Сказочка о инновационной медицине

ЛЕБЕДЕВ Александр

Кортеж летел привычным маршрутом по пустым улицам Москвы. Толстое бронированное стекло надёжно ограждало его главного пассажира от внешнего мира: раздраженных гудков автомобилистов и июльской жары, а равно и от жара иного рода — презрения и злобы, источаемых обливающимися потом людьми, намертво вставшими в пробке. Впрочем, пассажир на происходящее за окном автомобиля обращал внимания не больше, чем на случайную муху, от удара превратившуюся в пятно на лобовом стекле. Он думал над вопросами куда более важными. Второй и четвертый президент РФ, национальный лидер, и прочая, и прочая, и прочая, Путин Владимир Владимирович как обычно ехал на работу.

Случайный взгляд, брошенный вперед, заставил зрачки Путина расшириться от удивления: прямо на машину с бесценным президентским телом летел огромный тягач. Испугаться Путин не успел: мозг отказывался принимать реальность. «Как?! Как такое возможно? Ведь всё же перекрыто. Безалаберность? Покушение? Предательство?» — мысли неслись в его голове едва ли не быстрее, чем сближались бронеавтомобиль и тягач. Дальнейшее было как в замедленной съемке: вот водитель в отчаянной попытке уйти от столкновения рвёт руль вправо… Чёрт, слишком резко! Машину начинает разворачивать. Удар! И темнота.

Сознание вернулось резко, как будто переключили рубильник. Вокруг шум, сирены, отблески проблесковых маячков. Страшная боль в ноге. Надо осмотреться… Так, придавлен. Нога… Дьявол, там сплошной кровавый ошмёток! А вон и кость белеет… «Ходить теперь долго не смогу» — мрачно подумал Путин. К противоположной, относительно целой стороне машины подбежал ФСОшник:

Владимир Владимирович! Живы? Он живой и в сознании! — громко, в сторону скопления мигалок.

Да, жив. Дьявол, как больно! Чего ты ждешь? Позови врача! — Путин говорил короткими отрывистыми фразами, морщась от боли.

Потерпите, Владимир Владимирович! Сейчас МЧСники приедут с оборудованием, и сразу вас вытащим.

ФСОшник оббежал покорёженный автомобиль, и направился к «скорой». «…цина катастроф» — прочитал Путин, пытаясь устроиться поудобнее. Большая ошибка! Вместо пусть и небольшого, но облегчения, израненную ногу пронзило новым приступом сильнейшей боли. Снова наступила темнота.

Очнулся он уже в «скорой». Раненая нога по-прежнему нестерпимо болела.

Вы можете в конце концов дать мне обезболивающие?! Посмотрите, как сильно меня покалечило! — обратился Путин к медику.

Извините, Владимир Владимирович, но все обезболивающие изъяты у нас Наркоконтролем1. Ничем не могу помочь, — при последних словах медик, здоровый мужик лет 50, едва заметно усмехнулся в усы.

В приёмном покое самого модного в Москве медицинского центра злого и измученного Путина встретил холёный прилизанный молодой мужчина в идеально подогнанном белоснежном халате, будто бы сошедший с рекламного плаката этого самого центра. «Владимир Владимирович, — затараторил врач, — нам уже сообщили. Для вас — всё только самое лучшее. Мы уже вызывали двух замечательных московских специалистов, они скоро прибудут.» Медик с рекламного плаката отстранил от носилок санитаров медицины катастроф и скомандовал двум дюжим молодцам: «Инносекция, бокс 4».

Оглядев «бокс 4», как назвал его доктор, Путин от удивления даже на несколько мгновений забыл о боли. Меньше всего это было похоже на операционную: настенные светильники и плотные шторы создавали в комнате интимный полумрак, пол был покрыт дорогим ковром. Вокруг кровати(!), очевидно, предназначенной для пациента, горели необычной формы свечи, а в воздухе стоял сильный запах каких-то благовоний…

Путин не успел осознать всего сюрреализма происходящего, поскольку дверь в комнату открылась, впустив двух женщин — молодую и пожилую — в яркой разноцветной одежде. «О, а вот и наши специалисты прибыли! — доктор просиял тщательно выверенной голливудской улыбкой, — знакомьтесь: Ваджрасаттва и Кхадро. Их так нарекли в горных монастырях Тибета, где они много лет постигали великие тайны совершенствования духа и тела, исцеления больных и немощных… Эти дамы воистину могут творить чудеса!» Дамы синхронно, как по команде, улыбнулись в знак приветствия, старшая при этом продемонстрировала очаровательные золотые зубные протезы, таинственно блеснувшие в свете свечей.

