Кому кризисы, а кому – «Северсталь» и миллионы долларов

У вас все еще кризис? Дорожают продукты и необходимые для жизни услуги? А вот у «Северстали» все в полном порядке.

Доходы Мордашова (он контролирует 79,2% акций комбината) и его приближенных с января 2015 года выросли ни много ни мало в 42 раза, а вот чистая выручка компании составила 676 млн долларов.

Чтобы представить картину такого успеха целиком, обратимся к истории «Северстали».

Первый завод был построен в Череповце при Советской власти. «24 августа 1955 года в 15 часов 25 минут старший горновой Федор Ефимович Дроздов пробил летку и по желобам устремился первый поток череповецкого чугуна», — сообщают документы. Уже через год удалось выплавить такой чудо-чугун, который благодаря своим свойствам произвел настоящий фурор на международном рынке. Еще через два года выплавлен первый семитонный слиток стали.

Далее – не менее славные вехи. Включение в работу крупнейшего в Европе листопрокатного стана, первая в стране двухванная печь, 100-миллионная тонна череповецкой стали, потом чугуна, самая мощная в мире доменная печь № 5 «Северянка». Ордена и другие награждения за трудовые заслуги работников комбината, самого предприятия завоевывались тяжелым и славным трудом вплоть до 1993 года, когда дележ народного советского достояния позволил превратить комбинат в акционерное общество. Затем последовала приватизация.

Гигант попал в руки не в меру прыткого Мордашова, достойного ученика Чубайса, который ловко провел директора «Северстали», настоящего металлурга и работягу, но уже пожилого Липухина. Последний – человек советского поколения, прошедший путь от заводского рабочего до главы комбината, умудренный годами, но совершенно не способный мыслить по-новому, по-капиталистически, обманывать, предавать, перекупать и делать деньги и воздуха.

Понимая, что для страны и горячо любимого комбината наступают тяжелые времена, Липухин решает поручить финансовые дела человеку нового времени. Им и оказывается Мордашов, завсегдатай клуба «Перестройка». Создается липовое предприятие, через которое Липухин надеется перекупить акции комбината, 60-летний директор готовит себе преемника: «Алексей в то время был совсем другим. Он понимал, что все зависит от меня, и у него на все был один ответ: как скажешь — так и будет. Я уже наработался. Пора было искать себе замену».

Постепенно Мордашов оттеснил бывшего директора, своего акционерного партнера. И тут Липухин увидел, кого взрастил: «Весной 1999 года он самовольно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали «Северсталь-Инвесту»,— говорит Липухин.— Я к нему подошел и сказал: Алеша, так действовать нельзя. Его ответ был предельно коротким: об этом нигде не написано».

Сегодня Мордашов искренне уверен, что был предельно честен и в заслугу себе ставит тот факт, что обошлось без рейдерства, убийств и прочих прелестей эпохи первоначального накопления капиталов в современной России. Просто идеал капиталиста.

Советские работяги вряд ли предполагали, что завоеванные их тяжелым трудом мощности в будущем будут работать на команду беспринципных дельцов. И что все баснословные прибыли, которые современные сталелитейщики приносят капиталисту, будут оседать в индивидуальных карманах.

Зато хоть кому-то из россиян кризис не грозит…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *