Джунгли рынка, или о грустном с юмором. Часть 1

Н. Снегиревич

Благодаря переходу от социалистической модели к рынку травоядный советский мир резко превратился в беспощадные джунгли. А в джунглях, как известно, обитает самая разная фауна — от мелких грызунов  до крупных хищников. Давайте-ка проведём небольшой эксперимент и рассмотрим разнообразные категории российских граждан через призму биологии.

Олигарх обыкновенный, плотоядный.

Вид «бестия рыночная», класс «паразиты». Зародился в девяностые и продолжает успешно процветать за счёт лопоухости и пассивности граждан. Питаются более мелкими особями, но иной раз охотно поглощают себе подобных, если представится такая возможность. Время от времени сбиваются в стаи в целях поддержания власти над страной и оболванивания населения. Потомство предпочитают выводить на Западе — там же и обучают. Вид находится на вершине пищевой пирамиды и с усмешкой гадит оттуда на головы остальных.

Холуй политический, разномастно-парламентский.

Вид «прогибающиеся», класс «пресмыкающиеся». Особи отличаются различной окраской и поведением, но суть имеют одну — поддержать режим олигарха плотоядного. Сбиваются в группы, возглавляемые лидером-вожаком, порой несменяемым целыми десятилетиями. Характер групп может варьироваться от истерично-либерального до ультраправого, окраска — от коммунистически-красных знамён до триколоров. Зона обитания — парламент и всевозможные госучреждения. Активизируются и плывут на нерест в горячую пору выборов, в остальное же время вяло-пассивны и прогнуты под олигарха плотоядного. Легко приручаются, поддаются дрессуре, периодически меняют окрас.

Бизнесмен обыкновенный, мелкий.

Вид «задавленные», класс «надеющиеся». Боковая нежизнеспособная ветвь «дельца крупного». Постоянно тесним олигархом плотоядным и находится на грани вымирания. Стиснут со всех сторон и страстно ждёт, что вот сейчас условия для мелкого бизнеса непременно улучшатся. Делает это в силу незнания законов экономики и непонимания, что в любом случае будет сожран более крупным, если сам в такового не переродится. Питается собствеными работниками, иногда — менее удачливым партнёром. Стабильно загажен королями пищевой цепочки.

Приспособленцы элитные, довольные.

Вид «обслуга»,  класс «пресмыкающиеся». Зона обитания обширна: от науки и творчества до шоу-бизнеса. Сами предпочитают уклончиво именовать себя «элитой», иногда даже «элитой интеллектуальной».  Имеют ярко выраженную непереносимость слов «социализм», «СССР», «Ленин» и пр., основную часть своего существования занимаются охаиванием советского прошлого и восхвалением рыночной современности. Считают себя существами творческими и высокоразвитыми. Пресмыкаются перед олигархом плотоядным, благодаря чему успешно и безбедно существуют в социальных джунглях. Загажены не меньше бизнесмена обыкновенного, но даже свою загаженность умудряются сделать брэндом. Питаются подачками со стола королей пищевой цепочки, не брезгуют падалью собрата по ремеслу.

Бандюга типичный, беспринципный.

Вид «братки», класс «голые гады». Впрочем, голыми эти гады перестали быть ещё в девяностые. Кормятся всем, что мельче и неспособно оказать сопротивление, активно пожирают друг дружку. Являются личинкой олигарха плотоядного или чиновника крупного — если вовремя не придавить. Отличаются специфичной формой общения «бандитский слэнг» и жизнью «по понятиям». Сбиваются в стаи, время от времени охотно идут на службу к олигарху плотоядному. Устав от бурной деятельности, закукливаются, чтобы через определённое время вылупиться губернатором города или крупным бизнесменом.

Трудяга совремнный, затюканный.

Вид «обдираемые», класс «притесняемые».  Находятся в самом конце пищевой цепочки и представляют лёгкую добычу для хищников. Обдираемы со всех сторон — через ЖКХ, налоги и цены. Стабильно недополучают зарплату. Периодически отдельные особи сбиваются в группы для защиты себя как вида, но очень быстро получают по рукам и разбегаются. Девиз по жизни: «Лучше жить на коленях, чем умереть стоя».

Трудяга развитой, сознательный.

Вид «пробуждающиеся», класс «адекватные». Вид только начинает зарождаться из трудяги затюканного и ещё крайне немногочисленен. Особи отличаются активной реакцией на притеснения, сразу же собираются в группу и дисциплинированно начинают отстаивать свои интересы. На окрик:»Фу! Место!» не реагируют.  Напугать достаточно трудно, разогнать — ещё труднее. Преобладает коллективистское мышление.

Это далеко не все виды разнообразной рыночной фауны — только самые интересные. В следующей части мы с вами, дорогие друзья, окунёмся в увлекательнейший паноптикум политических партий и организаций — как парламентских, так и внесистемных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *