали так называемое народное предприятие, сегодня — типичный провинциальный город России. Единственное градообразующее предприятие — Ясногорский машиностроительный завод — обанкрочен и распродан очередными жуликами. Продан не слабо, — например, подъездные пути предприятия господа управляющие сумели продать за…17 рублей. И отказались расплачиваться с рабочими, заявив, что признают их законное право, но нет денег. Конечно, где же взять денег при такой, с позволения сказать, «конкурсной массе».

Господа хозяева предприятий в наше время не считают необходимым стесняться. Усвоив, что власть принадлежит им, они, надо отдать им должное, рассуждают совершенно откровенно. Зачем, заявляют они, платить рабочим? Рабочие России в течение долгого времени работали вообще без зарплаты, да и сейчас задолженность имеет почти миллион человек. И ничего — не шумят, не протестуют, не бастуют, не строят баррикады и не линчуют олигархов. Значит, говорят господа, их это устраивает. Можно не платить, можно не соблюдать трудовое законодательство, можно создавать свинские условия на рабочих местах — не хотят, пускай не работают.

Особенно красноречивы такие речи для жителей таких городов, как Ясногорск, где один завод и есть — не нравится, езжай в соседний район, километров за полсотни… Рабочие Ясногорска оказались не такими олухами, как представлялось господам предпринимателям. Рабочие начали бороться.

Одним из мифов, существующих пока в нашем народе является миф о добром государстве, которое якобы защищает собственных граждан. Другой миф — о том, что привлечь внимание добрых и справедливых государственных мужей можно голодовкой.

Весной прошлого года ясногорцы уже участвовали в голодовке. Им удалось обратить на себя внимание государственных мужей — КПРФ, той самой партии, которая позиционирует себя, как «единственная оппозиционная». Товарищи устроили яркое шоу — пригласили голодающих на заседание Госдумы, прямо в зал, чтобы те могли вживую наблюдать выступления депутатов этой партии; были написаны протокольные поручения, на которые через некоторое время получены ответы. Впечатление это произвело яркое. И … ВСЕ.

Прошло много месяцев. Никакого прогресса не наблюдалось. Денег не выплачивали. Товарищи члены КПРФ успешно забыли о бывших голодающих. Подождав и обнаружив, что ничего не происходит, рабочие поняли, что борьбу надо начинать заново.

У них оставались яркие впечатления о весеннем наступлении. Люди думали, что именно голодовка — лучший способ привлечь к себе внимание общественности, что если они начнут голодать, то на них все обратят внимание, что их снова пригласят на заседание Госдумы, что к ним в Ясногорск приеду корреспонденты центрального телевидения. Люди посылали заявление за заявлением — президенту Путину, генеральному прокурору спикерам Госдумы и Совета Федерации, министру внутренних дел, главе Счетной палаты…

Итогом обращений стал ответ прокуратуры — требования рабочих не основаны на законе. Конкурсная масса ниже, чем долги… И далее в том же духе.

Люди лежали в койках в здании Дома быта, и ждали приезда телевизионщиков и добрых чиновников. Не дождались, зато на руководство этого Дома наехала местная администрация, отказавшись подавать в здание тепло.

Так происходило до тех пор, пока товарищи не поняли — пора что-то делать кроме жалоб. Надо выходить на улицу.

Для начала вышел только один рабочий, но зато лидер — Виктор Иванович Ванин. Вышел к зданию Генеральной прокуратуре в Москве, захватив с собой один транспарант, чтобы изложить требования голодающих. Был задержан милицией и оштрафован на 500 рублей, но главное ожидало его дома, в Ясногорске.

На другой день после акции к голодающим явились аж два представителя местной прокуратуры. Для начала Виктору Ивановичу заявили, что он — злостный экстремист, и сейчас будет арестован, а затем получит двадцать лет тюрьмы, как представитель некой экстремистской организации. А затем изложили рабочим интересное предложение: семь человек должны выйти из голодовки (позднее это число увеличилось до девяти), тогда будет выплачена компенсация за отпуска (одна-две тысячи рублей, притом, что долги составляют и пятьдесят, и сто тысяч на человека).

Ежу понятно, что прокуратура не может делать такие предложения; такое предложение мог сделать работодатель. Получается, что прокурор работает в данном случае, как представитель тех, чью деятельность он, как утверждает сама же прокуратура, и расследует. И деньги были выплачены.

Таков был итог выступления даже одного человека. Для того, чтобы получить деньги, надо было выйти на улицу. Рабочие поняли этот урок буржуазии. В новогоднюю ночь 31 января 2006 года рабочие вышли из голодовки, заявив, что переходят к другим, более эффективным способам борьбы. И эту борьбу надо вести не в одиночку, а в рядах тех, кто был рядом с борющимися рабочими, кто участвовал в пикетах, кто выручал из милиции, кто помогал готовить юридические документы, кто кричал о голодовки с трибуны Госдумы. Таковым оказалась не КПРФ, — она давно уже обо всем забыла, — не «Справедливая Россия», к которой тоже пытались обращаться, и уж конечно не партия «медведей». Такой оказалась РКРП-РПК. И именно организацию этой партии создали бывшие голодающие, а ныне — представители настоящего рабочего класса.

Желаем им не дрогнуть на избранном пути.