«Я, кажется, схожу с ума. Или галлюцинирую. Да нет, этого просто не может быть. Меня, наверное, просто накачали разной дрянью ещё в скорой…» — столь оптимистичные размышления Путина, однако, не подтверждались объективно присутствующей болью в раненой ноге, которая и не думала утихать. Цыганки (а это были несомненно они — внешность и одежда не оставляли никаких сомнений в национальной принадлежности дам) тем временем приступили к «лечению»: младшая достала откуда-то из складок одежды бубен, и начала приплясывать вокруг кровати, напевая… нет, скорее подвывая на какой-то знакомый манер. «Тибетская медицина, как же. Да это ведь «Хава нагила»! Только в абсолютно жутком исполнении», — внезапно понял Путин. Старшая, тем временем, разложила на столике какой-то чемоданчик, в котором угрожающе поблёскивали иглы разных форм и размеров. «Сейчас, золотце, потерпи ещё немножко. Мне нужно при помощи точечных воздействий на узлы жизненной силы активировать целебные способности твоего организма», — дама улыбнулась жутковатой золотозубой улыбкой, и воткнула первую иглу в руку несчастного «хозяина земли русской».

Прекратите! Вы все что, с ума посходили?!— в бешенстве закричал Путин.

Не извольте беспокоиться Владимир Владимирович! — тут же отреагировал прилизанный доктор, сопровождая свои слова всё той же выверенной голливудской улыбкой, — это наши лучшие специалисты, известная на всю Москву медицинская фирма «Фатум» из Сколково. У них многие известные люди лечились, и пока никто не…

Прекратите! — Путин оттолкнул «тибетскую» цыганку, — охрана, кто-нибудь, на помощь!

Ну надо же, а пациент-то буйный, — доктор явно не хотел упускать такого клиента, — ничего, ничего, это просто посттравматический шок. Сестра, успокоительное!

Реакция последовала почти сразу. Из подсобного помещения вышла… Нет, скорее выползла девушка со следами вчерашнего порока во всё лицо и небрежно накинутом халате. Даже сквозь все благовония от неё ощутимо несло перегаром. Теперь Путин действительно испугался. Нет, вовсе не похмельной медсестры, а того, что было у неё в руках. Ситуация из просто идиотской стала смертельно опасной, поскольку девушка была, похоже, ещё менее компетентна в медицинских вопросах, чем две цыганско-тибетские целительницы и слащавый врач. «Этикетка «Acidum hydrocyanicum»?! Да это же синильная кислота! Чёрт, ведь эти идиоты сейчас меня убьют!» В отчаянной попытке спастись из лап безумных целителей, Путин страшно закричал и заметался по кровати, стараясь не дать сделать укол, который, несомненно, должен стать последним в его жизни. Но что может один покалеченный человек против четырех здоровых? Игла вонзилась в вену, а через несколько секунд в голове у президента РФ, готовившегося стать мёртвым бывшим президентом РФ, взошло небольшое небольшое термоядерное солнце, безжалостно сжигающее его мозг и личность…


 

…Кошмар медленно отступал. Второй и четвёртый президент РФ Путин Владимир Владимирович лежал в холодном поту, пытаясь успокоить дыхание. Семью часами позже Государственная Дума единодушно утвердила очередной проект реформы здравоохранения, «направленный на оптимизацию расходов и повышение общей эффективности работы отрасли». Утилизация страны продолжалась в штатном режиме.


Сноски

1 Рассказы о подобных действиях в отношении медицины катастроф со стороны Федеральной службы РФ по контролю за оборотом нарктотиков действительно неоднократно публиковались в Интернете

"Когда-нибудь и меня вылечат..."
«Когда-нибудь и меня вылечат…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *