Противодействие пыткам назвали подрывной деятельностью

Очередным свидетельством «завинчивания гаек» стало включение общественной организации «Комитет по предотвращению пыток» в реестр «иностранных агентов», о котором 14 января сообщил Минюст.

И это уже вторая попытка ликвидации одной и той же организации. Раньше она носила название «Комитет против пыток» и  и подала заявление о банкротстве, когда Минюст признал ее «иностранным агентом», утверждая, что КПП занимается политической деятельностью. Оспорить это решение в суде «Комитету против пыток» не удалось — за отказ от маркировки «иностранного агента» на организацию было наложено три штрафа по 300 тысяч рублей.

В постановлении министерства называется три причины внесения организации в реестр. Во-первых, «Комитет по предотвращению пыток» продолжает деятельность «Комитета против пыток», который был признан «иностранным агентом». Во-вторых, в новой организации работают те же люди, что и в старой. А в-третьих, организация финансируется взносами и пожертвованиями людей, которые работают в других НКО (среди них, как раз, есть те, кто финансируется из-за рубежа).

Оставив в стороне вопрос источников финансирования, следует обратить внимание на деятельность Комитета, которую он ведет с 2000 года.  Деятельность можно назвать правозащитной в хорошем смысле этого слова. То есть, речь идет не о крикливом либеральном сборище, цель которых — завоевать себе определенный политический капитал. За все годы своей работы организация помогла получить людям через суд компенсаций на общую сумму более 45 миллионов рублей. Сами участники Комитета сообщают о своей деятельности следующее:

«Комитет по предотвращению пыток — правозащитная организация, объединяющая юристов, врачей, журналистов и людей других профессий, выступающих за реальное запрещение пыток в России. Реальное запрещение пыток означает, что каждое должностное лицо, представляющее государственную власть и выступающее в официальном качестве, допустившее применение незаконного насилия, должно быть подвергнуто адекватному наказанию в соответствии с законом. Жертвы пыток должны получить от государства справедливую компенсацию».

Пытки и насилие со стороны представителей должностных лиц обычно не показывают по Первому каналу. Но любой человек знает, насколько они реальны — из личного опыта, из опыта знакомых. Противодействие этому злу необходимо, и раз уж оно кем-то всерьез ведется, то уже не важно, на какие средства. Особенно учитывая, что оказание медицинской помощи и проведение экспертиз при любом раскладе влечет за собой определенные расходы.

То, что власть борется с теми, кто борется с пытками — очередное доказательство того, что жизнь и здоровье граждан, их права — для нее лишь пустой звук. Напомним, что примерно такого же рода преследованию подверглась НКО «Петербургская эгида», оказывающая помощь людям в трудовых спорах, помогающая беременным женщинам, матерям, обиженным работодателями, матерям детей-инвалидов.

И дело вовсе не в иностранных агентах. Чтобы сохранить все в существующем виде, производится давление на любые формы самоорганизации — как на рабочих местах, так и вне их. А в данном случае это еще и дело принципа: а то уж очень не кстати, что есть люди, не закрывающие глаза на случаи насилия, творимые «слугами Отечества».