Сон как киноплёнка, или лёгкий способ борьбы с коррупцией

Аркадий Кавот

Стемнело.

Для борьбы с коррупцией есть вполне законные методы: промотать всё в обратном порядке. Председатели ТИКов шариковой ручкой стирают буква за буквой подложные бланки протоколов, председатели участковых комиссий спиной вперёд проходят к избирательным урнам и вынимают оттуда подложные бюллетени. Чиновник и его брат-бизнесмен расторгают фиктивный контракт на оказание госуслуг частному предприятию и частных услуг государству. Пожилой азербайджанец за лотком с фруктами собирает фрукты в машину, уезжает в Баку, вешает фрукты на деревья и возвращается преподавать в Бакинский Университет. Железные амбалы с квадратными торсами на загородной свалке пришивают ножом голову запуганному мужичку, который после этого забирает деньги у жуликоватого вида инвестора и возвращает долг амбалам за вычетом процентов, после чего устраивается работать на завод, открывшийся в здании бывшего склада. К Белому Дому в Москве подъезжают грузовики доверху забитые окровавленными телами людей, которых лечат пулями и они собираются вокруг здания живые и здоровые, немного невыспавшиеся перед ночным дежурством на баррикадах. Чубайс берёт у улыбающихся глав семейств бутылки водки и пачки макарон, а взамен раздаёт им ваучеры, которые отправляют Гайдару. Скомкано улыбаясь себе в подбородок, Гайдар увозит пачки ваучеров в коробках в финскую типографию, где на них печатают белые листы. Открываются новые фабрики и заводы, рабочие начинают регулярно отдавать свою зарплату. Членов ГКЧП выводят из СИЗО и вскоре после показа «Лебединого озера» по всем пяти каналам они занимают свои места в правительстве рядом с Сергеем Горбачёвым. На плакатах с его портретами пропадают родимые пятна, спекулянты разносят колбасу и импортные шмотки по магазинам и возвращаются в тюрьму, а красные директора вымарывают белым приписки, фиктивные списания и чёрную бухгалтерию. Мудрый взор Ильича глядит с портретов, повешенных чуть ли ни в каждом кабинете. Впрочем, хватит дивиться на прошлое, а то иные уже подозревают, что я ностальгирую.

Наскучило. Промотаю ещё лет на семьдесят назад. Здесь поставим на паузу.
Интересный кадр. Ситуация, которую невозможно представить в современности. Русские в глубинке ездят на заработки в города, потому что на селе работы нет, а земля слишком дорогая и скопилась в руках крупных землевладельцев. Черносотенцы проводят на улицах свои марши и погромы и даже многие видные государственные деятели им активно сочувствуют. Инородцы почти не говорят по-русски, не имеют никаких гражданских прав и трудятся на самых тяжёлых работах за маленькие деньги. Все легальные профсоюзы под колпаком у жандармов. Экономика страны ориентирована в первую очередь на экспорт сырья в более развитые страны. В государственных библиотеках не найти даже легальных книг Маркса и Адама Смита, зато православную патриотическую литературу завозят во все библиотеки и навязывают к изучению в школах. Подумать только, преподавание православия в школе обязательно, а астрономии — нет!
Церковь и вовсе, кажется, забыла о делах духовных и гораздо больше заботится о деловом духе, занимаясь беспошлинной торговлей, проводя освобождённые от налогов ярмарки, приобретая огромное количество земли и недвижимости.

Царь в связи с массовыми протестами населения решил всерьёз поиграть в демократию. Он помнит, что когда провели первые выборы в Думу после массовых протестов и расстрела безоружных людей, то несмотря на все преграды, квоты, ценз и неравенство, среди депутатов оказалось слишком много красных. И это несмотря на бойкот большевиков. Однако государственная Дума всё равно так и остаётся лишь совещательным органом, а под каждые новые выборы подгоняется новый закон, гарантирующий большинство за представителями банкиров, промышленников и помещиков. Как будто открылось окно в параллельный мир, краски поплыли и цветные пятна стали терять форму и приобретать новые очертания.

На платформе Ярославского вокзала в Москве я доподлинно установил существование ещё как минимум двух вселенных, помимо нашей. Другая вселенная, назовём её условно Москва-2, была уничтожена ядрёным апокалипсисом, замкнулась в себя и попасть в неё невозможно. Должно быть, именно там собрались все прогрессивно мыслящие верующие, по крайней мере, в этой реальности мне почему-то чаще попадаются фанатики или эзотерики. В третьей, назовём её по порядку Москва-3, мне удалось побывать. Судя по всему, в Москве-3 Советский Союз не распался и был построен коммунизм — там не было турникетов на платформе и на электричках ездили бесплатно, а виагру раздавали даром. К сожалению, теперь капиталисты поставили турникеты и на платформе Москва-3, чтобы простые москвичи не могли воочию увидеть коммунизм. Целлулоид плавится, и мятые кадры опять начинают бежать в обратном порядке. Половину экрана занимает только яркий дребезжащий свет, на другой половине история словно тронулась в обратном направлении. К Белому Дому в Москве подъезжают грузовики доверху забитые окровавленными телами людей, которых лечат пулями и они собираются вокруг здания живые и здоровые, немного невыспавшиеся перед ночным дежурством на баррикадах. Чубайс берёт у улыбающихся глав семейств бутылки водки и пачки макарон, а взамен раздаёт им ваучеры, которые отправляют Гайдару. Скомкано улыбаясь себе в подбородок, Гайдар увозит пачки ваучеров в коробках в финскую типографию, где на них печатают белые листы. Открываются новые фабрики и заводы, рабочие начинают регулярно отдавать свою зарплату.

Наскучило. Абсурдность настоящего уж слишком очевидна, а значит, внутри системы созрел надлом, который вот-вот треснет, и вряд ли тут обойдётся без нашего с вами участия. Я услышал, как начали напряжённо позванивать оконные стёкла, и выглянул на улицу. Над домами разыгрывалась сухая гроза, и такие, как я, повалили на улицу.

Светало.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *