Самая сложная проблема или неизбежное зло?

Егор САНИН

Самая сложная проблема — именно так назвал безработицу Дмитрий Медведев на встрече с «главным профсоюзником России» Михаилом Шмаковым 11 января. И сейчас капиталистическое государство при активном участии самих капиталистов и их послушных партнёров — официальных профсоюзов — должны… нет, конечно, не победить безработицу, а снять возникающую напряжённость.

По официальным данным, в конце 2009 года число безработных в России даже немного сократилось по сравнению с началом прошлого года, и составило «всего» 2,056 миллиона человек, то есть менее 3% от экономически активного населения. Предполагается, что в 2010 году число безработных не превысит 2,2 миллиона, а в 2011 — 2,1 миллиона человек. Казалось бы, властям пугаться особенно нечего. Но реальное число безработных (которым тоже оперирует правительство, наряду с официальными цифрами) составит в 2010 году по оценкам экспертов 6,3 миллиона человек.

В действительности, безработица — неотъемлемая составляющая любой капиталистической экономики даже не в кризисные времена. Капитализм подразумевает наличие рынка рабочей силы, а на рынке, как правило, продаются временно не используемые товары, в данном случае — незадействованная рабочая сила. При капитализме полное отсутствие безработицы — серьёзная проблема, т.к. в такой ситуации невозможно создавать новые фирмы, или расширять существующие, не нанося ущерба остальной части экономики (не переманивая сотрудников из успешно работающих компаний). Наличие резерва из временно неработающих специалистов позволяет легко расширять существующее производство, черпая из него рабочую силу. В случае повышения производительности труда на предприятии при неизменном спросе на продукцию, «лишняя» рабочая сила отправляется в резерв. Конечно, иногда временные безработные превращаются (не всегда по собственной вине) в хронических безработных, пополняющих ряды преступников или других асоциальных групп граждан. Это явление — неизбежное зло, с которым при капитализме принято мириться и в меру сил бороться средствами государства.

В условиях кризиса ситуация несколько меняется. Капиталистические кризисы иногда называют кризисами перепроизводства. Конечно, не надо думать, что где-то в недрах капиталистической экономики некий экономист поставил лишний нолик, и было произведено каких-нибудь гаек в десять раз больше, чем соответствующих болтов, или хлеба больше, чем люди смогут съесть. При капитализме речь всегда идёт не о потребностях людей вообще, а о платёжеспособном спросе. Ведь даже в такой небедной стране как США 12% населения вынуждено пользоваться продовольственной помощью правительства. То есть, несмотря на «перепроизводство», многим людям оказывается нечего есть, негде жить, не на чем ездить, не во что одеваться. То есть, правильнее было бы говорить не о перепроизводстве товаров, а о нехватке денег у тех, кто хотел бы эти товары потребить. «Перепроизводство» товаров конечного потребления сопровождается и «перепроизводством» капитала — оборудования, сырья и квалифицированной рабочей силы. Как и в случае с едой или автомобилями, которые люди хотели бы приобрести, но не на что (свои деньги кончились, а банки кредитовать отказываются), в экономике существует все необходимое для производства тех же автомобилей, но нет капиталиста, готового это производство оплачивать, т.к. все поголовно капиталисты уверены, что прибыль они в такой ситуации не получат. Разумеется, капиталисты не злонамеренно производят товары, которые в будущем не смогут найти своего покупателя. Их к этому толкает самый главный регулятор рыночной экономики — жадность.

Нередко приходится слышать от различных бизнесменов, экспертов или чиновников, открыто исповедующих экономический либерализм, что кризис — штука даже полезная. Мол, это единственный способ устранить различные диспропорции в экономике, сдуть «пузыри», избавиться от неэффективных предприятий и т.д. Самое главное, что и делать-то ничего не надо. Нужно только дождаться, пока все «перепроизведённое» исчезнет, и со временем экономика, избавившись от всего «ненужного» продолжит свой рост. Конечные товары и сырьё нередко просто уничтожаются, то же самое может происходить и с оборудованием неработающих заводов. Хуже обстоит дело с неиспользуемой рабочей силой. От иностранной рабочей силы можно просто отгородиться (именно такую меру предложил г-н Шмаков президенту 25 декабря 2009 года), а вот неизбежное недовольство отечественных рабочих придётся сглаживать и нейтрализовывать. Где-то откупиться от безработных подачками в виде небольшого пособия, где-то — замедлить банкротство единственного завода в городе. И роль официальных российских «профсоюзов», объединённых в ФНПР, тут нельзя недооценивать. Эта роль заключается в обеспечении обратной связи. Наемным же работникам следует понять только одну вещь: сама проблема безработицы в действительности решена не будет. И не потому, что Путин и Медведев — некудышные руководители, продались олигархам или что они на самом деле… евреи (автору приходилось и такую версию слышать :) ), а потому, что эта проблема при капитализме в принципе не решается. Ни во время кризисов, ни между ними.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>